Золотые голоса. Анатомия парламентской коррупции. «Страна», Украина

Дата публикации: 30 Ноябрь 2016, 23:45

«Страна» узнала, как торгуют голосами нардепы и во сколько Порошенко обошлась Рада за два года

Порошенко в Верховной Раде

«Человек в черном костюме с оружием в кобуре несет в руках две спортивные сумки. Заходит в узкий лифт, ведущий из зала ожидания главного кабинета в Администрации президента. Лифтом пользуются гости Первого, которые не хотят светиться через парадный вход, и сам Первый. Оттуда он ведет прямо в гараж, где расположен автоэскорт Петра Порошенко. Я был в этом гараже, видел лифт и весь процесс. В каждой сумке — по полтора миллиона долларов. Их несет представитель охраны президента. Деньги в сумках кладут в багажник и передают мне, посреднику, человеку, который взял на себя функцию организатора голосования», — рассказывает «Стране» беглый олигарх Александр Онищенко.

В этот день, о котором вспоминает Онищенко, под куполом Рады увольняют высокопоставленного человека. Уволить или назначить кого-то на влиятельную должность — затея не из дешевых.

О том, как строятся финансовые схемы по управлению парламентом — в расследовании «Страны».

Групповые и индивидуалы

«Есть три способа повлиять на голосование депутата. Первый — коммерческий (за деньги). Второй — кланово-олигархический (по договоренностям и размену) и уголовный, когда на депутата заводят уголовное дело, чтоб шантажировать его», — рассказывает политтехнолог Сергей Гайдай.

При этом всех депутатов парламента можно поделить на две большие группы. Первые — те, кто сами себе хозяева. Вторые — те, кто подчиняются интересам и воле различных политических или финансово-олигархических групп (таковых подавляющее большинство). Первые могут позволить себе роскошь принимать решения и распоряжаться своим голосом самостоятельно (а потому с ними имеет смысл договариваться). Вторые голосуют так, как им прикажут те, кто завел их в парламент и платит им деньги. Иногда вторым позволяют подработать в индивидуальном порядке по каким-то непринципиальным для хозяев вопросам, но такое бывает не часто. Патроны предпочитают держать своих подопечных на коротком поводке.

По голосам второй группы, естественно, договариваются с хозяевами (с руководителями фракции или главой олигархического клана) всеми тремя способами — и за деньги, и за преференции по бизнесу или кадровые назначения, и при помощи уголовного шантажа.

С индивидуалами же чаще всего работают на гонорарной основе (за деньги). Так выходит дешевле, чем давать преференции по бизнесу и гораздо проще, чем морочить голову с возбуждением уголовных дел в отношении конкретно взятого депутата ради его одного грешного голоса.

«В общей сложности в Раде продают свои голоса в индивидуальном порядке около 70 депутатов. По знаковым голосованиям цена их голоса варьируется от $20 до $100 тысяч в зависимости от личности депутата. По каждому отдельному случаю нужно торговаться, чем я, собственно, и занимался на протяжение нескольких лет работы с командой Порошенко. Торговался и организовывал коммерческие голосования в пользу президента. Тратил по большей части свои деньги, а чуть позже деньги, которые мне передавали по указанию Порошенко», — говорит «Стране» Онищенко.

Нужно докупать

Тут стоит отметить, что с самого начала функционирования нынешнего парламента, президент и правительство столкнулись с необходимостью договариваться с депутатами. И хотя правящая коалиция состояла формально сначала из 302 депутатов, а сейчас — из 230 (при необходимых 226), в реальности же почти под каждый знаковый законопроект или назначение на важную должность приходилось собирать голоса в ручном режиме. Особенно сейчас, когда в коалиции осталось всего две фракции — БПП и Народный фронт, которые никогда не голосуют в полном составе. Тем более, что и НФ, и особенно БПП, не являются однородными фракциями. Для части их депутатов более весом приказ олигархических групп, которые за ними стоят, чем собственного партийно-фракционного начальства.

