Уже многие эксперты высказывали мнение, что в основе нынешнего обострения ситуации на Донбассе лежит трагический инцидент с автобусом под Волновахой.

 

Volnovaha

 

Сейчас можно с уверенностью сказать, что причиной гибели людей стал взрыв противопехотной мины. Вариантов тут, как представляется, два: в результате ракетного обстрела блокпоста в автобусе началась паника, и кто-то из пассажиров выбежал на заминированную обочину (это зафиксировано видеорегистратором одного из автомобилей); в момент обстрела был приведен в действие управляемый фугас на основе противопехотной мины.

 

Это не очень согласуется с версией экспертов ОБСЕ, которые считают, что в автобус попала ракета, выпущенная с территории, занятой ВСУ. Но, как представляется, у экспертов был выбор — признать случайное попадание ракеты или же намеренное использование запрещенных международными соглашениями противопехотных мин. Вероятно, первый вариант показался меньшим злом.

 

Неизвестно, была ли акция направленной, но пропагандистская машина немедленно заработала, обвиняя ополченцев в преступлении. Надо помнить, что сейчас как раз настала годовщина регулярных «зверских избиений» активистов Майдана, когда СМИ подхватывали и раздували любые происшествия — как подготовленные (вроде похищения Игоря Луценко), так и спонтанные (избиение Татьяны Черновол) и постановочные («похищение» Дмитрия Булатова). Естественным образом был использован французский опыт, чтобы придать трагедии интернациональный характер.

 

На следующем этапе должны были последовать выводы ОБСЕ (по примеру ситуации с малайзийским лайнером — невнятные) и решение ЕС о признании ДНР и ЛНР террористическими организациями.

 

На этом этапе все пошло не так.

 

Миссия ОБСЕ нужного решения не вынесла. Прежде всего потому, что условия расследования были слишком уж очевидными (в глубине украинской территории) и работа происходила на фоне обстрелов Донецка, которые уже привели к гибели нескольких человек, а также попадания украинского снаряда в автобус в Докучаевске.

 

Не последовала и соответствующая реакция ЕС. С одной стороны, наивным был расчет на то, что удастся провести определенную аналогию между убитыми террористами французскими карикатуристами и погибшими в ходе гражданской войны неевропейцами. С другой стороны, ЕС как раз собирался обсуждать смягчение санкций, а вовсе не их усиление. «Подача» украинской стороны оказалась не ко времени и не в тему.

 

А вот усиление обстрелов и начало наступления украинских войск произошло во многом спонтанно. Очевидно, военная машина уже была приведена в готовность (об этом, в частности, заявлял и Сергей Лавров), а поскольку она обладает огромной инерцией, остановить ее не удалось даже на фоне неудачи пропагандистского и дипломатического сопровождения.

 

Понятно, что эта версия учитывает не все факты (например, обстрелы Донецка возобновились уже 2 января), но, безусловно, украинская власть намеревалась использовать какой-либо из инцидентов с гибелью людей на территории, подконтрольной украинским войскам.

 

Василий Стоякин

Метки по теме: