Ради сохранения поста главы МВД Аваков «умоет Украину кровью». Максим Равреба

   Дата публикации: 23 Ноябрь 2016, 18:30

Празднование на Украине третьей годовщины начала двух майданов, 2004 и 2013 годов… оно было очень унылым и депрессивным. Как не старались разукрасить гримеры покойника, которого при жизни звали «национальное возрождение», или «день свободы», или «революция достоинства» — ничего не получалось. Украинское общество выглядело не радостным и вдохновенным, как тогда, когда оно поголовно оделось в вышиванки, скакало ла-ла-ла и перекрашивало в цвета национального флага урны и мусорные ящики, нет. Украинское общество выглядело очень подавленным и депрессивным.

Арсен Аваков

Самые искренние в свое время сторонники «революции достоинства» были охвачены совсем не энтузиазмом, а иными чувствами. «О трех постмайданных годах коротко. Разочарование. Стыд. Безнадега. PS. Суки!». Это написал в своем профиле социальной сети Facebook журналист и издатель Дмитрий Гордон. Немного ранее годовщины Евромайдана он публично объявил о сложении депутатских полномочий в Киевсовете из-за нацистских популистов тягнибоковской «Свободы». Многочисленные прохожие на Крещатике и Майдане независимости, которых неутомимо опрашивали корреспонденты украинских телеканалов, поголовно демонстрировали подавленность и депрессивность. Порой даже агрессию. Это отношение очень тонко чувствует тот, кто в свое время «прославился» знаменитым постом в Facebook, призвавшим всех прийти на Крещатик «с зонтиками, термосами, кофе, пледами и хорошим настроением».

Мустафа Найем в День достоинства и свободы закрыл комментарии в своем популярном профиле. А на следующий день вновь открыл. Тем самым показав, что это было сделано, чтобы не слышать тысячи проклятий от тех, кто три года назад воодушевленно «лайкал» призыв и пришел с кофе и хорошим настроением. Теперь настроения сменились на противоположный знак. Найем это знает, поэтому провел самый главный для киевского режима праздник на средиземноморском побережье Турции вместе с вождем сотен самообороны Евромайдана, Парубием. С официальным визитом, разумеется. А неутомимый и суетливый Ляшко, раздававший в 2013 году свои партийные вилы массовке на Крещатике, в этот день тоже покинул Киев и отправился праздновать на воды в Карловы Вары, где жил в 4-звездочном отеле Vienna House Dvořák. День свободы и достоинства у него прошел в утомительных походах по очень дорогим магазинам этого старинного немецкого курорта, популярного до сих пор своими целебными минеральными источниками.

И вот Порошенко в этот день был брошен всеми теми, с кем он стоял на Евромайдане и вещал со снегоуборочного бульдозера на Банковой улице. Но и он очень боялся встретиться глаза в глаза с теми тысячами, сотнями тысяч, миллионами людей, которые поверили в возможность изменить жизнь путем очередного майдана. Что это будет не повторение 2004 года, не те же самые грабли, а нечто другое. Они оказались правы. Это действительно изменило не только Украину, но и их собственную жизнь. Правда в худшую сторону, ибо социальный лифт, он ведь возит пассажиров не только наверх. Он порой опускает и вниз. Впрочем, те десятки тысяч, кто погиб на гражданской войне, этого так и не поняли. Не успели понять. Они не дожили до третьей годовщины. А Петр Порошенко дожил. Он все знает и поэтому решил не выходить на то злосчастное место, которое открыло ему путь в главный кабинет, главного здания Украины на улице Банковой.

Порошенко в тот день выступал на безопасном расстоянии не только от Крещатика и Банковой, но и от народа, который внес его в президентский кабинет. Порошенко свое обращение сделал из очень символичного для нынешней Украины здания — старинного военного Арсенала в сердце цитадели старой Печерской крепости. Ну а место, где начинался Евромайдан, — оно было оцеплено, как карантинная, чумная зона. Туда пускали только сквозь рамки металлодетекторов и после досмотра личных вещей, обыска и обнюхивания собаками. 15 000 силовиков охраняли хунту от народа в этот день. Такого не было никогда. И это показывало еще одно чувство, которое теперь неотделимо от странного праздника. Страх. Хунта стала бояться, и бояться не «российского вторжения», не «пятой колонны», но своего народа. Этот страх уже получил название — «Шатун». По названию «страшной» крипи-истории про «агентов Путина», которую выдумали в СБУ и которой испугались сами. Хотя, конечно, боятся они иного.

