Наброски к психологическому портрету Трампа

   Дата публикации: 25 ноября 2016, 21:15

Избранный президент США Дональд Трамп уже столько наговорил до и после выборов, что недостатка материала для размышлений и прогнозов нет. Рассуждать сейчас о будущей политике Трампа внутри страны и на международной арене — дело неблагодарное. Мы имеем дело c человеком импульсивным и потому непредсказуемым. И всё, что мы сможем сказать сегодня о Трампе, в большей или меньшей степени напоминает гадание на кофейной гуще.

trump

Но как раз это ещё больше подхлёстывает тех, кто ищет ответ на вопрос: Who are you, Mr. Trump? Конечно, свита делает короля, и многое будет зависеть от окружения Трампа, от его будущей администрации. Но, думается, предугадывая будущую политику Трампа, прежде всего надо вооружиться его психологическим портретом, который даст нам основание надеяться, что мы сможем что-то предвидеть.

Трамп — прежде всего бизнесмен

Чем больше просматриваешь выступления Трампа, читаешь о нем в разных источниках, тем больше приходишь к выводу, что Трамп — это настолько «густая и мутная смесь», что разложить ее на составляющие — дело нелегкое.

Многие, кто писал о Трампе, согласны с главным: он, прежде всего, бизнесмен. Ход его мыслей идет в парадигме «выгода — потеря». И в смысле денег, и в других смыслах.

Некоторые аналитики, например, бывший министр иностранных дел Израиля Шломо Бен-Ами именно так и рассуждает, подтверждая свою мысль тем, что первое, что сказал Трамп о НАТО, было его предложение к странам-членам Альянса увеличить их денежные взносы на общую оборону.

Быть «деловым человеком» — не каждому дано, не каждый готов к этому. Трамп — это человек, который привык ставить перед собой большие и трудные задачи и непременно добиваться их решения. Непременно. Он не просто волевой. Он упертый. Он может отбрасывать шелуху и видеть главное в конце пути. Ради дела он готов вкалывать 36 часов в сутки, он не следит за временем и плюет на окружающих.

Трамп — это… Трамп

Он бизнесмен и, значит, он переговорщик. Деньги важны, но не главное. Он любит переговоры, получает удовольствие от самого процесса, потому что знает, что у него это получается, знает, что окружающие это оценивают. Он предвкушает успех переговоров, и потом смакует саму сделку, обсуждая ее в узком кругу или перед прессой.

В биографической книге Майкла Д’Антонио (Michael D’Antonio) «Всегда мало: Дональд Трамп и погоня за успехом» (Never Enough: Donald Trump and the Pursuit of Success, 2016) приводятся воспоминания некоего Тома Гриффина о том, как тот вел переговоры с Трампом о продаже ему земли в Шотландии. «Это был упёртый переговорщик, не готовый уступить ни по одному даже самому незначительному вопросу», — говорит Гриффин.

Трамп — артист. Тот же Гриффин отмечает, что главное воспоминание о переговорах с Трампом — это театральность обстановки. «Было такое впечатление, что сидящий за столом златовласый человек — актер, играющий свою роль на лондонских подмостках. Дональд Трамп играл Дональда Трампа. Это было что-то невероятное», — вспоминает Гриффин.

Тот, кому придется вести переговоры с Трампом как с президентом, должен знать: Трамп уломает любого.

Не надо его злить

А если идет не по его плану — он в гневе, может послать окружающих подальше, включая ближайших помощников. Уходит в себя и ищет путь к успеху. Он не любит проигрывать и не добиваться своего. Это касается и бизнеса, и быта, и простого общения. Не терпит возражений. Любое возражение воспринимает как агрессию против себя и отвечает ударом на удар. Его называют тяжелым человеком.

Он, несомненно, физически вынослив. Он не хватается за сердце и не меряет пульс, он просто упорно, как вол, добивается своего. Именно такой характер сделал его нынешним Дональдом Трампом — миллиардером, для которого в материальном смысле нет ничего невозможного в Америке. Лучше его не злить.

