Конец эпохи напёрсточников. Виктор Мараховский

   Дата публикации: 24 ноября 2016, 13:30

Через десять дней в Итальянской республике пройдёт конституционный референдум, расширяющий полномочия правительства и ужимающий полномочия всех остальных — регионов, депутатов и так далее.

Конец эпохи напёрсточников

В отличие от предыдущих сенсационных голосований года — на сей раз нет даже никакой интриги. Предложенный премьером Ренци, проевропейцем, пронатовцем и вообще эталонным представителем вчерашнего дня — референдум заведомо провалится.

Эксперты по данному поводу поясняют, что а) это будет своего рода протестное голосование итальянцев против политики руководства, «неспособного решить экономические и социальные проблемы» страны и б) дополнительный пинок по фундаменту общеевропейской стабильности, которую в последнее время шатает практически еженедельно.

В частности — протестное голосование подорвёт евро и приведёт к очередному правительственному кризису, поскольку в случае провала своей инициативы Ренци намерен уйти в отставку

…Таким образом, мы можем более или менее уверенно констатировать: «восстание против элит» (или, как выражаются более мягкие СМИ, «восстание против истеблишмента») никому не привиделось. Оно есть и движется волной, от страны к стране. По пути если не приводя к власти т.н. популистов — то по крайней мере ставя в крайне неудобное положение привычных уже «центристов», царствию которых, как недавно казалось, не будет конца.

Но есть один нюанс.

Штука вся в том, что это «восстание» по сути — скорее законопослушный аналог известных беспорядков в Портленде 2016-го, в Англии 2011-го или во Франции 2005-го.

Потому что собственно протест и прямое выражение недовольства есть. Есть даже некое проявление народовластия. Не хватает пока только самого народовластия. Ни прямого, ни опосредованного.

Касательно «опосредованного» — достаточно вспомнить, как сложились судьбы «вождей Брекзита» в Британии. Главным инициатором его, напомним, была маленькая, но ставшая вдруг заметной в конце нулевых «Партия независимости Соединённого Королевства» (UKIP). Маргинальная и обложенная компроматом по самую макушку, она совершила невероятное — референдум о Брекзите состоялся и был победоносен.

Так вот: осенью нынешнего же года избранная председателем UKIP на волне триумфа Дайян Джеймс (спустя 18 дней после избрания) неожиданно подала в отставку, сославшись на какие-то очень внезапные личные причины. А ушедший уже в отставку глава партии Найджел Фарадж был приглашён было новым президентом США Д. Трампом на пост посла Великобритании в США, но премьер Тереза Мэй отрезала: «Нет для Фараджа такой вакансии».

Кстати, возглавила Англию времён Брекзита противница Брекзита. А главой МИД при ней стал Борис Джонсон, который ещё зимой заготовил две авторские колонки для СМИ — одну за ЕС, другую против. В результате он получил распределение в евроскептики, которых и возглавил.

То есть истеблишмент, восстанием против которого было британское голосование, неплохо справился с последствиями, не привлекая людей со стороны

С «прямым» же народовластием всё ещё печальнее. Напомним: в течение последних четырёх десятилетий — в развитом мире чахли и вырождались любые формы самоорганизации граждан по профессиональному или политическому признаку.

Таяла с 1970-х по обе стороны Атлантики профсоюзы. Постепенно сводились на нет массовые политические партии, превращая власть в «дело профессионалов».

Так, во Франции в 1978 году в партиях состояли 5,5% населения — сегодня около 1,5%.

В ФРГ в 1980 году в партиях состояли 4,5% граждан — а спустя три десятилетия 2,3%.

В Италии в 1980 году было почти 10% партийных — сейчас чуть больше 5%.

В Британии и Норвегии цифры упали втрое. В Финляндии, Швеции, Швейцарии — вдвое.

Причины очевидны: вместе с исчезновением в развитых странах многолюдного производства (заводов на 100 000 пар рабочих рук, железных дорог с миллионами сотрудников) и массовых армий («миллион пехотинцев с винтовками» уступил всюду место «тысяче профи верхом на роботах») — начало исчезать и то народовластие, которое было порождено эпохой массового производства и войны.

В передовых странах началась «бархатная сомализация» —  проще говоря, дробление всех форм политической самоорганизации граждан

Собственно общественные (то есть представляющие и защищающие общество) организации начали — причём успешно и при поддержке тех самых «профессиональных элит» — вытесняться организациями, противостоящими обществу, борющимися с ним и его установками на самосохранение и воспроизводство.

Формы «социальной идентификации» XX века («Я католик, литейщик, член профсоюза и Партии Свободных Социалистов, а вот моя старуха и наши четверо по лавкам») — были вытеснены идентификациями на основе каких-нибудь отдельных, «вырванных из контекста» сущностей.

Общественную жизнь как мог начал имитировать конгломерат союзов феминисток, секс-меньшинств,  короткостволистов и противников оружия, курильщиков и противников курения, движений за легалайз марихуаны и экологов.

Казалось, повторим, что так будет долго. Однако весь этот кордебалет внезапно показал свою несостоятельность, провалив в 2016 году целый ряд судьбоносных голосований.

И сейчас в передовом мире налицо образование вакуума. Потому что «имитационное народовластие» уже провалилось

А вот настоящее — за несколько десятилетий, фактически за два поколения «социального размагничивания» граждан — сильно дисквалифицировалось. И перенять власть у дисквалифицировавшихся же, выродившихся элит — ещё тоже пока не в состоянии.

Поэтому, собственно, «антиэлитное восстание американских националистов» против «глобальных либералов» возглавил миллиардер-одиночка. И поэтому восстание британских евроскептиков было вообще не просто не возглавлено, но ещё и оперативно обезглавлено.

И поэтому «завтрашний день» внезапно проснувшегося в передовом мире народовластия — это, конечно, время ярких громких популистов. Это, может быть, даже время авантюристов и аферистов.

Это совершенно естественно — поскольку гражданам передового мира придётся учиться самостоятельно думать и выстраивать какое-никакое цельное мировоззрение (без которого невозможно заниматься собственно политикой) заново, почти с нуля. И по пути к собственно «народной политике», обучаясь, они, вероятно, пройдут всю традиционную цепочку из разводил и напёрсточников.

…К сказанному остаётся добавить, что в нашей стране ситуация несколько иная.

В силу особенностей исторического развития главной общественной организацией народа у нас является само государство

Из-за чего любой «истеблишмент» в России всегда и постоянно норовил по возможности демонизировать, расшатать и расклепать именно его. И продолжает делать это по сей день.

Кстати, поэтому и главная опасность с точки зрения масс — как их ни науськивают на Продажных Чиновников — исходит не от них, а от тех, кому эти чиновники продаются. То есть открытая семибанкирщина, купившая государство, представляется гражданам куда большим злом, чем даже самый толстый и проворовавшийся, но по крайней мере вечно боящийся последствий госслужащий.

И именно поэтому руководство России в последние годы начало прилагать хорошо заметные (корявые или нет, но всё более интенсивные) усилия по возрождению в гражданах политического образования.

Потому что время напёрсточников в России, конечно, было в позапрошлом десятилетии. Но это не значит, что оно не попытается вернуться в следующем.

Виктор Мараховский, УМ+

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1