Январь — для всех, кто следит за тем, что происходит на Украине, — начался с картины предсказуемой, но оттого не менее чудовищной: 1 января в Киеве неонацисты с размахом отпраздновали 106-летие со дня рождения Степана Бандеры.

 

Banderovcy

 

По улицам под портретами присягнувшего Гитлеру карателя свободно прошли люди в масках. Путь эта банда освещала, разумеется, факелами, копируя эстетику немецких 30-х.

 

Пожалуй, наиболее оперативно и полно на эту выходку отреагировал спикер Государственного совета Крыма Владимир Константинов, который пообещал бороться с зигующими молодчиками и написал: «Всем, кто до сих пор недоумевает, зачем мы ушли из такой милой, демократической и свободной Украины, рекомендую посмотреть видео о марше неонацистов в Киеве».

 

Тактически для России, как это ни странно, марш бандеровцев крайне выгоден: во-первых, очевидно, что находиться в составе Украины, где при молчаливом одобрении власти происходят массовые националистические акции устрашения инакомыслящих и представителей другой национальности, Крым не мог. Факельное шествие — еще один аргумент в дипломатической борьбе за Крым, который Европа и мир должны признать российским.

 

Разумеется, в мире, который еще помнит Освенцим, не может быть никаких компромиссов с персонажами, молящимися на портрет Бандеры, Гитлера, Муссолини, Йозефа Менгеле и прочих, и прочих.

 

Во-вторых, очередное поражение потерпели отечественные «национал-предатели», которые за пару дней до марша нацистов попытались устроить в Москве проукраинский майдан и были вежливо помещены кто под домашний арест, кто в автозак. В отличие от многих охранителей я не испытываю никакой радости от того, что граждане России добровольно и сознательно идут на нарушение закона (акция не была санкционирована) и восхваление страны, которая отдает улицы и трибуны радикалам, кричащим «на ножи» (то есть это ведь меня они хотят посадить «на нож»). Однако нельзя забывать о том, что именно эти люди весь год участвовали в лживой кампании «на Украине нацизма нет».

 

И сами попали в свою же ловушку.

 

Те, кто 1 января шли с факелами по Киеву, оказались главными победителями, триумфаторами так называемой «революции достоинства», которая формально декларировала избавление страны «от коррупции», а на самом деле превратила Украину в военный лагерь.

 

Коррупции с уходом Януковича не стало меньше, обычные украинцы стали жить явно хуже, навсегда потерян Крым, все дальше уходят ДНР и ЛНР, в Одессе идет необъявленная партизанская война, а победили те, кто бросал пушечное мясо умирать на киевские баррикады.

 

Московская интеллигенция, прятавшаяся от полиции в елочный шар, долго убеждала всех вокруг в том, что «революцию» на Украине сделали системные администраторы и студенты. Опыт столичного майдана хорошо показывает, что государственный переворот был осуществлен радикалами-неонацистами, готовыми брать в руки оружие и идти умирать.

 

Мальчики с айфонами и в Киеве, и в Москве нужны для того, чтобы давать правильную картинку, падать с разбитыми головами перед корреспондентом BBC или CNN и становиться какой-нибудь «сотней», все остальное делают совсем другие люди.

 

Они обучают радикалов обращаться с оружием, накачивают их ненавистью (знаменитый ролик из львовской школы — а все это происходит еще до последнего майдана — прекрасная иллюстрация того, как работают идеологи неонацизма), формируют бригады, отдают приказы.

 

В предновогодней Москве таких людей, к счастью, не нашлось, и столичные лжецы, обманув сами себя, разошлись на каникулы, утомив даже своих соратников однотипными рассуждениями о том, что «народ-то быдло-с, плебс-с, не то, что мы-с, телегенцыя». Признать простой факт — без радикалов, специально отправленных жечь покрышки, перекрывать улицы, кричать нацистские речевки, умирать, вся «революция достоинства» закончилась бы всхлипом в Фейсбуке — наши майданщики не смогли, поэтому во всем обвинили обывателя.

 

Обыватель смотрел на все это с известным недоумением. На Украине радикалы для порядку немного маскировались, таща на знаменах пару лозунгов о «борьбе с коррупцией», в Москве же коллеги по нелегкой борьбе поленились придумать что-нибудь поинтересней кричалок «Слава Украине!» и «верните Крым».

 

Факельное шествие слишком удобно: киевскими кадрами можно давить на Европу (особенно это касается Германии, где неплохо помнят о том, кем был Гитлер и кого он вербовал в приспешники), ими же легко отвечать на любой выпад отечественных майданщиков. Те в свою очередь еще не единожды выйдут под украинскими флагами, чтобы дискредитировать себя в глазах обычных россиян еще больше.

 

Проблема состоит в том, что во время санкционного давления на Россию и уже развернувшейся экономической войны слишком легко предложить «оставить все, как есть». Пускай где-то там, в Киеве, неонацисты славят своего идола, пускай в Москве полтора человека делают майдан, статус-кво очень уж удобен. А мы, мол, пока будем ждать, следить за тем, как ослабнет Украина, как рассорятся станы ЕС, а потом триумфально войдем в Киев.

 

Будет ли куда входить? Что останется от Киева и от украинцев? Сколько десятилетий придется потратить на то, чтобы «вернуть эту землю себе»? Каждое факельное шествие, на которое дают добро потерявшие всякое представление о норме местные власти — удар по России, которая может ведь и привыкнуть к тому, что где-то под боком в почти уже развалившемся государстве ходят туда-сюда кумиры палачей и карателей.

 

Посеянная сегодня ненависть даст всходы через поколение, и смогут ли наши дети, не выученные бросаться с горящим факелом на каждого, кто не подошел «по национальному признаку», дать отпор этим новым варварам?

 

Вопрос этот стоило бы задать еще вчера, но и сегодня еще не поздно.

 

Факелы превращаются в печи Дахау не сразу. Но обязательно превращаются.

 

Михаил Бударагин

Метки по теме: