На днях в весьма консервативной «Die Zeit» вышло знаковое обращение известных немецких политиков, экономистов, журналистов, деятелей культуры, среди которых такие уважаемые персоны, как бывший председатель СДПГ Ганс-Йохен Фогель, бывший президент ФРГ Роман Херцог, экс-министры и бургомистры, писатели, актеры (лично мне было очень приятно видеть в числе подписавших, например, Вима Вендерса, а также блистательных Клауса Марию Брандауэра и Ханну Шигуллу).

Geopolitika

В обращении сказано много всего отрезвляющего и предупреждающего в адрес, прежде всего, немецких и европейских политиков:

«Потребность русских в безопасности настолько же законна, как и потребность в безопасности немцев, поляков, жителей балтийских стран и украинцев.

Мы не можем изгонять Россию из Европы. Это противоречило бы истории, было бы неразумно и опасно для мира. Со времен Венского конгресса 1814 года Россия относится к общепризнанным державам, определяющим облик Европы. Все, кто пытался изменить такое положение дел, терпели поражения в кровавых войнах – последней в этом списке стоит страдавшая манией величия гитлеровская Германия, предпринявшая в 1941 году попытку поработить, среди прочих, и Россию.

Мы обращаемся к депутатам немецкого Бундестага – политикам, получившим доверие народа, которые должны осознать серьезность ситуации и следить за тем, чтобы федеральное правительство соблюдало свои обязанности по сохранению мира. Люди, лишь создающие образы врага и в одностороннем порядке обвиняющие в чем-то других, усугубляют напряжение в то время, когда остро необходимы сигналы разрядки обстановки.

… Любой разбирающийся во внешней политике журналист поймет страх русских, который они испытывают с того момента, когда страны-члены НАТО в 2008 году пригласили Грузию и Украину вступить в ряды альянса».

Текст произвел впечатление и вызвал серьезную дискуссию в Германии, в том числе – на страницах самой газеты. Правящая команда вполне ожидаемо поспешила осудить подписантов за то, что те не следуют в фарватере мэйнстрима, не клеймят позором Путина и Россию за «аннексию-агрессию». И вот примечательный момент: одним из ответивших там же, в «Die Zeit», «ястребов» оказался председатель внешнеполитического комитета Бундестага Р.Поленц. Важным аргументом против коллективного письма миротворцев у него стала ссылка на открытое письмо одного «российского публициста» в адрес сопредседателя Российско-Германского форума М.Платцека, имевшего недавно неосторожность высказаться на тему возможного признания присоединения Крыма к России.

И вот Поленц с удовольствием цитирует суровую отповедь «российского публициста» излишне миролюбивому немцу: «Крым – это синоним разгрома гражданских организаций в России… Крым является ответом Кремля на общественный подъем в России 2011-2012 гг., когда широкие слои российских граждан начали участвовать в борьбе за честные выборы, за политику расширения гражданского участия. Это было обнадеживающее реформистское движение сторонников европейского пути России».

Возможно, российскому автору этой цитаты и будет лестно прочитать свои тезисы в материале одного из известных германских политиков. Однако, на мой взгляд, хуже ситуацию даже придумать трудно: отечественные либеральные прозападники не просто выступают в роли тех, кто тормозит процесс налаживания диалога между Россией и Европой. Именно их аргументы используют в обоснование так называемых санкций Запада против России, которые уже давно отвязаны от реальной ситуации на Украине. Именно они формируют у наших оппонентов иллюзию, что возможна какая-то «альтернативная» Россия, Россия без Путина и 85%, Россия 90-х, Болотной и собственного евромайдана. Именно они несут свою немалую долю ответственности за то, что острота кризиса не снижается, в то время как разумные люди на Западе уже забили тревогу и предлагают иные, несанкционные сценарии.

Но наши «голуби мира», не так давно маршировавшие против войны, сегодня выступают в роли лютых ястребов и противников нормализации отношений по очень простой причине: восстановление диалога Запада с Кремлем окончательно выкинет их на обочину политики и общественной мысли. Им нужна смена власти в России, а не сближение ЭТОЙ России с Европой. Их реальная цель близка к тактике ненавидимых ими большевиков в Первой мировой войне, только сегодня это звучит как «превратим холодную войну в гражданскую». Их устроил бы даже кровавый украинский сценарий вместо скучных и тучных нулевых. Поэтому они неустанными буревестниками гордо реют над нейтральной полосой конфликта, зорко следя, чтобы там не было ростков диалога и понимания. «Больше ада! Только санкции, только хардкор!».