По сведениям опрошенных «Страной» парламентариев, на протяжение последних лет депутат Онищенко был одним из ключевых посредников между президентом и парламентским залом, докупая недостающие голоса. Именно поэтому его «свидетельские показания» о механизме парламентской коррупции представляют особую общественную важность.

«Насколько я знаю, Онищенко неоднократно своим «кэшем» закрывал ряд пожеланий президента, исполняя роль коммуникатора и финансового посредника между АП и «Батькивщиной» Тимошенко взамен на лояльность и преференции по отношению к своему бизнесу. В том числе Онищенко получил для своего менеджера Игоря Шевченко должность министра экологии по квоте «Батькивщины» и согласовал на Банковой», — уточняет «Стране» депутат от Радикальной партии Андрей Лозовой.

А лидер Радикальной партии Олег Ляшко более категоричен в публичных интервью: Онищенко носил деньги на Банковую, и выносил их оттуда.

В тоже время Игорь Шевченко опровергает заявление Лозового и утверждает, что он никогда не работал на Онищенко, никогда не имел с ним личного бизнеса и не обслуживал ни его лично, ни его фирмы, когда занимался юридической практикой.

Чтобы обеспечить позитивный итог голосования, не обязательно покупать всех. «Традиционно на торгах около 40-50 недостающих голов, которые ищут в двух «коммерческих группах», сформированных не по идеологически-партийному, а по коммерческому принципу — «Воля народа» и «Видродження». Плюс по необходимости привлекают голоса внефракционных депутатов», — рассказывает бывший народный депутат от БПП Егор Фирсов.

Также к коммерческим фракциям в последнее время ряд нардепов относят и радикалов Ляшко. «В разное время Ляшко был под патронатом Левочкина, Коломойского, Яценюка, Ахметова. Но в последнее время стал буржуа и перешел к многовекторной политике на коммерческой основе», — говорит нардеп.

Онищенко заявил «Стране», что в последнее время Ляшко выполняет заказы Банковой. Во фракции «Батькивщины» считают, что за это его интересы якобы учтены в проекте бюджета на 2017 год. Сам Ляшко и его фракция с гневом отметают подобные обвинения.

По словам Фирсова, то, что власти платят депутатам, которые не входят в правящую коалицию, а своих заставляют голосовать в приказном порядке, взывая к партийной дисциплине, неоднократно было причиной внутрифракционных обид и разломов.

«Проверить коррупционность голосования можно по явке, в те дни, когда по Раде гуляют большие деньги, под куполом появляются депутаты, которые в обычные дни там никогда не бывают , — говорит он.

По словам Онищенко, традиционно деньги передавали главе фракции, который распределял их по своему усмотрению. «С депутатами-индивидуалами приходилось встречаться и договариваться отдельно», — говорит Онищенко. Он перечисляет поименно нардепов, однако просит в публикации не называть их имена.

На вопрос, как он передавал деньги и расплачивался с депутатами Онищенко отвечает коротко: «По факту голосования. Договаривался до, рассчитывался — после».

Черную бухгалтерию по взяткам депутатам никто не вел.

«Есть лишь косвенные признаки, подтверждающие коррупцию в Раде», — в свою очередь рассказывает «Стране» экс-председатель Комитета избирателей Украины, депутат от Радикальной партии Игорь Попов. И делает вывод из личного наблюдения: гонорар наличкой принимают только старорежимные депутаты. «Современное, технологичное поколение нардепов это ребята со смартфонами, умеющие двумя касаниями пальца проверять «приход» необходимой суммы — на офшорный счет», — говорит Попов.

На это один из бывших нардепов лишь скептически замечает: «молодежь слишком самоуверенна. Любые деньги, которые хоть один раз прошли по безналу в любой юрисдикции тут же отслеживаются соответствующими службами западных стран. И все. Ты у них уже на крючке. Поэтому, если есть возможность брать наличными, то нужно брать наличными. Это надежнее. Посмотрите на Виктора Федоровича Януковича — он вывез свой кэш и чувствует себя прекрасно, не обращая внимание на поиски его мифических миллиардов на каких-то счетах».

