Украина: в состоянии «послеправдия». Андрей Ганжа

Дата публикации: 23 Ноябрь 2016, 08:30

Ре-сти-туция!

hohol

Недавно Оксфордский словарь выбрал «Слово года». Им оказалось прилагательное post-truth — «послеистинный», «послеправдивый». Слово обозначает обстоятельства, «при которых объективные факты оказывают меньшее влияние на формирование общественного мнения, чем обращение к эмоциям и личным убеждениям» (in which objective facts are less influential in shaping public opinion than appeals to emotion and personal belief). Англичане «приложили» это неприятное слово к характеристике процессов выхода Великобритании из Европейского союза (Brexit) и американской президентской избирательной кампании.

Счастливые! Ведь для них это только «прилагательное». Для Украины последних трех лет это явное «существительное», поскольку в состоянии «послеправдия» мы именно существуем. Украинским СМИ и «экспертному сообществу» не нужны факты или иные форматы объективной реальности — бал правит ЭМОЦИЯ! Которую, как показала жизнь, очень легко конвертировать в насилие. В этих условиях истина становится неуместной («truth itself has become irrelevant» — это тоже из статьи в Оксфордском словаре).

«Послеправдие» выливается на головы украинцев сознательно, регулярно и обильно, но порой его малограмотность и заведомая проигрышность проявляется так отчетливо, что появляются вполне обоснованные сомнения — а хочет ли украинская власть и ее медийная обслуга выиграть (или хотя бы свести вничью) ту войну, которую она навязала Украине? Или у нее другая цель? Или в силу своей глупости она неспособна это сделать? Хотя последнее вряд ли. Успешный политик может быть кем угодно (словарь бранных эпитетов бесконечен), только не дураком. Глупость — это не качество политика, это те помои, в которых умные политики полощут сознание народа. Потребителям скармливают эмоциональную жвачку, в которой, в полном соответствии с Оксфордским словарем, «правда становится неуместной».

Вот примеры «постправды», причем «первой свежести».

Когда голосуют «люди и территории»

16 ноября дипломаты и СМИ Украины сообщили, что «…украинский проект резолюции «Ситуация с правами человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополь (Украина)» в ООН поддержали 73 страны, 23 против, среди них Россия и Беларусь». Казалось бы — ура!!! Вот она, победа. 73 страны «за нас» и только двадцать три против!

При этом большинство ресурсов деликатно умолчало, что это не резолюция Генеральной Ассамблеи, а всего лишь поддержка на Третьем комитете ООН, который рассматривает социальные и гуманитарные вопросы. Будет ли он вынесен на Ассамблею — не уверен. И вот почему.

Дело в том, что резолюции Генеральной Ассамблеи ООН обычно стремятся к единогласию. А единогласием в отношении украинской резолюции даже не пахнет. Более того, оценка голосования — это вещь лукавая. С точки зрения формальной цифры — да, Украина победила. 73 страны — за, 23 — против, ну и 76 воздержалось. А двадцать вообще проигнорировали голосование. Хотя даже эти цифры — провал в сравнении с подобным голосованием 2014 года, когда за украинские интересы в Крыму вступились 100 стран, против были 11 и воздержались пятьдесят восемь.

А если оценивать по другим критериям, тогда вообще катастрофа. Судите сами…

Общая площадь суши планеты Земля (по данным «Белой Книги» ЦРУ) 148 939 063,133 км2. На этой планете существуют 29 стран, площадь которых превышает один миллион квадратных километров — от Российской Федерации (17 075 400) до Египта (1 001 450). В сумме это 102 160 740 квадратных километров. Все остальное приходится на 164 страны, от Ватикана (0,44 км2) до Танзании с ее 945 090 «квадратами». Так вот, если подсчитывать «страны-миллионники», то из них «против» украинской резолюции девять стран (суммарная площадь 40 396 250 км2), за — 4 страны (29 262 120), а мудрые африканцы из Конго и Эфиопии (3 449 710) попросту плюнули на эти «разборки белопузых» и не голосовали вообще.

