Двоечники из НАТО, учите матчасть! Виктор Баранец

   Дата публикации: 29 ноября 2016, 11:45

Информаторы американской газеты оказались примитивными дилетантами

Информаторы американской газеты оказались примитивными дилетантами

Ежедневная американская деловая газета Wall Street Journal давно считается серьезным и влиятельным изданием. Но иногда она пускает позорные дилетантские пузыри. Особенно тогда, когда это касается сугубо военных или военно-технических вопросов.

Вот и на днях издание раскритиковало экипаж и оснащение «российского авианосца «Адмирал Кузнецов», который участвует в военной операции в Сирии (мол, катапульты у него не той системы). В качестве информаторов и консультантов газеты по этой части выступили некие представители военного блока НАТО. Примитивизм их профессиональной подготовки поражает: своими утверждениями эти «военные спецы» альянса не только показали никчемность знаний предмета, но и посадили в лужу авторитетную Wall Street Journal.

Начнем с того, что в российском ВМФ нет авианосцев, а есть лишь единственный авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов». А это разные типы кораблей, о чем знает даже сопливый школьник, интересующийся боевой техникой флотов. Знак равенства между авианесущим крейсером и классическим авианосцем ставить нельзя. Как бы это объяснить на пальцах? Авианесущий «Адмирал Кузнецов» сочетает элементы крейсерского вооружения (артиллерия, противолодочные, зенитные, противокорабельные ракетные комплексы) и авиационное вооружение.

А вот авианосец — это корабль, основной ударной силой которого является палубная авиация. Авианосец действует обычно в составе корабельной ударной группы, потому ударное оружие для него не главное. Похоже, что военно-морские спецы, консультировавшие Wall Street Journal, были двоечниками, если не знают даже таких азбучных истин и столь небрежно обращаются с терминами, которые для военно-морских профессионалов абсолютно недопустимы.

Ну да ладно. И если кому-то покажется, что я придираюсь к словам, то следующий ляп «консультантов» американской газеты выглядит просто постыдно. Они заявили, что наш авианесущий крейсер «не обладает достаточно мощной стартовой катапультой для запуска самолетов».

Но о какой стартовой катапульте может идти речь, если на «Адмирале Кузнецове» ее… вообще нет! Наши истребители взлетают с так называемого трамплина – палубы, поднятой на определенный градус. А при наличии катапульты истребитель с включенными двигателями за несколько секунд разгоняется до взлетной скорости с помощью специального поршня, который фактически и выталкивает самолет с палубы. Неужели «консультанты» газеты из НАТО до сих пор не знают даже таких элементарнейших вещей? Но разве российская сторона когда-то скрывала, что отсутствие катапульт двояко сказалось на истребителях-бомбардировщиках авианесущего крейсера?

Для взлета без катапульты российские самолеты должны иметь намного большую удельную тягу на килограмм веса в режиме форсажа, чем их аналоги в палубной авиации НАТО. Это потребовало создания более крупных форсажных камер в двигателях. Но ведь, с другой стороны, Су-33 и Миг-29К из-за более мощного режима форсажа имеют преимущества в маневренном бою против катапультной палубной авиации с более слабыми двигателями, которая не может так быстро развивать ускорение. А ведь именно эти преимущества послужили одной из причин выигрыша корпорацией МиГ тендеров у Boeing и Dassult для палубной авиации авианосцев Индии.

Но, видимо, желание посильнее укусить Россию затмило рассудок НАТОвских критиков. Ну а дальше рассуждения тех же спецов развиваются в том же ехидно-злобном духе. Причем, предположения выдаются за факты. Читаем дальше:

Такой недостаток (слабая катапульта, которой вообще-то нет — ВБ) вынуждает российских военных сокращать количество используемого топлива и снижать полезную нагрузку самолетов…

Отвечаю (и об этом уже не раз заявляло российское военное руководство и командование ВМФ): с топливом у «Адмирала Кузнецова», как и у других кораблей группировки, никаких проблем нет. Гигантской емкости танкеры пришли следом за крейсером в Средиземку, а другие на подходе. Это раз. И два. Полезная нагрузка у наших самолетов определяется не резервами топлива, а характером задач. Зачем нагружаться «под завязку», если надо быстро и прытко выйти на разведанную цель, нанести удар и уйти на палубу крейсера? К тому же вместе с палубными истребителями в небе Сирии работают и наши самолеты, взлетающие с аэродрома Хмеймим. Далее НАТОвские спецы утверждают: «Российское военное ведомство также испытывает нехватку высококвалифицированных кадров, способных взлетать и приземляться на палубу авианосца».

И опять ложь. В составе Морской авиации ВМФ России был сформирован отдельный корабельный истребительный авиационный полк, получивший 100-й номер. Пилоты этого полка во время интенсивных тренировок получили большой опыт взлета с корабля и посадки на него. А еще с марта 2014 года, после возврата Крыма в состав Российской Федерации, стало известно, что комплекс палубной авиации «Нитка» на Черном море переходит в собственность Вооруженных Сил России. С тех пор там проводятся учебно-тренировочные полёты лётчиками отдельного корабельного истребительного авиационного полка палубной авиации Северного флота.

Ну и, наконец, в статье Wall Street Journal упоминается факт, который нельзя опровергнуть: в ноябре текущего года один из российских самолетов потерпел крушение после взлета с авианосца. Происшествие произошло при проведении тренировочных полетов в результате технической неисправности. Истребитель МиГ-29 упал во время захода на посадку за несколько километров до авианосца «Адмирал Кузнецов». Летчик самолета катапультировался. Ну а что, на авианосцах США не бывает ЧП? И все на них идеально?

Может, стоит вспомнить хотя бы некоторые факты?

Виктор Баранец, «Комсомольская правда»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1