Борьба за Чёрное море. Какой флот выставит НАТО против России?

   Дата публикации: 23 Ноябрь 2016, 11:45

Долгосрочные планы и стратегии Североатлантического альянса, предусматривающие глобальное доминирование и параллельно с этим – ослабление потенциальных региональных конкурентов, и в первую очередь России, не будут пересмотрены в рамках новой администрации США, берущей в свои руки бразды правления Соединёнными Штатами после 20 января 2017 года. Ключевые события в противостоянии России и «сдерживании агрессии» с её стороны, как отмечают эксперты, близкие к Пентагону и Госдепу США, будут разворачиваться на южном стратегическом фланге и конкретно – в бассейне Чёрного моря, которое из-за своей близости к театрам военных действий многочисленных ближневосточных конфликтов и основным ресурсным центрам мирового значения выдвигается в натовских планах на первое место.

flot

Близкий к американскому правительству и финансируемый из фондов Государственного департамента США Центр анализа европейской политики (CEPA) подготовил в этой связи крайне примечательный доклад, в котором отражены оценки и рекомендации близких к вашингтонским «ястребам» экспертов относительно шагов, которые необходимо предпринять Североатлантическому альянсу для восстановления утраченного паритета с Россией в регионе, а также сдержать её гипотетическую экспансию в наиболее слабых странах НАТО – Румынии и Болгарии. Лайф проанализировал, насколько реальны натовские планы в Черноморском регионе и чего стоит опасаться России.

Признаваемая мощь России

Авторы доклада начинают с того, что констатируют факт роста влияния и мощи России, которая реализует амбициозную программу перевооружения армии и флота, что в ближайшее десятилетие, по мнению экспертов CEPA, приведёт к стратегическому изменению баланса в военно-морской сфере, одним из основных показателей чего станет превосходство российского Черноморского флота над ВМС сильнейшей страны НАТО в регионе — Турции.

В этой связи следует отметить, что сам факт модернизации ЧФ России подмечен совершенно верно, однако носит она, со стороны России, скорее замещающий характер, так как в прошлые годы, в силу ограничений по базированию флота в тогда ещё украинском Крыму, Россия не могла вводить в состав флота новые корабли и подлодки без довольно муторной бюрократической процедуры согласования с Киевом. Потерянное за прошлые годы пора наверстывать, и поэтому в состав Черноморского флота пошли новые суда — ключевой для флота на ближайшие годы станет программа возрождения подводных сил.

Так, в состав ЧФ пойдёт серия из 6 подводных лодок типа «Варшавянка»  636-го проекта, которые составят костяк 4-й отдельной бригады подводных лодок, базирующейся на Новороссийской военно-морской базе. Будут также передаваться флоту и малые ракетные корабли проекта 21631 типа «Буян-М»: в составе Черноморского флота уже несут службу два таких корабля, крайне позитивно зарекомендовавшие себя уже в сирийской операции, нанося удары по позициям боевиков крылатыми ракетами типа «Калибр» из акватории Каспийского моря.

Для ЧФ строится ещё 4 таких корабля. В состав флота также войдут и современные фрегаты, два из которых — «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен» — уже несут службу в 30-й дивизии надводных кораблей Черноморского флота.

Естественно, что на фоне развала и деградации флотской и в целом военной инфраструктуры России на южном стратегическом направлении в 90-е годы нынешний подъём вызывает в натовских столицах нездоровое оживление. И если ряд ориентированных на Запад отечественных экспертов говорят о том, что НАТО интересует исключительно военный аспект взаимодействия государств, то в докладе CEPA приоритеты и угрозы евроатлантическому сообществу обозначены чётко – это планы Владимира Путина по созданию «евразийского полюса доминирования» путём построения блока пророссийских государств в рамках таких интеграционных проектов, как Евразийский экономический союз и ОДКБ.

Вашингтонские эксперты указывают на стратегическую важность Чёрного моря для НАТО в контексте, прежде всего, обеспечения безопасности при транзите энергоносителей из региона Центральной Азии, а также возможность проекции силы на Ближневосточный регион, что, кстати, Россия сейчас как раз таки успешно и демонстрирует, запустив т.н. “Сирийский экспресс”, который обеспечивается силами оперативной эскадры Черноморского флота в Средиземном море.