Если анализировать по критерию населения, то картина тоже невеселая. На планете 11 стран, чье население превышает 100 миллионов. Из этих гигантов два (США и Япония — «на пару» 438 миллионов населения) проголосовали за украинскую резолюцию. Три (Китай, Индия, Россия — 2 670 миллионов) — против, остальные воздержались.

Да, конечно, есть еще могучий Евросоюз (4 324 780 кв. км территории и 514 миллионов населения), но даже если учитывать и его, то общий вывод не изменится: большая часть планеты и населения этой планеты резолюцию не поддержала. Кстати, если учитывать 28 стран Евросоюз «за одного», то «цифровой» итог голосования станет совсем унылым: «за» будет всего 46 субъектов международной политики.

Вопрос: зачем шум в прессе поднимали? Для того чтобы создать новый поток «послеправды» и убедить население, что «мир за нас»? Или доказать, что наши управители и что-то полезное делают, а не только скирдуют наличность в подвалах своих усадеб?

А что до «мир за нас», то, панове, на Украине сейчас не в моде цитировать русских императоров, но стоит вспомнить мысль Александра III, что «за нас — только наша армия и флот». Все остальные — против. И еще как против!

Страшное слово, написанное на колеснице украинской бури (почти по Камю)

И это слово — реституция. Тот ужас, к которому подводят страну.

20 октября на Украине и в Польше парламентарии подписали совместную «Декларацию памяти и солидарности». Спикер Рады Парубий был в подростковом восторге, убеждая всех вокруг, что уж теперь-то мы встанем «плечом к плечу со всеми нашими побратимами всего свободного мира» против российского империализма. И даже разместил у себя на ФБ-странице фото картины Ганса Крелла «Битва под Оршей», где в 1514 году «объединенное войско украинцев, поляков и литовцев во главе с великим украинским князем Константином Острожским… наголову разбило московское войско».

Ну ладно, спикеру не по чину знать, что князь Константин был Великим гетманом Литовским, а в его войске собралось ополчение территории современной Беларуссии (8000 бойцов), наемники (6663 человека), 2500 всадников надворной королевской хоругви Войцеха Самполинского и отряда польских добровольцев Яна Тарновского. И все… Но драка получилась знатной, и русских приложили крепко. Хотя ту войну Великое княжество Литовское стратегически проиграло: Смоленск остался за Москвой.

Но спикеру следовало хотя бы догадаться, что история — баба вздорная, и она может выставить дураком даже революционного политика. Ибо чего проще: превратить икону в триптих, и справа от картины Крелла выставить, например, «Битву под Пилявцами» Мирослава Добрянского, где побратимы-украинцы разнесли по кочкам побратимов-поляков. А слева — медаль Дадлера, посвященную вышибанию литовцами из Киева украинских побратимов в 1651 году. Да еще и с надписью: «Киевские сломанные луки и бунтарей-сагайдаков Радзивилл передает тебе, царь Казимир».

Но да Бог с ней, с историей. Сразу по подписании Декларации депутат украинского парламента Юрий Шухевич объяснил коллегам, что же они натворили: «Украинский народ, вчера в этом зале наши депутаты проголосовали за так называемую декларацию памяти и солидарности. Без обсуждения, без всего! … Смейтесь, паяцы! Вы знаете, за что вы проголосовали?.. Нет, господа, из этой декларации выходит, что пакт Молотова — Риббентропа был незаконный. И в результате этого и началась Вторая мировая война. И в результате этого Польша была оккупирована. И тем самым они рассматривают наши западные земли как свои польские земли».

И этот 83-летний сын командующего УПА Романа Шухевича знает, о чем говорит. Потому что «Декларацией» Украина сама, добровольно признала право Польши на реституцию. То есть на материальное возмещение ущерба в результате неправомерного международного акта путём восстановления состояния, существовавшего до его совершения. Иными словами: что было польским до 1939 года — вернуть полякам.

