Слушать надо дела. Геворг Мирзаян

   Дата публикации: 30 ноября 2016, 11:05

О причинах и последствиях турецкого вторжения в северную Сирию

О причинах и последствиях турецкого вторжения в северную Сирию

Если рассматривать ситуацию с точки зрения простого обывателя, то российско-турецкие отношения сидят на каких-то качелях, раскачивающихся с опасной амплитудой. И раскачивает их сильная рука турецкого президента.

Сначала он отправляет высокопоставленную делегацию из своих однопартийцев и родственников в Крым, прощупывая почву для будущего признания полуострова или как минимум отказа Анкары от субсидирования крымско-татарских террористов из так называемого Меджлиса.

А затем через несколько дней выступает с громким заявлением о том, что «мы долго терпели, но в конце концов были вынуждены войти в Сирию вместе со «Свободной сирийской армией»… для того, чтобы восстановить справедливость и положить конец господству жестокого тирана Асада, который устроил в стране государственный террор».

Только-только часть российских политиков и активистов успела переобуться с «Турция нам ответит за подполковника Пешкова» на «Анкара нам друг и союзник по евразийской интеграции». А теперь что им, переобуваться назад? Ведь если Эрдоган будет реализовывать озвученную им задачу и воевать против Асада, то какой же он партнёр, не говоря уже о дружбе?

К счастью, переобуваться в этот раз не придётся.

Заявления Эрдогана о свержении Асада (как и его предыдущие слова о возможном вступлении в ШОС, выходе из НАТО и прекращении 50-летнего стука в двери Евросоюза) являются лишь рыночной стратегией по сбиванию цены на нужные Эрдогану товары.

Турция торгуется с иранскими, российскими и даже сирийскими продавцами, поэтому регулярно выступает с воинственными заявлениями для усиления своих переговорных позиций. Аналогично, кстати, поступает и официальный Дамаск, который угрожает разбомбить турецких интервентов.

На деле все прекрасно понимают, что с Асадом турецкая армия воевать не будет. Как минимум потому, что это будет означать прямое военное столкновение с российской армией, подразделения которой сосредоточены около Алеппо.

В реальности турки продолжат реализацию той задачи, для которой им Москва, Дамаск и Тегеран разрешили ввести войска на север Сирии, то есть разбираться с курдами. Вооружённые силы Турции продолжат перемалывать курдских ополченцев, возможно, попутно ликвидируя новых американских инструкторов, и оттеснять курдов за Евфрат, ставя большой полумесяц на их планах по объединению курдских анклавов на Севере Сирии.

После состоится торг за условия вывода турецких войск из северной Сирии: вопреки сделанным заявлениям о «расширении турецких границ» и обещаниям аннексировать эту территорию, Анкара вряд ли пойдёт на такой деструктивный шаг. И дело тут не только в протесте со стороны Совбеза и поводе для санкций со стороны ЕС.

Захват наследницей Османской империи части арабской страны резко усилит туркофобские настроения на Ближнем Востоке и похоронит все планы Эрдогана подчинить себе регион через мягкую силу. Турция окажется не просто в дипломатической изоляции — не исключено даже блокирование страны со стороны некоторых арабских государств.

Кусочек северной Сирии не стоит таких дорогих свеч.

А вот о реальном уровне российско-турецко-сирийских отношений нужно судить не по выкрикам из Дамаска и Анкары, а по развитию ситуации в Сирии после взятия Алеппо.

В частности, если сирийская армия при поддержке российских ВКС пойдёт зачищать провинцию Идлиб, где окопались протурецкие боевики, а турецкие вооружённые силы продолжат разбираться с курдами и бросят этих боевиков на произвол судьбы, тогда можно будет сказать, что Турция их продала Москве в рамках пакетной сделки, заключённой между Эрдоганом и Путиным несколько месяцев назад.

Если же Анкара будет их защищать не риторикой, а материально-техническими способами, станет ясно, что стороны не договорились и переходят к новому витку конфронтации.

Геворг Мирзаян, Life.ru

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1