Россия и Япония: выгодный мир дороже уговора. Ирина Алкснис

   Дата публикации: 24 ноября 2016, 17:21

Знаменитые кадры годичной давности, когда премьер-министр Японии в буквальном смысле бежал на встречу с Владимиром Путиным, могут служить наглядной иллюстрацией текущей стадии российско-японских отношений.

Россия и Япония: выгодный мир дороже уговора

Оживление в последние месяцы российско-японских контактов не оставляет сомнений, что страны делают очередную попытку перевести межгосударственные отношения на качественно новый уровень в виде заключения, наконец, мирного договора. Внешние обстоятельства таковы, что на этот раз перспективы достижения договоренностей куда лучше, чем раньше. Причины лежат в объективно существующих внешних и внутренних условиях, которые всё сильнее давят, вынуждая Японию и Россию договариваться.

Что нужно Японии

Безусловно, приятным для Москвы фактом является то, что на Токио это давление куда сильнее и его заинтересованность в договорённостях значительно больше, нежели у Кремля – отсюда очевидная большая активность японской стороны.

Причин тому несколько.

Во-первых, резкое усиление геополитической напряжённости в регионе и необходимость для Японии решать оборонные задачи. Страны Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии вовлечены во всё более туго затягивающийся узел конфликтов, в котором ключевыми точками являются Корейский полуостров и Южно-Китайское море. Ситуация настолько сложна, что переход противоречий в фазу горячей войны всё чаще прогнозируется не в формате вероятности, а в формате конкретных сроков, когда это случится.

Японии в этой конструкции предуготована весьма неблагодарная роль. С одной стороны, она ключевой союзник США в регионе, что, в принципе, должно бы гарантировать безопасность. Но с другой стороны, как всегда есть нюансы: у Штатов репутация не слишком надёжных союзников в отношении «младших» партнеров. Но главная проблема в Китае. По сути, всё туже закручивающиеся в регионе пружины потенциальных военных конфликтов, в конечном счёте, основаны на противостоянии Вашингтона и Пекина.

Военные эксперты полагают, что Китая пока еще не готов бросить вызов США в военной сфере, но это именно пока. Когда (если) это случится, думать будет поздно: Япония первой и наиболее сильно попадёт под раздачу вне зависимости от того, как будут развиваться события. Причина проста: Китай уже много десятилетий лелеет планы поквитаться с Японией за зверства японских оккупантов в ходе Второй мировой войны.

Япония тоже не теряет времени и активно наращивает оборонные мощности. Но в случае чего, против китайской военной машины ей вряд ли устоять. А значит, Токио нужны дополнительные гарантии безопасности, и Россия – единственная, кто может их дать.

Несмотря на наращивание в том числе военного сотрудничества с Пекином, Москва старательно дистанцируется от конфликтов в азиатском регионе. Да и застарелой ненависти и стремления реванша по отношению к японцам у нас нет – исчерпывающе отомстили в 45-м. Так что Россия вполне может стать посредником-покровителем для Японии, если дела в регионе начнут разворачиваться совсем уж крутым образом.

Во-вторых, давит на Японию серьёзный энергодефицит. Заинтересованность Токио в энергетическом сотрудничестве с Москвой, планы строительства трубопроводов на японские острова, поставок СПГ и электроэнергии с российского Дальнего Востока – не иллюзии и не гипотетические предположения, а реально существующие планы с живой заинтересованностью в них Страны восходящего солнца.

В-третьих, серьёзные экономические проблемы Японии. Страна уже десятилетие не может выбраться из жёсткой стагнации. Приход к власти в США Дональда Трампа не только не обнадёживает, а скорее наоборот обещает ухудшение ситуации, поскольку новый американский президент будет решать экономические проблемы своей страны. Вряд ли ему будет дело до трудностей зависимого вассала. Тут Россия тоже может стать источником улучшения ситуации в случае запуска масштабных совместных проектов – промышленных, логистических и т.д.

Что нужно России

При этом неверно было бы говорить, что у России нет заинтересованности в Японии. Можно выделить минимум два важнейших для нас направления:

1. Доступ на богатый японский рынок, в первую очередь энергетический.
2. Сотрудничество в технологической сфере – поскольку Япония обладает рядом важнейших новейших технологий, например, в станкостроении, в которых крайне заинтересована России.

Однако разница в том, что у заинтересованность Японии в России куда более острая, вынужденная, если не сказать жизненно необходимая. А Россия, со своей стороны, безусловно заинтересована в сотрудничестве с Японией, но никакой срочности и жизненной необходимости в этом нет.

В подобных раскладах неудивительно, что в межгосударственных отношениях именно со стороны Японии наблюдается наибольшая активность и старательность в налаживании сотрудничества.

Курилы преткновения

Однако, как и все предыдущие десятилетия, на пути заключения мирного договора стоит давний камень преткновения – территориальный спор о принадлежности Курильских островов.

Фактура по данной проблеме хорошо известна.

Споры вокруг этих территорий между Россией и Японией с периодической сменой ими государственной принадлежности и многочисленными заключенными межгосударственными документами идут уже больше полутора столетий. Но в основе своей позиции обоих сторон достаточно просты.

Япония обосновывает свои претензии на южную гряду Курильских островов Симодским трактатом о торговле и границах 1855 года, по которому ей как раз и отходили те самые четыре спорных острова – Итуруп, Кунашир, Шикотан и группа островов Хабомаи.

Для России же главным опорным пунктом её позиции является победа СССР во Второй мировой войне, в результате чего она и утвердила свою юрисдикцию надо всеми Курильскими островами.