А было много… По современным польским данным, в Восточных Кресах Польши после 1939 года только у 7244 «осадников» (так назывались польские крестьяне-землевладельцы, участники силовых украинско-польских противостояний 1920-х годов) было конфисковано 133 146 гектаров земли. Еще в 2013 году поляк Ежи Броневский выиграл в Европейском суде дело №31 443/96 — о компенсации ему Украиной 60 400 тысяч евро за дом, принадлежавший его бабушке.

А буквально на днях Powiernictwo Kresowe, польская организация, собирающая документы для будущих реституций, сообщила о готовности к подаче в суд четырех исков с претензиями на:

— жилой дом с прилегающими хозяйственными постройками и двенадцать гектаров сельскохозяйственных угодий в пгт Мельница-Подольская Борщевского района Тернопольской области (исковая сумма — шестьдесят тысяч долларов);

— жилой дом, полезной площадью шестьдесят три квадратных метра, с прилегающей жестяной мастерской с участком для строительства в тысячу двести квадратных метров в Ковельском районе Волынской области (семьдесят восемь тысяч долларов);

— бывшее помещичье хозяйство в Ровенской области с тринадцатью с половиной гектарами земли (шестьдесят семь тысяч долларов);

— два жилые дома в Киеве с компенсацией за эксплуатацию медного рудника в Харьковской области (полтора миллиона долларов).

Вот так: четыре иска — миллион семьсот пять тысяч. А таких исков готово Поверництва ТЫСЯЧА ШЕСТЬСОТ!

Сами поляки в комментариях хохочут. Некто под ником «Jeśli Ukraina jest państwem» пишет: «Если Украина является государством хотя бы немного уважаемым, то она сделает все, чтобы отклонить иски, как это сделали польские суды с претензиями немецких жителей наших западных земель». Искреннее спасибо другу-поляку за толковый совет, но вопрос только в том, являются ли украинские керманичи «państwem choć trochę poważnym» (государством, хотя бы немного уважаемым)?

И надо отдавать себе отчет, что первая же реституция повлечет за собой вал исков, и не только польских.

Несколько лет назад меня интересовал, в аспекте реституции, вопрос о будущем заповедника Аскания-Нова. Все-таки 33 тысячи гектаров роскошной земли. Столь рано ушедший от нас продюсер «МК в Украине» Владимир Гоцуленко тогда не заморачивался: он снял трубку и позвонил в Вадуц (Лихтенштейн), на виллу «Аскания-Нова», своему хорошему знакомому, барону фон Фальц-Фейну, племяннику основателя заповедника. На вопрос о возможных «реституционных планах» Эдуард Александрович своим моложавым и слегка грассирующим голосом выдал просто мини-антрепризу: «Нет, нет, что вы! Я уже в возрасте (барону шел тогда 101-й год), я уже не могу». Потом выдержал театральную паузу и добавил: «А вот моя внучка Казимира может!»

Ну, а для понимания возможных масштабов катастрофы добавлю только, что на территории будущей Украинской ССР (на то время без западных областей современной Украины, Бессарабии, Буковины и Крыма) в 1917—1920 годах земель было конфисковано 12,3 миллиона гектаров. И все это может стать предметом реституции.

В общем — широко шагает Украина. Но поймите, ради Бога, что в условиях широко закрытых глаз «послеправдия» государство может существовать ровно столько, сколько позволят внешние силы, руководствующиеся фактами, логикой и иными качествами объективной реальности. А потом большинство элиты переходит на сторону победителя, часть — благородно утилизируется, а «хозяин» (ведь, по Конституции, это «народ») с недоуменным: «Как же так? А я и не знал!!!» начинает понимать, что в очередной раз оказался «козлом Азазеля». Или по-нашему — «цапом-відбувайлом» (козлом отпущения).

Андрей Ганжа, ИА REGNUM

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
hohol


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1