Кстати, по его словам, нынешние расценки гораздо ниже, чем были до Майдана. «Сейчас депутаты готовы продаваться за несколько десятков тысяч долларов, — говорит нардеп. — В наши времена за такую сумму могли разве что по морде настучать, сочтя предложение оскорбительным. Самые сытные времена были во второй половины нулевых, при Ющенко, когда шла постоянная война всех со всеми. Тогда голоса покупались за сотни тысяч долларов и даже за миллионы».

Клюевы нового времени

Онищенко был временным и всего лишь одним из промежуточных звеньев в машине парламентской коррупции, на правах анонимности рассказывают депутаты, успевшие заработать на парламентском голосовании.

«Во времена Януковича у власти за вопросы финансового взаимодействия с депутатским корпусом отвечал Андрей Клюев, — говорит Сергей Гайдай. — Сейчас у Порошенко таких «Клюевых» несколько. В плеяде новых людей, например Олесь Довгий. Он работает с бывшими регионалами и командой Леонида Черновецкого, и один из ключевых коммуникаторов от власти в этой среде. Такой себе координатор отдельных процессов».

Среди других главных переговорщиков и финансовых посредников между президентом и депутатами Онищенко называет первого замглавы фракции БПП Игоря Кононенко.

По отдельным случаям президент делегировал право договоренностей Сергею Березенко и экс-главе Администрации президента, а ныне советнику президента Борису Ложкину.

О том, что Березенко играет роль медиатора между АП и парламентским залом по поиску дефицитных голосов в комментарии «Стране» подтверждает и депутат от БПП Виктор Чумак. По его словам, об этом в открытую говорили на заседании фракции. «Да, открыто об этом говорили. О том, что Березенко с Довгим собирают недостающие голоса. До того, как в Раду зашел Березенко, этим же активно занимался Кононенко. Депутат Александр Грановский — решала по судам и прокуратуре. Депутат Вадим Денисенко — по контрагитации. Все, сдал всех…», — сказал Виктор Чумак.

Сам Сергей Березенко в интервью «Стране» истории о покупке назначений и голосований в парламенте назвал «полным бредом». «Неужели вы действительно считаете, что у президента нет других аргументов для назначения того, или иного чиновника? Тем более по тем должностям, где прерогатива внесения принадлежит главе государства согласно Конституции», — сказал он и уточнил: в зале и парламентских кулуарах постоянно ведутся переговоры между фракциями.

«Каждая сила преследует свой политический интерес. Земля и мораторий, принятие госбюджета и компромиссы, которые в нем закладываются. Однако все это — политический, а не финансовый торг. И президент в нем точно не участвует», — сказал Березенко, подчеркнув, что ни он, ни его коллеги из руководства фракции никогда не были замешаны в коммерческом голосовании. «По крайней мере со мной это не обсуждали. Ваш вопрос обвинительный по отношению к АП, однако отвечать за коррупцию во всем парламенте я не могу», — добавил Сергей Березенко.

Получить комментарий Игоря Кононенко и Олеся Довгого «Стране» не удалось (редакция готова опубликовать точку зрения депутатов в любое время. — Прим.Ред.).

Нал, безнал и небрендированные сумки

По словам Онищенко, главные по финансам по такому типу деликатных вопросов у Порошенко два человека: Игорь Кононенко и Макар Пасенюк.

«Ну и начальник службы охраны Федоров, когда нужно пронести наличные в черных небрендированных сумках. В особо сложных и дорогих случаях — деньги перечисляли безналом. В качестве подтверждения Онищенко предоставляет «Стране» платежку, из которой видно перечисление на счет Онищенко почти 12 млн. евро.