Главная интрига происходящего и головная боль для обеих сторон ныне связана с Московской декларацией 1956 года. Согласно этому документу стороны договорились о заключении мирного договора, после чего Советский Союз пообещал передать Японии две из четырёх спорных территории – Шикотан и Хабомаи.

Заключение мирного договора и передачу уже тогда в 1950-60-х годах двух островов Японии было сорвано США.

Причина проста – эти два острова не имеют стратегического значения. Проявляя добрую волю и передав их Японии, Россия (тогда СССР) не несёт никаких серьёзных потерь. Однако передача ещё и Кунашира с Итурупом нанесёт колоссальный ущерб, поскольку благодаря им (и незамерзающим проливам рядом с ними) Россия всегда имеет свободный выход в Тихий океан, а не заперта в Охотском море, что критически значимо и для гражданских, и тем более для военных целей.

Так что ничего удивительного, что США, используя вассальное положение Японии, вынудили вновь поднять вопрос о передаче Японии не двух, а четырёх островов (вернее трёх островов и группы островов), и этот вопрос вот уже шестьдесят лет является непреодолимым препятствием для закрытия территориальных споров и заключения мирного договора между нашими странами.

Любое решение – хуже для всех

Ситуация усугубляется тем, что эта тема уже давно вышла за рамки чисто межгосударственных отношений. Курильские острова для России и «Северные территории» для Японии стали своего рода национальной идеей фикс. Отступление от твёрдой позиции по территориальному спору вызовет серьёзнейшее общественное недовольство.

В определённом смысле у Кремля ситуация сложнее, нежели у японских властей. Российское общество твёрдо стоит на позиции «Курилы наши». Российское общество не знает – да и не хочет знать – всех деталей и тонкостей. Тот факт, что советское государство в своё время обязалось передать Японии два не имеющих стратегического значения острова, а РФ неоднократно подтверждало приверженность этому обязательству в силу правопреемства, не остановит общественного недовольства, если такая передача состоится. Особенно теперь, когда Россия весьма успешно вновь играет в серьёзные геополитические игры на международной арене.

В то же время у Японии ситуация немногим проще. Все последние десятилетия пропаганда старательно накачивала общественное мнение в непреклонной позиции в отношении четырёх островов. В результате согласие на два острова также будет воспринято японцами как слабость и поражение их государства. Это даже если оставить в стороне вопрос, насколько японские власти могут принять такое решение в обход мнению своего «сюзерена».

Однако, похоже, что японское общество начали готовить именно к такому развитию событий. Вот уже около года в японских СМИ раскачиваются «качели»: регулярно вбрасываются «утечки», что правительство согласно на передачу двух островов, которые не менее регулярно опровергаются официальными лицами. При этом уже был опубликован социологический опрос, согласно которому половина японцев согласна на два, а не четыре острова. Всё это выглядит подготовкой почвы и общественного мнения для сглаживания негативного эффекта от готовящегося Японией изменения своей позиции и согласия только на Шикотан и Хабомаи.

В результате сложилась несколько парадоксальная ситуация. В случае исполнения давно заключённых договоренностей, на которых уже более полувека настаивает наша страна, это станет не успехом России и даже не успехом Японии, а серьёзным поражением обеих сторон – во всяком случае, именно так это будет воспринято в общественных мнениях.

Отсутствие решений как взаимный успех

Все эти проблемы и риски, разумеется, прекрасно осознаются властями страны. Это нашло своё отражение в весьма примечательной позиции, которую занимает Россия в отношениях с Японией. Эта линия сводится к максимальной интенсификации сотрудничества по всем направлениям при, по сути, игнорировании и торпедировании курильского вопроса.

Последние месяцы практически в ежедневном режиме поступают новости о масштабных совместных проектах России и Японии, о разрабатываемых планах и уже запущенных проектах. Но этот процесс сопровождается беспрецедентно жёсткой риторикой российских официальных лиц в отношении Курил. Позицию «Курилы наши» (безо всяких оговорок и ссылок на декларацию 56-го года) за последние недели максимально прямолинейно озвучили Сергей Лавров, Валентина Матвиенко в ходе своего визита в Японию и лично президент страны.

Слова подкрепляются весьма выразительными жестами – от экспедиции Минобороны на курильский остров Матуа, где расположены развалины японских военных укреплений времен Второй мировой, до совсем свежего размещения на островах ракетных комплексов «Бал» и «Бастион».

Видится две возможных цели подобных действий российских властей.

Во-первых, если заключение мирного договора всё-таки реально и выполнение обязательств по Московской декларации в виде передачи двух островов неизбежно, подобная жёсткая позиция Кремля позволит выторговать у Японии дополнительные условия, которые будут выгодны для России и смягчат возможный общественный негатив. Например, какие-нибудь формы совместного суверенитета, гарантии демилитаризованной зоны и/или отсроченную на длительный срок передачу.

А во-вторых, Москва подобной жёсткой, почти оскорбительной позицией провоцирует Токио на отказ от компромисса по Курильским островам. В конце концов, ничто не мешает развиваться российско-японским отношениям и сотрудничеству и без урегулирования территориального спора. Тем более, что при всей российской заинтересованности японцам это надо больше.

Семьдесят лет мы прожили без мирного договора – и ещё столько же проживём. Курилы пока целиком останутся российскими, а дальше как карта ляжет.

Какой из этих двух вариантов сработает, станет ясно уже ближайшее время – в ходе декабрьского визита Владимира Путина в Японию.

Ирина Алкснис, История.рф

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1