Все, кто следил, тоже с нетерпением ждали иного. Нацистов. И они появились, как и обещали, в понедельник вечером, на Майдане независимости. И были эти горящие шины, были крики «смерть ворогам», было факельное шествие с файерами к офису человека, которого демонизировали до степени «кума Путина». Были битые витрины очередного несчастного офиса Сбербанка России и сгоревший салон красоты — итог «народного негодования». И вот здесь я позволю себе коротко оценить это театрализованное действо и дать по нему прогноз. Именно поэтому я ждал почти два дня после «праздника». Я ждал реакции тех, для кого был спектакль. А в понедельник вечером, посмотрев, как фашистские штурмовики бандита и наемника Кохановского кривлялись в центре Киева после сожжения салона красоты вместо офиса Медведчука и побития витрин в Сбербанке России, я задался логичным вопросом. Почему, как бабы, скандалили с ментами из-за четырех-пяти шин, которые те не давали поджечь? А когда добились своего, радовались, как дети… Но почему, если это протестные, а не аниматоры, которым заплатили за анимационную программу, почему они жгли три шины, а не платежки с тремя нулями, от которых главы украинских семей становятся кирпичными и напиваются до беспамятства? Почему им нужно, чтобы ненавидели Виктора Медведчука, который даже не в политике и не во власти? Но который, на общественных началах, зачем-то вытаскивает из плена карателей. Почему не скажут ему за это спасибо хотя бы? Я же отчетливо помню тот плакат на майдане, в понедельник: освободить «наших» то ли побратимов, то ли героев войны… Ну вот Медведчук их освобождает. Даже если бы у него были какие-то корыстные мотивы, то они не могут изменить суть. Медведчук ведет сложные переговоры и меняет пленных карателей. Так почему же нужно громить его офис? Также я не слышал о том, чтобы кто-то из освобожденных по обмену публично выразил благодарность Медведчуку. Почему же такая черная неблагодарность? Я не знаю. Я не знаю.

Как и то, почему «лениноборец» Кохановский так давно устраивает опереточные скандалы и все время избегает ответственности? Даже административной. Если хунте не нужны «картинки для Путина», и ради этого дискредитировали и демонизировали само слово «майдан» как символ плана «Шатун» и отказались праздновать собственный праздник, спрятавшись от людей, то почему Кохановский беспрепятственно устроил то, что он устроил, и аваковские силовики ему не мешали? А ведь избавиться от Кохановского было очень просто! Нужно было запретить ему через суд устраивать массовые акции под предлогом угрозы терактов. Нужно было не пускать его фашистских штурмовиков через металлодетекторы. Наконец нужно было просто задержать его за неподчинение полиции и посадить хотя бы за хулиганство на пятнадцать суток. И все — и никаких «картинок для Путина». Нельзя было так сделать? Нет? А чего?

А все потому, что так совпало, что Аваков и «партия войны» — до сих пор проблема для Порошенко, и он не может убрать министра МВД никак. Все потому, что Аваков давно представляет собой реальную силу, вооруженную силу, официальную вооруженную силу. И когда Порошенко пытается показать, что власть — он, то немедленно происходит какая-нибудь демонстрация силы с участием фашистского полка «Азов». А в понедельник Кохановский со штурмовиками потому и бесчинствовали, что полиция и нацгвардия им не мешали, но даже помогали. И никого не задержали даже. А про возбужденные дела наврали. Да — это был план «Шатун». Но только не мифического «Путина», а реального Арсена Авакова. Не даром незадолго до празднования годовщины Евромайдана, аваковский наемник Кива (популярный в украинском сегменте социальных сетей) написал, что в случае отставки Авакова, «Украина умоется кровью». И это не шутка. Аваков обязательно умоет кровью тех, кто попытается его убрать. Ему терять нечего.

И последнее. Реакция тех, для кого и устроили оперетку с побитием витрин и поджиганием салонов красоты, под файеры и кричалки. «Западные партнеры». Это было для них, а не для вас. Им демонстрировали то, что проевропейская власть в опасности. Что есть те, кто готов шатать эту власть. Шатуны. И только силы, подчиненные Авакову способны навести порядок. А может быть и не так. Может быть, это Порошенко показывал, что несмотря на попытки навести порядок и унять нацистов, они есть, и они не «узбагоились». Что из-за того, что Европа не выполняет обещаний, растет число евроскептиков, а еврооптимистов на Украине скоро начнут бить нацисты. А Аваков им потворствует своим бездействием. Так или нет, но зритель — Запад. И «самая свободная пресса» отреагировала. Но шутки клоунов украинского цирка оказались для них слишком тонкими. Пресса Европы и США написала, что были беспорядки, что побили витрины, что нападали на кого-то там. С картинками. «И что?» — спросите вы. И всё. Украина Западом забыта. У Запада более важные дела. МВФ, к примеру, в ноябре решил дать транш кредита не Украине, а Финляндии. А ЕС вновь отсрочил принятие решения о снятии визового режима. Чем очень сильно подставил Порошенко, который сказал записать его обещание, что визы отменят в ноябре. Не отменили. И благодаря «картинкам для Путина» и костюмированным шоу план «Шатун» — не отменят. Украина утомила враньем и сварами, утомила кричалками и скакалками. Украина утомила хвастовством и мистификациями. Коррупцией и терроризмом. Украина утомила всех.

Максим Равреба, ФАН

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
glaz


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1