Про Майдан и Большую Игру. Святослав Голиков

   Дата публикации: 30 ноября 2016, 19:45

Появление Януковича на киевском процессе и годовщина разгона Майдана, жертвами которого стали «онижедети», возвращают нас к событиям трехлетней давности. При этом большинство комментаторов упускают одно важное обстоятельство.

maidan

Возможно, они держат его в уме, но такое умолчание приводит к недопониманию огромной массой людей роли украинских событий в Большой Игре.

Как следствие, никак не утихают разговоры о нежелании, неспособности, неготовности и т.п. российского руководства купировать этот кризис силовым путем в целях пресечения распространения заразы и сохранения тысяч жизней.

Более того, многие наши патриотически настроенные сограждане считают цинизмом открытое вступление России в сирийский конфликт осенью 2015 года на фоне «минского процесса» в Донбассе, где под обстрелами ВСУ продолжают гибнуть люди.

Почему, мол, мы впряглись за чужих где-то там, далеко, а здесь, у себя под боком, не можем помочь своим?

За исключением особо клинических случаев, такое восприятие событий, подозреваю, вызвано тем, что эти сограждане ставят телегу впереди лошади.

Если рассматривать украинский кризис в качестве сферического коня в известной среде, то, действительно, упреков нашему руководству можно набросать столько, что никакими коробами не измерить – чем, в общем-то, многие и занимаются.

Однако начавшийся в конце ноября 2013 года Майдан не был вещью в себе.

Он был профессионально замкнут нашими заокеанскими «партнерами» на Большую Игру, в которую Россия вернулась с «мюнхенской речью» Путина в феврале 2007 года.

Фактически конем – причем далеко не в вакууме – была как раз обстановка в Сирии, сложившаяся осенью 2013 года.

Майданную телегу наши американские оппоненты к этому коню пристегнули, воспользовавшись ситуацией с отказом Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС и протестом, организованным в связи с этим местными энтузиастами.

Украинский кризис – во всей его красе – был создан ситуативно в ответ на наши действия именно на сирийском направлении.

Предвижу, казалось бы, логичные возражения.

Ведь проект выращивания Украины как «анти-России» неуклонно реализовывался с первых дней незалежности. А с приходом к власти Виктора Ющенко получил мощный импульс к ускоренному развитию. Главной ударной силой Майдана стали молодые кадры, целенаправленно выпестованные в течение предшествовавшего десятилетия под бдительным надзором заинтересованных заокеанских структур.

Действительно, все так.

Однако здесь необходимо учитывать то обстоятельство, что работа по переформатированию сознания населения Украины, с упором на молодое поколение, велась планомерно и широкомасштабно без привязки к определенному временному рубежу и была рассчитана на перспективу.

Так же планомерно – под кураторством ЦРУ через СБУ – шла и подготовка боевиков для силовых акций, но опять-таки без привязки к какому-то конкретному сроку, а на случай, если…

Технологии «цветных революций» были уже отработаны и только ждали своего места и часа – в зависимости от нужд организаторов.

И вот тут возникает вопрос: почему Майдан начали форсировать именно тогда, когда до следующих президентских выборов оставалось чуть больше года (если брать ситуацию на декабрь 2013-го) и Януковича можно было поменять относительно безболезненно?

Неужели американцы настолько переживали из-за неподписанного им соглашения об ассоциации?

Конечно, решение Януковича создавало риск переориентирования Украины на евразийский вектор, но этот риск не был критичным, и его вполне можно было купировать менее жесткими методами, нежели государственный переворот.

Кроме того, если бы все упиралось в Украину как таковую, то и вопрос выдавливания нашего флота из пунктов базирования в Крыму или, на худой конец, осложнения его функционирования в максимально возможной степени можно было бы решить буквально в течение нескольких лет без особых рисков.

Что, например, помешало бы новому президенту просто денонсировать Харьковские соглашения о продлении срока аренды до 2042 года?

Да и Байдену с его семейными интересами по части месторождений сланцевого газа на Украине развязанная после переворота гражданская война только помешала.

Тем не менее, Майдан был форсирован. Откуда такая спешка?

А спешка случилась из-за кардинального изменения ситуации на Ближнем Востоке. В сентябре 2013 года Сирия должна была пасть под ракетно-бомбовыми ударами НАТО.