По словам Онищенко, деньги по личной просьбе президента Украины перевел лично управляющий директор группы Макар Пасенюк ICU, задействовав одну из офшорных компаний — MELIAM PROPERTIES LIMITED. «По договоренностям, после обналички мне пришлось половину кэша вернуть в АП — опять же через Федорова. И оставшуюся часть, а это ровно половина — мне пришлось потратить на назначения по облсоветам. То есть помимо голосования, мне нужно было рассчитаться за назначения по многим областным советам. Деньги были распределены по депутатам местных советов, которые после избирали представителей БПП, например, по Киевскому, Житомирскому Черниговскому, Херсонскому, Львовскому облсоветам. Там один голос стоил дешевле, чем в Верховной Раде», — сказал Онищенко.

Сам Макар Пасенюк в комментарии «Стране» сказал, что ничего не знает ни о платежке, ни о транзакции. И подчеркнул, что ни он, ни группа ICU не участвуют в политических процессах в стране.

Между тем Онищенко уточняет, что готов представить screenshot (снимок экрана. — Прим.ред.) электронной почты, где видно, что платежка ему отправлена с почты Макара Пасенюка.

Лидеры по затратам

Среди наиболее дорогостоящих коммерческих голосований Онищенко называет несколько: проекты госбюджетов 2015-го-2016-го гг, назначение и отставка Генпрокурора Виктора Шокина, новое назначение Юрия Луценко, отставка с должности главы Службы безопасности Валентина Наливайченко.

Самым дорогостоящим за эту каденцию Рады, по его словам, получилось голосование по отставке Наливайченко. «По моим оценкам, тогда это стоило $2-2,5 млн. Через меня проходил миллион», — говорит он.

По мнению опрошенных «Страной» депутатов все же самым дорогостоящих за весь период этой каденции стало голосование по назначению Шокина, что обошлось Порошенко в сумму граничащую к трем миллионам. «Да, это правда. Только через меня прошло 1,5 миллиона», — уточняет Онищенко.

В качестве подтверждения он дает почитать переписку с политиками, которые вели с ним переговоры в тот момент и на просьбу «Страны» сохранить себе несколько из них, разрешает саморучно сделать screenshot из телефона. И уточняет: его мобильный прошел экспертизу по заказу британской BBC.

«Я подготовился, — уточняет Онищенко. — Сохранил ворох переписок за несколько лет работы с командой Порошенко, отдал телефон на экспертизу, подтвердившую подлинность этих переписок. Более того, у меня есть запись, на которой Порошенко дает указания по тому, как, кому и за что голосовать. Я записал его на наручные часы. Из-за чего теперь с министра МВД Арсена Авакова и всех гостей АП снимают часы. Еще можно запонки снимать, а с женщин — серьги и кулоны. Я готов предоставить вам эту запись. Но всему свое время».

Игорь Попов просит не расстраиваться и уточняет, что голосами торгуют не только в украинском парламенте. «В кулуарах Европарламента обсуждается случай, когда видный украинский лоббист привез чемодан денег для евродепутатов. Начал раздавать доллары где-то в подсобном помещении центра парламентаризма Евросоюза. Так те обиделись — на доллары. Ну не может евродепутат ехать в обменниках такой объем наличных долларов менять», — рассказывает Попов.

Последствия откровений Онищенко

По мнению депутата от БПП Сергея Лещенко, информация о коррупции в парламенте может повлечь за собой серию расследований и начало уголовных производств, а в итоге приведет к посадке целой группы лиц. Во всяком случае, так бы случилось в любой цивилизованной стране, считает он.

«Вспомните скандал в Румынии с бывшим евродепутатом от группы социал-демократов Андрианом Северином, которого в феврале прошлого года приговорили к трем годам тюрьмы за взятку в 100 тыс долларов, — проводит аналогию Лещенко. — У нас такими преступлениями должно заняться НАБУ”.

Впрочем, позиция АП по поводу заявлений Онищенко понятна уже после первой серии откровений беглого нардепа (о телеканале 112). На Банковой считают, что нардеп оговаривает президента, чтобы политизировать расследование преступлений, в которых Онищенко проходит как подозреваемый.

Светлана Крюкова, «Страна», Украина

Метки по теме: ; ; ;


Комментировать \ Comments
poroshenko-vr


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1