США, Болгария, Молдавия. Теперь и Франция. Мир смотрит на Россию

   Дата публикации: 28 Ноябрь 2016, 17:52

Фийону, конечно, кто-то еще припомнит и дружбу с Путиным, и «слабость» к России. Но совершенно точно, это будет не Ле Пен. А остальные, видимо, ему уже не соперники.

Франсуа Фийон

Западная социология реабилитирована. Пусть после американского нокаута она и во Франции оказалась поверженной. Но здесь это был только нокдаун. Теперь она вновь держит стойку и доказывает, что все еще что-то может. Вот как предсказала неделю назад, что Франсуа Фийон победит, так и произошло. Правда, после первого раунда праймериз «Республиканцев» предугадать это уже было несложно. Тогда все вдруг с удивлением для себя обнаружили, что против Фийона у записного фаворита консерваторов Алена Жюппе практически нет шансов. А Саркози не обнаружили вообще.

В паузе между турами не столько из уважения к возрасту разменявшего восьмой десяток Жюппе, сколько из стремления поддержать интригу, СМИ еще пытались создать видимость какой-никакой борьбы. Но после теледуэли двух экс-премьеров – уже совсем вяло. И очную ставку в эфире, и второй подход к урнам Фийон выиграл за явным преимуществом. Двукратное превосходство. А ведь участие в голосовании приняли четыре с половиной миллиона избирателей. Причем, собственно «республиканцев» – лишь две трети. Еще и левые, и ультраправые, и неопределившиеся.

Наверное, такого соотношения все равно недостаточно, чтобы корректно спроецировать этот результат на апрель, а скорее всего – на май. Главу государства тоже, вероятно, выберут только со второй попытки. Но именно эту схватку можно считать «скрытым финалом». В спорте так называют преждевременное столкновение наиболее реальных претендентов на победу. К тому, что им будет представитель именно этой партии, изначально склонялось большинство французских аналитиков. Теперь всем понятно, кто там шагает правой.

Может быть, она у Фийона и не такая радикальная, как у Марин Ле Пен. Но у лидера «Нацфронта» левая, как говорят футболисты об «одноногих» игроках – и вовсе только для ходьбы. А экс-премьера потому и считают центристом, что он и для социалистов, что разочаровались в собственных вождях, может оказаться фигурой в Елисейском дворце вполне уместной. Во всяком случае, как умеренная альтернатива откровенным евроскептикам и националистам. Впрочем, и он никогда не страдал безудержным еврооптимизмом. В свое время выступал даже против единой валюты ЕС.

Другое дело, всегда считалось, что жесткость и лидерство не относятся к числу его достоинств. Профессиональный министр, ведавший в разных составах правительства образованием, наукой, почтами, космосом, социалкой. Дважды премьер при Саркози. Управленец, каких мало. Но и только. Еще в феврале его рейтинг не дотягивал до 10%. Тогда никто и представить не мог, что так оценивали не его лично, а только его готовность ввязаться в борьбу. Интеллигентный, сдержанный, аккуратный. Казалось, слишком порядочный для всего этого. Но теперь он в деле. И ничуть не изменил себе.

И уже говорят, что у него получилось идеальное вступление в большую кампанию. Потому что ему не пришлось ничего придумывать и лезть из кожи вон. Хватило лишь желания, наконец, стать первым. А ведь и правда, прозревают французы, нужно обладать исключительными качествами, чтобы всю пятилетку Саркози оставаться его премьером, но так и не стать его подобием. Ему, конечно, еще припомнят и дружбу с Путиным, и «слабость» к России, даже несмотря на то, что слывет англоманом. Но совершенно точно, это будет не Ле Пен. А остальные, видимо, ему уже не соперники.

Может быть, в отличие от Марин он и не полная противоположность «четырехпроцентному» Олланду. Но если для кого-то во Франции жизненно важно, чтобы непременно «шерше ля фам», то Фийона, имея в виду жесткость объявленных им реформ, сравнивают с Маргарет Тэтчер. Так что и в этом смысле все при нем.

Михаил Шейнкман, РИА Новости

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
fiyon_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1