«Шанхайский» блеф Эрдогана: почему Турция осталась без ЕС

   Дата публикации: 30 ноября 2016, 20:15

Анкара на пороге серьёзного экономического кризиса

erdogan-merkel

Решение ЕС от 24 ноября о прекращении переговоров относительно вступления Турции в ЕС и резкие заявления сильно разозлили турецкое правительство и Эрдогана. Европейский Союз, в последние годы выражавший свою позицию в отношении переживаемых в Турции нарушений прав человека и антидемократических подходов лишь в форме «мы осуждаем, мы обеспокоены», дошел до крайней точки — «либо завершаем, либо продолжаем». После 15 июля для Турции может начаться новый период, когда посредством установления чрезвычайного положения в стране и законодательными декретами страна фактически пошла по пути «изменения режима».

Турция, принятая в 1999 году странами — членами ЕС в качестве кандидата, в октябре 2005 года начала было переговоры о вступлении в ЕС. После выполнения 33 пунктов условий, включавших изменения в судебном законодательстве Турции, согласно переговорам, должно было осуществиться вступление в ЕС. Однако с 2005 года по настоящее время было выполнено лишь 16 пунктов.

После 2014 года, когда за столом переговоров обсуждался вопрос о сирийских беженцах, в июне 2016 года Турции практически удалось договориться об отмене виз, однако за 4 месяца страна приблизилась к грани полного разрыва с ЕС. Предложение о приостановке переговоров, высказанное на повышенных тонах после задержания депутатов Демократической партии народов (ДПН), дошло до состояния обсуждения в парламенте.

Турция же продолжает свои безрассудные выходки. В то время как президент Эрдоган в очередной раз озвучивал свой блеф относительно шанхайской пятерки, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу сообщил, что, в случае проведения референдума об отделении от ЕС, 80% проголосуют за отделение. Советник президента Ильнур Чевик, обращаясь к народу по вопросу ЕС, заявил: «Мы предоставим старушку Европу саму себе». Вместе с этим вопрос о сирийских беженцах до сих пор «на столе». Кроме того, в последнее время европейским странам приписывается преступление по «поддержке терроризма». В большей степени это распространяется на Германию и Бельгию.

Последние три отголоска ЕС относительно происходящего в Турции были в виде «мы обеспокоены», «надеемся, не будет продолжения», «последний шанс». Критика, прозвучавшая со страниц Доклада о прогрессе евроинтеграции, была «выброшена на помойку» Партией справедливости и развития. Не выполняются пункты условий, необходимых для отмены виз. Евросоюз, не одобряющий сферу применения Закона по борьбе с терроризмом, встревожен непреклонностью Турции в этом вопросе. Турция же отстаивает свое право на этот закон, поскольку в «террористическом котле» можно оказывать давление на любого, кого вздумается, и упростить причисление оппозиции к «террористам». Председатель Европарламента Мартин Шульц впервые употребил слово «санкции», на что Эрдоган ответил: «А ты кто такой?» Шульц — влиятельная фигура не только в Европарламенте, но и в своей стране, в Германии, он влиятельный политический деятель. Эрдоган тем самым не понял, что совершил большую ошибку.

Экономисты и эксперты по ЕС прогнозируют серьезный экономический кризис, с которым столкнется Турция после окончания европейского приключения. В Турции распространено мнение о том, что европейские страны идут на слишком большие уступки относительно положения Турции в виде «вертикальной позы по отношению к ЕС». В конце концов, запрет на въезд в Турцию докладчика по Турции Кати Пири совершенно ясно показывает намерение о прекращении взаимоотношений. Эрдоган и его команда преподносят подобные действия во внутренней политике как «демонстрацию силы». Евросоюз же расценивает подобные результаты планов и проектов, разрабатывавшихся годами и прервавшихся в один миг, как расточительство.

