Почему у Украины не получилось. Павел Шипилин

Дата публикации: 24 Ноябрь 2016, 11:14

Мустаф Найем, журналист «Украинской правды», с призыва которого начался Евромайдан, поделился с читателями своего Фейсбука грустными мыслями о контрреволюции. Горлан-главарь разочарован: все пошло не так. Но могло ли пойти иначе?

Почему у Украины не получилось

Евромайдан широко отметил свою третью годовщину, по традиции разбив несколько витрин, спалив покрышки, послушав пламенные речи и прокричав раз пятьсот «Слава Украине». Легче не стало, прежний оптимизм и решимость не вернулись. Мустаф Найем теперь бороться с властью не хочет— возможно, потому, что сам стал властью. «Я не уверен, что «всех снести» и «снова на баррикады» — это то, что нам поможет», — почти искренне написал он в своем Фейсбуке.

Печальный итог Майдана выражен и более объективно: три четверти населения считает, что незалэжная держава развивается в неправильном направлении, как показал осенний опрос Центра Разумкова. Причем, жителей Донбасса и Крыма по понятным причинам выразить свое мнение не просили, если бы они по-прежнему входили в состав Украины, недовольных, подозреваю, было бы больше девяноста процентов.

Это национальная катастрофа.

Конечно, разочарованы не все — те, кто у власти, переменами довольны. Даже несмотря на то, что Петр Порошенко, как рассказывают осведомленные люди, прибрал к рукам все денежные потоки, в отличие от своего предшественника, который худо-бедно делился с олигархами. Кое-что с барского стола перепадает министрам, депутатам и административной верхушке в регионах. Эта элита, если такой термин вообще применим по отношению к украинским воришкам, и есть настоящий победитель «революции гидности».

Строго говоря, если размышлять над тем, что случилось с Украиной, фактор населения, легкого на подъем против власти, можно не учитывать — мнение маленьких людей никого не интересует. Их лишь используют для достижения меркантильных целей, в основном, при решении внутриолигархических разборок, когда требуется говорить от имени народа. Главными актёрами украинской политической и экономической жизни являются те, кто столпился у бюджетного корыта, именно здесь происходят основные события. Публика огрызается, отталкивает друг друга локтями, стараясь подобраться поближе, а самые решительные и беспринципные, которые уже наслаждаются содержимым, бдительно следят за передвижениями конкурентов, мгновенно и очень жестко реагируют, если чувствуют опасность.

Эти резкие телодвижения, интриги, ругань, драки, запрещенные приемы называются в Киеве политикой.

Украина все еще ведет себя так, будто она не государство, а территория России, отделенная от нас границей и освободившаяся от контроля из центра. Имеющая, правда, все атрибуты: герб, флаг, гимн, посольства, что и создает иллюзию суверенитета. Многие понимают, что воссоединение двух русских стран, возвращение блудной дочери — это лишь вопрос времени. Причем, не факт, что Москва опять захочет объединения. Можно любить друг друга и на расстоянии, от этого любовь, как правило, становится только крепче.

Государствообразующей элиты в Киеве как не было, так и нет — любой патриот, проникающий во власть, мгновенно превращается в казнокрада. Калибры у всех разные, как и размеры взяток и откатов, но кредо одинаково: жить нужно сейчас, строить государство — слишком долго, скучно и утомительно. Шокирующие е-декларации народных избранников, ворвавшихся в Верховную раду на волне непримиримой борьбы с коррупцией, говорят о том, что рыхлое тело Украины совершенно не приспособлено к самостоятельности и не имеет защиты от человеческих слабостей. Такое государство нежизнеспособно.

Активисты Евромайдана, сегодня разочарованные его результатами, так и не поняли, что во всех украинских бедах виноваты сами. Революция — дело куда более серьезное, чем тот флешмоб, на который их пригласил Мустафа Найем три года назад. Майдановцы почему-то посчитали свою миссию выполненной, когда злого вора Януковича удалось заставить бежать. Хотя именно с этого момента и начались главные проблемы, которые надо было решать всей страной. Что, впрочем, неудивительно, ведь мятеж изначально был нацелен на разрушение, а не на созидание.

В итоге экономика лежит в руинах, незалэжная держава нахватала долгов, отдавать которые предстоит нескольким поколениям, МВФ душит тарифами на ЖКХ, безработица зашкаливает, зарабатывать стране не на чем, потому что единственный надежный рынок сбыта украинских товаров, российский, — закрыт. И нет никаких надежд на восстановление домайданного уровня жизни.

Украина как суверенное государство была обречена с самого начала, когда взяла курс на Запад, туда, где она никому не нужна. Каждый мятеж, всенародный или локальный, приближал и приближает незалэжную державу к концу срока, который ей отмерян.

Напрасно Мустафа Найем винит подлых контрреволюционеров, сегодня даже самые наивные понимают, что Евромайдан затеяли олигархи, чтобы убрать Януковича и занять его место, и был поддержан Западом, чтобы осложнить жизнь России. А весь увлекательный процесс смены одних воров при власти на других провели маленькие украинцы, почему-то решившие, что с ними кто-то планирует делиться доходами. Нет, биомасса нужна, чтобы доходы, наоборот, отнимать. Взамен ей позволено подбадривать себя криками «Слава Украине».

Так что Мустафа Найем ошибается: никакой революции не было, как теперь нет контрреволюции. Растеряв территории и несколько тысяч жизней в пылу сражений за евроассоциацию и безвизовый режим, нэнька возвратилась к тому состоянию, с которого начала три года назад. Только стала раз в десять беднее.

Павел Шипилин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
maydan_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1