Кто будет оплачивать атлантическую солидарность?

   Дата публикации: 27 ноября 2016, 10:35

Как считает Der Spiegel, наибольшую обеспокоенность победа Дональда Трампа на выборах президента США вызвала в структурах НАТО.  Всё-таки Трамп называл НАТО «устаревшей» организацией и даже намекал на возможность пересмотра отношений Вашингтона с военным блоком, в который кроме США и Канады входят 26 европейских государств.

stol-obama

Похоже, аргументы союзников из Старого Света, призывающих крепить оборону против «агрессивной» России, большого впечатления на Трампа не производят. Поэтому после телефонного разговора с избранным президентом США генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг начал энергично призывать членов альянса раскошелиться ради укрепления «трансатлантических связей».

Прибыв 23 ноября с визитом в Лондон, Столтенберг заявил, что европейские страны должны последовать британскому примеру и выделять на оборону не менее 2% от ВВП каждой страны-члена альянса. Напоминание Трампа об этой цифре звучит как ультиматум. Уже нет сомнений, что европейцам придётся увеличивать свои военные расходы, уменьшая этим финансирование блока из американской казны и отказываясь от затратной идеи создания единых европейских вооружённых сил. Доклад, подготовленный генсеком НАТО, признаёт,  как отмечает Der Spiegel, что от Трампа можно ожидать и других неприятностей. В их числе —  возможный отказ новой администрации США от размещения американских войск в Восточной Европе и сокращение контингента вооружённых сил в Германии. На фоне таких опасений вариант с увеличением европейцами затрат на нужды НАТО выглядит, пожалуй, для них лучшим в плане удовлетворения требований Трампа.

Если говорить о финансовой стороне вопроса, то нельзя не отметить, что Трамп не зря поднял тревогу по поводу «безбилетного» проезда в поезде НАТО абсолютного большинства стран-членов альянса. США покрывают 73 % общих расходов НАТО, это около 650 млрд. долларов ежегодно.  Остальные, вместе взятые (26 европейских стран и Канада), выделяют 250 млрд. долларов. А многие члены альянса, следуя примеру Германии, отказываются оплачивать «справедливую долю», отдавая в НАТО не более 1% своего ВПП.

В установленную норму 2% ВПП из 26 европейских стран укладываются только четыре страны — Великобритания, Эстония, Греция и Польша (не самые богатые, если не считать Соединённое Королевство). Подводя бухгалтерию, Столтенберг отмечает, что если все члены НАТО будут следовать правилу об отчислении в бюджет альянса  2%  ВВП, то это будет означать получение дополнительных  100 млрд. долларов в год.

Однако и при таком относительном выравнивании расходов Соединённым Штатам придётся тратить вдвое больше, чем всем остальным 27 странам-членам НАТО, вместе взятым. Трамп недоумевает: если Европа так заботится о своей безопасности, то почему за деньги американских налогоплательщиков?

ВВП США составляет чуть больше  16 триллионов долларов;  ВВП европейских стран-членов НАТО — почти 20 триллионов долларов. Трамп убеждён, что европейцам вполне по силам оплачивать расходы альянса в размере  400 млрд. долларов. Цена «крохоборства» Трампа — примерно 150 млрд. долларов.

И, конечно, остаётся вопрос: а в ответ на какую угрозу надо тратить такие деньги и с кем нужно готовиться к войне? В разгар холодной войны у СССР и его союзников по Варшавскому договору была  в Европе группировка вооружённых сил численностью более 1 миллиона военнослужащих, сегодня в России армия не превышает полумиллиона человек. Без войск США и Канады армии стран НАТО располагают вооружёнными силами, превосходящими российские вооружённые силы по численности как минимум в три раза. Европейский взнос в содержание НАТО обсуждается ныне на уровне 250-300 млрд. долларов,   что в 4-5 раз больше военных расходов РФ. Не одному Трампу, а и любому здравомыслящему политику непонятно, как при таком соотношении Россия может создавать военную угрозу для Европы.

НАТО потеряла смысл существования с исчезновением СССР. Недовольство американских политиков необходимостью оплачивать европейские страхи перед Россией зрело годами. Как сейчас признаёт Столтенберг, об этом ему говорили и президент Обама, и многие конгрессмены, с которыми он встречался.  В американских правящих кругах уже никто не спорит, когда Трамп говорит, что США оплачивают «непропорционально большую долю расходов НАТО». Многие политики в США полагают, что американские гарантии безусловного выполнения статьи 5-й Соглашения о взаимной обороне альянса вполне достаточны с точки зрения готовности администрации  любого американского президента защищать европейских союзников.

Джон Мак-Тернан (McTernan), бывший спичрайтер Тони Блэра, отмечает, что самая большая проблема для стран НАТО — не избранный президент США, а отсутствие уверенности у общественности этих стран в целесообразности сохранения альянса. Мак-Тернан указывает на опасность «нового Brexit»: одним этим словом, считает он, можно  выразить недовольство европейцев существованием военной организации, которая достаётся им из поколения в поколение, ничуть не меняя своей  направленности против русских. В глазах миллионов граждан европейских стран Россия — не виновник международной напряжённости, а жертва неумной политики их правительств.

О том, что европейцы заигрались, говорит многое, в том числе авантюризм планов создания собственных вооружённых сил ЕС. Кроме того, что реализация этого замысла  требует огромных затрат, сам замысел оказывается невыполним. Это признаёт и Столтенберг, предлагающий забыть об этой идее, исходившей от примкнувших к НАТО стран Восточной Европы и Прибалтики. Они мечтали перевооружить свои армии по американским стандартам, принятым у старожилов альянса. Теперь вряд ли получится.

На встрече в Лондоне Йенс Столтенберг и Тереза Мэй подтвердили, что любые инициативы по обороне Европы должны быть связаны с укреплением существующих структур НАТО, а не дублировать их путём создания новых вооружённых формирований. Комментируя ненадобность в параллельных вооружённых силах,  состоящих исключительно из армий стран-членов ЕС, Столтенберг заявил, что Европа выиграет от более тесной интеграции в области  военной техники. Он призвал брать пример с Соединённых Штатов, где производится всего три типа ракет класса «воздух – воздух», а в европейских странах НАТО – 13 разных типов. США имеют один тип боевой машины пехоты, в то время как Европа — 19. Такая же картина и в других видах вооружений. Нет у НАТО денег на подобные излишества. «Cтраны НАТО и члены ЕС просто не могут позволить себе два набора сил и возможностей», — заявил Столтенберг.

Николай Бобкин, ФСК

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1