Напомню, что с марта 2013 года в Сирии начались провокации с использованием химического оружия и в августе количество этих провокаций переросло в качество, дающее США основание на применение силы в отношении «преступного режима» Башара Асада при мощнейшей информационной поддержке со стороны влиятельных американских СМИ и различных «гуманитарных» организаций.

Неважно, что доказательства применения химического оружия именно сирийской армией, но ни в коем случае не «повстанцами», были на уровне знаменитого белого порошка в потрясаемой Пауэллом пробирке – главное, что мнение значительной части мировой общественности было сформировано нужным образом.

Сформирована была и ударная группировка. Сирию ждала судьба Ливии. Но случилось непредвиденное.

Товарищ Путин переиграл гражданина Обаму, договорившись о передаче сирийского химического оружия под международный контроль с последующим вывозом из страны, а в Средиземное море был ненавязчиво, но красноречиво отправлен ракетный крейсер «Москва».

В итоге открытая агрессия США не состоялась, Сирия устояла и продолжила сражаться, жирной точки в начатом «арабской весной» процессе переформатирования Ближнего Востока под нужды американских глобалистов не получилось.

Более того, вся ближневосточная стратегия США оказалась под угрозой.

Замаячивший на горизонте проигрыш в Сирии означал для США вытеснение из ключевого региона мира, а это было уже критично, поскольку контроль над Ближним Востоком обеспечивает мощнейшие рычаги влияния на экономические и политические процессы не только на всем евразийском континенте, но и в глобальном масштабе.

И «виновником» сложившегося для глобалистов положения была Россия, которая уверенно вела свою ближневосточную партию.

На этом фоне в неблизком от главного театра военно-дипломатических действий Киеве Янукович осознает, что соглашение об ассоциации не соответствует национальным интересам Украины, и отказывается от его подписания.

В ответ на такой демарш «тирана» граждане Яценюк, Кличко, Тягнибок и Порошенко мобилизуют страдальцев по кружевным трусикам, которые выходят протестовать на Майдан, стоят там несколько дней, но ничего не получается – Янукович категорически отказывается подписывать вожделенное соглашение.

Страдальцы огорчаются и впадают в уныние, и 29 ноября их растерянные лидеры заявляют, что надо расходиться. Но тут к процессу экстренно подключается американское посольство и берет общее руководство в свои цепкие лапки.

В самые первые дни Майдана ни о какой «революции гидности» и свержении «злочинной влады» речи не шло – вопрос стоял исключительно о подписании соглашения об ассоциации. Но для американских кураторов «проекта Украина» (которая «анти-Россия») стало ясно, что это шанс, который нельзя упускать.

Именно поэтому они в конечном итоге наплевали на соглашение об урегулировании политического кризиса между Януковичем и оппозицией, цинично подставив своих европейских «партнеров», выступивших гарантами его исполнения, хотя это соглашение на тот момент, в общем-то, решало задачу сдерживания евразийского вектора.

Просто дело было в первую очередь не в евразийском векторе. Если уж так сложились звезды, то Януковича надо было валить здесь и сейчас, потому что на Ближнем Востоке «вокзал отходит».

Целью «номер один» переворота был Крым. Взятие полуострова под контроль обеспечило бы глобалистам целый ряд критически важных преимуществ в битве за Ближний Восток.

По идее, нас предполагалось принудить тратить ресурсы и время на решение внезапно возникших проблем с базированием Черноморского флота и обеспечением безопасности наших южных рубежей, что должно было вынудить нас отказаться от нашей ближневосточной партии в Большой Игре.

Но нас недооценили.

Стремительная реакция Москвы в Крыму крайне озадачила и обескуражила наших оппонентов. К такому повороту событий они оказались явно не готовы.

Стенограмма заседания СНБО Украины от 28 февраля 2014 года прямо сквозит глубокой растерянностью на грани паники, причем это чувство, как явствует из текста, испытывали в тот момент не только приведенные к власти в Киеве марионетки, но и их хозяева.

Грандиозный план, столкнувшись с неспрогнозированной реальностью, обрушился на глазах.

В итоге нашим оппонентам пришлось суетливо, на ходу составлять новый план, но и он не сработал – в открытую войну, которую нам усиленно навязывали с апреля 2014 года, Россия не вступила, задействовав на украинском направлении минимум ресурсов, необходимых для поддержки восставшего Донбасса, и оставив за собой право решать, где, когда и как делать свой ход в Большой Игре.

Святослав Голиков, ВЗГЛЯД

Метки по теме: ; ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1