В докладе подчёркивается, что Москва приняла обновлённую военно-морскую доктрину в 2015 году, которая предполагает создание «зон ограниченного доступа» – то есть «закрытие» определённых территорий для доступа иностранным военным кораблям и судам посредством форсирования систем ПВО и противокорабельного ракетного оружия. Учитывая развёртывание после воссоединения Крыма с Россией новейших ракетных комплексов «Бал», а также существенное усиление противовоздушной компоненты береговых частей ЧФ комплексами С-400, в такую «зону ограниченного доступа» превращается весь Черноморский бассейн.

При этом натовские эксперты подчёркивают, что Россия практически не испытывает давления в южной части Чёрного моря, так как Турция занимает выжидательную позицию, действует осторожно и занята по большей части конфликтами на своей южной границе, в частности в Сирии. Следует отметить, что это, по мнению экспертов CEPA, создаёт различные угрозы эскалации для союзников Вашингтона по НАТО.

Беззащитное НАТО и ненадёжная Турция

Переходя к проблемным точкам натовской стратегии в регионе, следует отметить несколько моментов, отражённых в докладе. Во-первых, это фактически признание того, что долгие годы события в бассейне Чёрного моря были пущены вашингтонским руководством на самотёк, а архитектура региональной безопасности натовских государств-членов не была разработана. Всё это приводит к тому, что в случае гипотетической агрессии никаких механизмов оперативного взаимодействия на этот счёт у Брюсселя нет — а значит, и реакция будет спонтанной и хаотичной, что и показали события в Грузии и в Крыму, которые аналитиками CEPA описываются именно сквозь парадигму провала политики НАТО на Черноморском направлении.

Второй ключевой проблемой альянса в регионе является слабость самих подопечных государств, наличие в Болгарии и Румынии целого круга социально-политических конфликтов, начиная от имущественного расслоения и заканчивая близорукой политикой элит, стремящихся порвать все исторические связи с Москвой, которые можно использовать для внутренней дестабилизации этих государств и подрыва единства Североатлантического альянса.

Также в качестве угроз интересам НАТО в регионе называется слабое финансирование болгарских и румынских вооружённых сил, и флота в частности, которые за последние годы довольно сильно сократились, а местная экономика и бюджет просто не потянули переход на стандарты НАТО. Также не нравятся вашингтонским экспертам и положения конвенции Монтрё от 1936 года, которая прямо запрещает нахождение в акватории Чёрного моря военных кораблей нечерноморских государств более 21 дня, а авианосцам и подлодкам «чужих» государств и вовсе запрещено проходить Босфор.

Если же говорить о планируемых мерах по выправлению ситуации, то им в докладе посвящена целая глава. Если говорить вкратце, то предлагается реализовать поэтапную программу милитаризации Черноморского бассейна, увеличения военного присутствия в нём иностранных вооружённых контингентов, ускоренную модернизацию флота, активизацию участия стран — членов НАТО в американских планах построения европейской ПРО.

Забавно отметить в этой связи, что в докладе активно критикуется Турция, которая прямо называется «ненадёжным союзником», который отказывается применять имеющиеся в Конвенции Монтрё механизмы по временному закрытию проливов (рассуждения о закрытии Босфора для российских военных кораблей в связи с сирийскими событиями неоднократно звучали в европейских столицах).

Черноморская гонка вооружений

Так что же предлагается конкретно?

Во-первых, речь идёт о формировании мультинациональной механизированной бригады из контингентов Болгарии, Румынии и Турции, инициатором создания которой выступил Бухарест. Интересно отметить в этой связи, что натовские эксперты предлагают в дальнейшем реализовать комплекс мер по интеграции румынских и молдавских вооружённых сил — начиная с совместного патрулирования госграницы и заканчивая формированием совместных подразделений и боевым слаживанием.

Все эти планы создают реальную угрозы столкновения подразделений этой региональной натовской бригады с военными Приднестровья и российскими миротворцами, расквартированными в зоне этого замороженного конфликта. Судя по всему, ставка альянсом будет сделана именно на Румынию — так, подчёркивается, что военный бюджет этого государства — члена НАТО составит 10,9 миллиарда евро к 2017 году с упором на модернизацию военно-морского флота.