Возможные экономические санкции со стороны ЕС и снижение товарооборота могут привести Турцию к экономическому кризису. Шанхайская пятерка, позиционируемая как «козырь» в руке Эрдогана, маловероятно, что обеспечит экономическую поддержку, как это делал Евросоюз. Например, неизвестно, что ждет Китай при Трампе.

По этой причине, несмотря на эти факты, под планом по выходу Турции из ЕС скрывается иное намерение. А именно, соотнесение неотвратимо надвигающегося в будущем экономического кризиса с последующими из ЕС санкциями и предотвращение отражения ксенофобии во внутренней политике и экономического кризиса на политические предпочтения. Подобный крутой вираж Эрдогана, предпринимая который, он снова не запятнает свою репутацию, сможет привести к окончательному завершению приключения с Западом и действительно привести страну к череде нескончаемых кризисов.

Решение, принятое голосованием 24 ноября, не имеет какой-либо юридической привязки или санкций. Носит рекомендательный характер. Однако ввиду того, что оно отражает взгляды политических групп и парламентариев, восприятие Турции в ЕС станет более понятным. С точки зрения рынков данное решение также станет определяющим. Несмотря на то, что председатель Европарламента Шульц при каждом удобном случае высказывался за продолжение диалога, он сообщил, что возвращение смертной казни станет решающим фактором для прекращения отношений.

Также может быть прекращено членство в Совете Европы, основателем и постоянным членом которого является Турция. В декабре на саммите европейских лидеров будет повторно обсуждаться ситуация по Турции, и последующее решение Европарламента станет на нем сильным фактором.

Экономика уже сейчас начала подавать сигналы тревоги. Риски выросли как никогда ранее. Арест десятков тысяч людей, конфискация и закрытие сотен фирм, беззаконие в отношении свободы прессы и свободы выражения, права на собственность, а также по отношению к оппозиционным партиям, привели к росту премии за кредитный риск Турции (CDS) до 296 пунктов. Примечательно, что в этой же категории Германия занимает 22-е место, Италия — 170-е место, насколько рискованной видят Турцию передовые мировые инвесторы, оставлю на ваше усмотрение. В период, когда ЕС был сосредоточен на своих реформах, рейтинг Турции по CDS снизился ниже 200 пунктов. Отныне Турцию ставят в один ряд с Бразилией, увязшей в водовороте коррупции и политической неопределенности. Мы стали одной из двух самых рискованных стран с развивающимися экономиками.

Курс доллара является важным показателем наряду с процентными ставками и инфляцией. Курс доллара приблизился к отметке 3,.5 лиры. Рост курса валют в Турции более значимый в сравнении с увеличением процентной ставки. Сокращение экономики ведет к росту безработицы (зарегистрированная безработица составляет 11,3%). Бремя же внешних долгов, достигших 401 миллиарда, увеличивается. В связи с ростом курса доллара на 30 курушей за последний месяц к статье внешнего долга добавилось дополнительное бремя в 120 миллиардов турецких лир.

Годовой спад промышленности по состоянию на сентябрь составил 2,2%. Производство товаров длительного пользования снизилось на 9,5%. Прекратились инвестиции в промышленность. Доля от общего числа занятых в промышленности снизилась до 19%. Вклад промышленности в рост чистого экспорта — нулевой. В промышленности, ставшей полностью зависимой от внутреннего спроса, отмечается серьезный спад в производстве таких товаров длительного пользования, как автомобили, бытовая техника и бытовая электроника. Реальный сектор погружается в более масштабный кризис, чем ожидалось.

Турецкие авиалинии заявили о принятии дополнительных мер на зимний период в связи с сокращением числа пассажиров, вызванным экономическим спадом и терактами. В рамках мер 30 самолетов из флота авиакомпании прекратили полеты, не вышедшие в рейс самолеты транспортируются в ангар.

Все это свидетельствует о том, что окончательный поворот Турции спиной к Евросоюзу может спасти настоящее текущей политической элиты, однако будущее для Турции будет потеряно.

Надир Керимов, ИА REGNUM

Метки по теме: ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1