Возвращение отверженных. Дмитрий Дробницкий

Дата публикации: 21 ноября 2016, 13:56

Первыми назначениями в свою будущую администрацию Дональд Трамп удивил всех. Еще бы! Главой аппарата Белого Дома стал православный республиканец Рейнс Прибус, а старшим советником президента — директор анти-истеблишментного интернет-СМИ Breitbart Стив Бэннон.

Возвращение отверженных

После того как либеральные медиа — напомню, проигравшие эти выборы медиа! — вылили достаточно желчи на «подхалима Прибуса» и «фашиста Бэннона», они нашли себе новое развлечение — начались разговоры (как водится, со ссылкой на неназванные источники) о кризисе и даже хаосе в штабе избранного президента.

Мол, люди дерутся за власть, так что ситуация выходит из-под контроля. Доказательства? Не делаются ключевые назначения.

Это, по меньшей мере, передергивание фактов.

С даты избрания 45-го президента США прошло девять дней. За это время сделано два назначения. В 2008 году Бараку Обаме потребовалось почти три недели для того, чтобы назвать первого сотрудника своей администрации. Рональду Рейгану понадобилось для этого пять недель в 1980-м, а Джимми Картеру в 1976-м — четыре.

Сегодня в целом ясен круг лиц, которые будут занимать наиболее важные посты в Белом Доме и ключевых ведомствах с января 2017 года

Нас, разумеется, более всего интересуют люди, которые будут отвечать за внешнюю политику и национальную безопасность. Рассматривая кандидатов на соответствующие должности, нельзя не заметить одной примечательной закономерности.

Руди Джулиани, Джим Уэбб, генералы Майкл Флинн и Кит Келлог, Ньют Гингрич, Джон Болтон и даже сенаторы Джефф Сешнс и Боб Коркер — это очень опытные и именитые специалисты, но в свое время по разным причинам либо совсем изгнанные из большой политики, либо отодвинутые от принятия важнейших решений

За что? Как говорил классик, за правду-с.

Любопытно, что среди них есть как республиканцы, так и демократы.

Джим Уэбб принимал участие в демократических праймериз 2015-16 гг. Он снялся с гонки на раннем этапе, заявив о разочаровании как программой демократов, так и атмосферой в партии. И вот через год он появился в нью-йоркской резиденции Трампа. У Уэбба, ветерана вьетнамской войны, поработавшего и заместителем министра обороны, и членом профильного комитета Конгресса, достаточно квалификации для того, чтобы возглавить Пентагон.

Но вот уже десять лет заслуженного военного и госслужащего не продвигают по службе. Поговаривают, что все дело в получившей широкий резонанс перепалке с Джорджем Бушем-младшим на приеме в Белом Доме в 2006 году. На невинный, на первый взгляд, вопрос президента «Как ваш мальчик?» (сын Уэбба тогда служил в Ираке) ветеран ответил: «Я хотел бы его забрать оттуда, мистер президент». Медленно закипая, Буш процедил: «Это не то, о чем я вас спросил. Я спросил: как ваш мальчик?». На что Уэбб холодно ответил: «Это между мной и моим мальчиком, мистер президент».

Тогда многие демократы критиковали вторжение в Ирак, но именно Уэбб получил ярлык «хулигана». Джим утверждал, что войны на Ближнем Востоке ведутся безо всякой стратегии и не имеют ничего общего с борьбой с мировым терроризмом.

Примерно в то же время, когда Уэбб ссорился с Джорджем Бушем-младшим, Сенат США всеми силами блокировал утверждение Джона Болтона на должность постоянного посла в ООН. В конце концов он так и остался лишь и.о. посла и ушел в отставку в декабре 2006-го.

Джон все время уверяет журналистов, что не является неоконом. Но он, конечно же, «скромничает». От самый типичный неоконсерватор. Другое дело, что это влиятельное политическое течение в 2015-16 гг. раскололось. Часть его приверженцев следует старым курсом, а часть скорректировала свою позицию, прежде всего, по России и Восточной Европе.

Все неоконы имеют жесткую анти-иранскую позицию. И большинство из них считает благом распространение либеральной демократии по миру любыми доступными способами, в том числе и военными.

Вот только Россия теперь не всеми рассматривается как объект экспансии

И Болтон в своих последних интервью подтверждает, что он из числа как раз таких политиков.

Более того, Джон сыграл важную роль в установлении связей между архитекторами Brexit’а и предвыборным штабом Дональда Трампа. Когда главный спонсор Партии независимости Соединенного Королевства (Ukip) и кампании Leave.EU Аррон Бэнкс приехал в США осенью 2015 года, именно Болтон встретил его с распростертыми объятиями и рассказал о том, каким великим президентом станет Трамп. Как мы знаем, вскоре в Америку отправился лидер Ukip Найджел Фарадж.

Ньют Гингрич, бывший спикер Палаты Представителей и соавтор единственного бездефицитного бюджета США за послевоенную историю, был выставлен из большой политической игры своими однопартийцами дважды.

Первый раз — в 1998 году, после провальных промежуточных выборов в Конгресс. Тогда республиканцы потеряли несколько мест в Палате представителей, и в этом был обвинен Гингрич, свои перевыборы выигравший. По мнению коллег, Ньют слишком педалировал скандалы вокруг семьи Клинтонов, что вызывало негативную реакцию избирателей.

Гингрич не стал держаться ни за пост спикера, ни за кресло конгрессмена. В январе 2009 года он ушел из Палаты Представителей.

Второй раз ему подставили ножку в 2012 году, когда он участвовал в президентских праймериз Республиканской партии. Он выиграл несколько штатов, но его подвели спонсоры. В апреле долг его штаба перевалил за 4 млн. долларов, и он вынужден был приостановить свою кампанию.

Генерал-лейтенант в отставке Майкл Флинн (кстати, зарегистрированный демократический избиратель) был назначен на должность руководителя армейской разведки США (DIA) в 2014 году, однако два года спустя был вынужден оставить этот пост. Попытка реформировать ведомство и сделать его «ближе к жизни» вызвало недовольство как политического руководства Пентагона, так и некоторых подчиненных.

Флинн, Сешнс, Джулиани, Болтон, Уэбб, Гингрич в один голос твердили, что Соединенные Штаты в 2014-16 гг. стали гораздо более уязвимы перед мировым терроризмом, чем до событий 11 сентября. Это вызывало раздражение не только в администрации Обамы, но и в республиканском истеблишменте.

Система раз за разом оттирала неудобных политиков от власти, отбраковывала их и выставляла маргиналами

Но вот в ноябре 2016 года американский избиратель отбраковал саму систему. Неудивительно, что вокруг Дональда Трампа собрались не только новые люди (от Стива Бэннона до влиятельного зятя избранного президента Джареда Кушнера), но и хорошо забытые старые.

Отверженные обеих партий вернулись.

Большинство из них подходят к отношениям с Россией весьма реалистично, без характерной для двух последних администраций идеологически мотивированной неприязни.

Отчасти это связано с позицией самого избранного президента. А отчасти — это следствие их собственного не слишком приятного общения с неэффективным идеологизированным Вашингтоном, который — и с этим теперь уже согласны практически все — сам виноват в том, что президентом США стал политический новичок.

Что ж, усталость от плохого не является, конечно, ни в коем случае определением хорошего, но вполне определенную надежду она вселяет.

Дмитрий Дробницкий, УМ+

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1