«Я — король»

Именно такие люди, добившись финансового могущества, в определенный момент жизни приходят к мысли о том, что есть нечто более весомое, чем деньги, — власть. И потому выдвижение себя кандидатом в президенты — совершенно закономерная эволюция Трампа. Стремление к власти — это проявление одной из главных черт Трампа: его нарциссизма.

«Это хулиган, нарцисс, который забоится больше о себе, чем о благе окружающих», пишут он нем газеты.

Кто только не называл Трампа нарциссом! В книге журналиста Тимоти О’Брайэна (Timothy O’Brien) с неологизмом в названии — «ТрампНация: Искусство быть Дональдом» (TrumpNation: The Art of Being the Donald, 2005 г.) говорится о том, что задача Тампа заключается в собственном возвеличивании, и чтобы все это величие видели. У него не просто нарциссизм, у него явная мегаломания.

Журналист пересказывает разговор с Трампом, когда тот рассказывает о том, как богатые и известные люди посещают его шикарное поместье в Палм-Бич во Флориде: «Все они тут едят, они любят меня, они целуют меня в зад.

Когда все они уходят, то после говорят про меня: «он ужасен». Но я — король».

При этом Трамп может быть раскован до той степени, когда впору задуматься: а знает ли он границы приличия?

Кто на свете всех важнее?

Между тем, нарциссизм — это судя по всему, часть игры, которую вынуждены играть люди, достигшие таких высот бизнеса или политики. Они иначе не могут.

Американский журнал «Psychological Science» в 2013 году опубликовал результаты психологического исследования под названием «Обоюдоострый меч грандиозного нарциссизма: его значение для успешного и неуспешного лидерства среди президентов США». В этой работе ученые ранжировали американских президентов по степени самовлюбленности. На первом месте оказался Линдон Джонсон, за ним следуют Теодор Рузвельт, Андрю Джексон, Франклин Делано Рузвельт, Джон Кеннеди, Ричард Никсон и Билл Клинтон. Самым скромным оказался 13-й президент США Миллард Филлмор (1850-1853 гг.).

Сопоставляя занятые президентами «места по нарциссизму» с объективными результатами их деятельности, авторы исследования пришли к выводу, что нарциссизм является обоюдоострым мечом для тех, кто им страдает.

Например, с положительной стороны «грандиозный нарциссизм» ассоциируется с тем, что президенты инициировали новые законы, утверждали всеобщую повестку дня, были очень убедительны в своих выступлениях и, в конечном счете, оставались в истории как вершители судеб. С отрицательной стороны, «грандиозный нарциссизм» ассоциируется с неэтичным поведением президентов и их импичментом.

Несомненно, Трамп, будь он среди изучаемых президентов, занял бы одно из лидирующих мест. И если поставить Трампа в контекст выводов исследования, то в перспективе следует ждать чего-то определенно выдающегося (так как Трамп уже сейчас не похож ни на кого), либо… его досрочного смещения с должности.

Трамп, несомненно, личность. Так что Америку и, вероятно, весь мир ждут нескучные годы его президентства.

«Всегда быть в маске — судьба моя»

Всё, что я прочитал о Трампе, не дает, тем не менее, такой картины, когда можно было бы сказать: я знаю этого человека достаточно, чтобы делать выводы.

И что интересно, сами американские аналитики не могут точно ответить на вопрос: кто такой Трамп? Один из американских журналистов сказал, что Трамп «достиг чего-то особенного, а именно, существования, которое не обеспокоено движением души». Но прав ли этот журналист?

Трамп всегда в маске, которая стала его лицом. Вероятно, он и сам не всегда знает, когда он в маске, а когда — нет. А никто не знает, чего можно ждать от Трампа.

Он всегда хочет видеть себя победителем, это и смыл, и цель его жизни. Он просто хочет быть первым — во всём. Это и привело его к президентскому креслу.

И потому трудно не согласиться с выводом журнала «The Atlantic», который написал: «Дональд Трамп всегда играет Дональда Трампа, борясь до победы, но не зная, зачем».

Игорь Пшеничников, РИА

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1