Во-вторых, «накачивается» в военном отношении и Болгария. В Бургасе начал функционировать натовский координационный центр по безопасности границ. София обязалась предоставить до 400 своих военнослужащих в состав формируемой мультинациональной бригады, упоминавшейся выше.

К 2024 году Болгария обязалась увеличить свои оборонные расходы с нынешних 1,34% до 2%, что является требованием натоовского устава, причём до 20% всех оборонных расходов будут предназначены на приобретение новой техники, вооружений и амуниции. Болгария также запланировала выделение 1,4 миллиарда евро на краткосрочную модернизацию своих вооружённых сил, что предполагает приобретение нескольких корветов типа Lightning, а также капитальный ремонт и модернизацию 18 судов ВМС страны.

Парламент страны также одобрил выделение средств на приобретение полноценной эскадрильи многоцелевых истребителей: предполагается, что это будут либо американские F-16, либо шведские Gripen.

В третьих, Соединённые Штаты реализуют в пограничных с Россией государствах — членах НАТО так называемую Европейскую инициативу по восстановлению доверия, которая предполагает увеличение присутствия в регионе американских сухопутных и военно-воздушных сил. В частности, речь идёт об усилении Черноморской ротационной группы Корпуса морской пехоты США (BSRF), военно-воздушная компонента которой будет действовать с румынской авиабазы «Михаил Когайничену» и болгарской Ново Село.

В-четвёртых, будут задействоваться экспедиционные силы альянса, в первую очередь 2-я оперативно-тактическая военно-морская группа НАТО в составе голландского эсминца «Де Рюйтер», датского и канадского фрегатов «Абсалон» и «Шарлоттаун», турецкого корвета «Бейкоз», британского патрульного судна «Мёрси», двух греческих артиллерийских кораблей — «Мачитис» и «Никифорос», греческого же торпедного катера «Кристаллдис», а также танкеров и судов обеспечения. Вместе с американскими эсминцами УРО типа «Арли Бёрк» всё это представляет внушительную военно-морскую силу.

В-пятых, планируется активизировать работы по созданию регионального дивизиона американской стратегической ПРО уровня ТВД с дальнейшим развёртыванием в государствах-членах НАТО Черноморского региона системы «Иджис», один из компонентов которой уже был запущен в марте этого года на румынской авиабазе Девеселу.

sily

Если же говорить о политических рекомендациях, которые делаются в докладе CEPA, то они заключаются в повышении роли альянса в региональной системе безопасности и политическом главенстве США в структурах НАТО, которое никто и ни при каких обстоятельствах не должен ставить под сомнение. Чёрное море признаётся зоной стратегического интереса блока с прицелом на его влияние на события на Ближнем Востоке и Центральной Азии.

Софии и Бухаресту также предлагается трезво оценить свои военные силы, а также дать ответ на важнейшие социально-экономические вызовы, так как именно они подрывают эти государства изнутри, чем, конечно же, не преминёт воспользоваться «коварная Россия». Довольно примечательно, что в рекомендациях делается попытка витиевато обойти положения Конвенции Монтрё, учредив в Чёрном море помимо уже имеющихся двух оперативно-тактических военно-морских соединений НАТО ещё и третью такую группу с базой в румынском порту Констанца, укомплектовав её соединениями ВМС черноморских государств — членов НАТО.

В итоге вырисовывается довольно тревожная для России картина наращивания натовской военно-морской, военно-воздушной и сухопутной компоненты в зоне наших непосредственных стратегических интересов. И если с Турцией в общем и целом можно вести относительно субъектный диалог, так как у Анкары имеются свои, отличные от Брюсселя и Вашингтона, интересы, не ограничивающиеся Европой или Черноморским бассейном, то вот с Болгарией и Румынией диалог выстраивать крайне трудно по причине полного политического вассалитета этих государств.

Наращивание военно-морского потенциала Североатлантического блока вблизи Крыма и в проливах потребует от нашей страны укрепления своего южного фланга, пополнения корабельного состава флота новыми судами, а также крайне тонкой работы по разбалансировке выстраиваемого Вашингтоном единого антироссийского фронта южно-балканских государств. Однако без этой работы мы в один далеко не прекрасный момент рискуем оказаться запертыми в Чёрном море и с объединённым модернизированным флотом наших «партнёров» вблизи наших территориальных вод и зон экономических интересов.

Илья Ухов, LIFE

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
flot


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1