Но почему же сам Запад загоняет себя в ловушку невозврата, демонизируя Путина и Россию до той степени, когда любая попытка договориться стала бы «сделкой с дьяволом» в глазах накрученной ими же общественности? Дело тут, естественно, не в «продолжающейся агрессии России на Украине», не в «оккупации Крыма», из-за которых якобы невозможно остановить раскрутку санкционной спирали. Полагаете, там есть кто-то, кто сомневается в невозвратности Крыма? И что у них есть всерьез поставленная цель передать его Украине? А не вместе с Киевом долго и с оттяжкой мстить крымчанам (именно им, а не властям и не Кремлю) за их референдум? И кто-то сомневается, что «прекращение огня», на котором решительно настаивают «наши европейские друзья»-гуманисты, на евроязе означает – прекращение ОТВЕТНОГО огня? А это, как известно, бывает только при расстреле.

Путин абсолютно прав, когда говорит, что, не будь Крыма, нашли бы еще какой-нибудь повод. Все это с самой грубой наглядностью показала история с полубойкотом Сочи из-за причин, которые сегодня – после Одессы и Донбасса – и называть-то неприлично. Сопротивление Путину началось задолго до того, как он сам его почувствовал. Приходит в голову аналогия с известным романом братьев Стругацких «За миллиард лет до конца света», в котором само Мироздание, усмотрев угрозу своему существованию в совершенно невинных действиях обычных совработников, начало чинить им всяческие препятствия, не объяснимые рационально.

Когда на Западе говорят, что, дескать, «Путин угрожает современному миропорядку», они не сильно лукавят (особенно если учитывать, что для них миропорядок это – они сами). Потому что потеря Крыма со стратегическим Севастополем, утрата всей или части Украины или, скажем, все тот же экономический ущерб – ничто по сравнению с возможным ударом по имиджу, по мифу о Всемогущем Западе, о Мировых Правителях. Пусть лучше в мире говорят самые явные нелепицы о мировой закулисе, о всесильной «руке госдепа», нежели вообще перестанут их бояться.

«Нагнуть» Россию и лично Мирового политика №1 – дело принципа. Здесь не может быть взаимовыгодного решения, а только обсуждение условий капитуляции Путина. То есть любой формат признания им, во-первых, что он – неправ (с последующими гарантиями личной безопасности, которые, впрочем, потом будет легко нарушить ради жизнеутверждающей картинки в стиле финала Каддафи или Чаушеску: уж точно не одна Клинтон выдаст свое триумфальное «Вау!»). И, во-вторых, с непременным и наглядным подтверждением того, что «яйца подействовали»: даже атомные тираны трепещут перед «сплоченностью Запада» и его санкциями. «Незыблемость послевоенного мироустройства», которая, по их словам, оказалась под угрозой, состоит именно в этом. А вовсе не в каких-то там границах, в применении силы или во вмешательстве в дела других государств – все это составляет скучную повседневную практику самого Запада, которая явно не стоила бы такого пафоса с учетом уж очень режущих глаз двойных стандартов.

Украина должна была стать «триумфом воли», но без Крыма и со встречным восстанием в Донбассе – как его ни обзывай внешней агрессией – выглядит провалом, да еще и все более дорогостоящим. Публичная порка санкциями должна была вызвать быструю деморализацию россиян и уж точно никаких «ответок», но и здесь – потери, недовольство бизнеса, приход на российский рынок других поставщиков и возмущенное сплочение россиян вместо майдана. Кульбит с «Южным потоком» был бы только на руку, если бы не турецкая компенсация – опять Путин выглядит выигравшим. И так на каждом шагу. Они обрадовались было, что МИД России высказался в том смысле, что мол, пора уже завязывать с играми в санкции. Вместо обсуждения этого предложения реакция была совершенно детской: «ура, мы ломим, гнутся шведы!». Оказалось, однако – МИД отнюдь не условия капитуляции предлагал обсудить, а и в самом деле ждет, когда Запад наиграется. Мидовское леопольдово: «ребята, давайте жить дружно!» было не признаком слабости, а смирением более умного по отношению к неразумному или психиатра к пациенту.

Запад вовсе не пугает превращение Путина в классического злодея из комиксов или в «генерала Гоголя» из «Бондианы» – такому можно было бы красиво противодействовать, или, из уважения к силе, договариваться с ним о параметрах мирного сосуществования, примерно как с северокорейским лидером. Гораздо неприятнее и опаснее для западного «мироздания» была бы не «каддафизация», а «чегеваризация» Путина, что уже происходит. Когда протестующие на Гаити выходят с плакатами: «Путин – помоги!», а еще и европейские правые видят в Путине нового де Голля, перед которым пасует нынешняя евросерость – Система начинает видеть в них симптомы, сигнализирующие: миллиард лет, похоже, истекает.

Олег Одинцовский