Сырьё в обмен на разговоры. Сергей Гуркин

   Дата публикации: 25 ноября 2016, 18:14

«Президент Порошенко, если бы вы слушали меня больше, чем сами говорите, вы бы уже услышали ответы на ваши вопросы».

Сырьё в обмен на разговоры

Это — цитата из выступления главы Еврокомиссии Жан-Клода Юнкера на пресс-конференции по итогам переговоров евробюрократов с Порошенко. Впервые чиновник такого ранга выразился в адрес украинского президента так прямо.

От очередного саммита Украина-ЕС ждали многого. Во всяком случае — в Киеве. Во всяком случае — на словах. За считанные дни до саммита президент страны божился, что «безвиз дадут», а соглашение об экономической ассоциации — подпишут. Но ни того, ни другого не произошло.

«Безвиз» для майданной власти — фетиш. Реальной пользы от него нет: 95% населения он не нужен, денег на евротуризм у них нет, а права работать в Европе «безвиз» не дает. Власти страны третий год подменяют понятия, приравнивая «безвиз» к объединению с ЕС. Но Киеву не дали не только реального, но и такого, воображаемого, «объединения».

То же ‑ и с соглашением об экономической ассоциации Украины и ЕС. Реальной пользы для экономики от него нет: Киев подписал документ на кабальных условиях, пообещал открыть все рынки (что уже и сделал), а взамен получит во много раз меньше. Но и такого, колониального соглашения тоже пока нет.

Зачем что-то отдавать, если вторая сторона согласна на все за одно лишь обещание это отдать? К визовому вопросу вернутся в декабре, к вопросу об ассоциации — весной. И все как будто довольны, если не считать, что президент 40-миллионной страны в очередной раз соврал своим согражданам.

В сухом остатке — чистая победа евробюрократов. Вопрос о «безвизе» затягивается — и долго еще будет затягиваться. Никто в здравом уме не хочет предоставлять даже половинчатый безвизовый режим нищей стране, в которой полно оружия и не работают законы. Против выступили все три ключевые страны ЕС — Франция, Германия и Италия.

Затягивается и вопрос об ассоциации. Пока что для ЕС в этой сфере — сплошные плюсы. Их товары проникают на Украину без барьеров, а в обратном направлении барьеры сохранились. Объем экспорта с Украины со времен госпереворота не только не вырос — он почти вдвое снизился. Но все-таки нужно затягивать рассмотрение: голландцы на референдуме голосовали против, Марин Ле Пен смогла бы использовать это в предвыборной кампании, особые торговые условия для Украины воспринимаются электоратом, как шаг к их членству в ЕС, а этого никому не надо.

В общем, Петр Порошенко не получил ничего, кроме риторики о «поддержке» и «дальнейшем сотрудничестве». Ему разрешили надувать щеки и говорить, что это был первый саммит, когда не Украине задавали вопросы, а она сама требовала от ЕС выполнить обещанное. Пусть себе говорит.

А европейцы вытрясли из него обещание разрешить экспорт леса-кругляка. Он, правда, и так экспортируется, но пока незаконно (в интернете полно страшных фотографий лысых склонов Карпатских гор). А теперь будет экспортироваться законно. Прощай, украинская деревообработка.

Это решение, которое у Порошенко купили за 600 млн евро («на реформы»), имеет не только конкретно-прикладной (по расчетам экспертов — 300 млн евро в год), но и метафорический смысл. Украина, с точки зрения ЕС — это сырьевой придаток. Если уж она продает самолеты прямо чертежами, как это было с «Мрией», то почему тот же подход не должен использоваться и в других сферах экономики?

Тот, кто добровольно отказывается от производства добавочной стоимости и от роста экономики собственной страны — представитель крайне редкого вида полезных идиотов. При таких плюсах можно закрыть глаза на многие минусы.

Что Украина будет делать после того, как ее власть распродаст всё, от земель и деревьев до газопроводов и промышленных разработок — это Европы не касается. В конце концов, Порошенко дал это обещание добровольно. Формально именно на нем лежит ответственность за надвигающуюся экологическую, экономическую, социальную катастрофу. Старые евроциники себя в финансовую обиду не дадут, а на фашистов из Киева им решительно наплевать.

Если к Украине относятся, как к расходному материалу, то можно ждать аналогичного отношения и к ее гражданам. Впрочем, что это мы? Да ведь это давно так и есть. Объем трансплантации органов ни для кого не является секретом. Причины популярности рейсов до Киева среди европейских мужчин возраста 50+ (и особенно 60+) — тоже. Какие именно виды работ выполняют украинские гастарбайтеры в Европе — тоже все знают. Все это вместе (распродажа тел, проституция и мытье туалетов) называется евроинтеграцией.

Формально говоря, винить себя евробюрократам не в чем. Коллективный Порошенко сам к ним пришел. Нынешняя украинская власть не только согласна на унизительные кабальные условия — она готова еще и взять кредит, чтобы заплатить за доступ к кабале.

Кто бы устоял против такого соблазна?

Сергей Гуркин, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1