Разлука будет без печали: как прошел саммит АТЭС в Лиме. Геворг Мирзаян

Дата публикации: 21 ноября 2016, 19:45

18-20 ноября в столице Перу — Лиме — прошел очередной саммит АТЭС. Прощальный для Барака Обамы и в чем-то стартовый для Владимира Путина.

Обама

Обама завершает свой президентский срок на смешанной ноте. Если в Латинской Америке дела у президента идут хорошо (регион разворачивается вправо, отказывается от популистских левых лидеров и возвращается под американское крыло), то в Восточной Азии дела не задались. И в этом плане весьма символично, что поездка в Перу на саммит, посвященный азиатским делам, стала последним зарубежным визитом для американского президента.

Обычно уходящий на политическую пенсию «лидер свободного мира» использует такое мероприятие для спокойного прощания с друзьями. Обаме пришлось потратить последнюю командировку в качестве президента США для того, чтобы убеждать друзей в сохранности и безопасности этого «свободного мира», а также в отсутствии перспектив грядущего Трампокалипсиса. Путин же искал возможности на этом Трампокалипсисе заработать.

Без партнерства

Собственно, американских союзников беспокоило два момента. Во-первых, отказ Трампа от Транстихоокеанского партнерства (ТТП). Ставка Обамы на ТПП как инструмент сдерживания Китая (именно так соглашение о свободной торговле официально позиционировал сам американский президент) играла со скрипом, но она играла. И реализация этого плана зафиксировала бы в американской экономической орбите целую россыпь региональных государств. Однако Дональд Трамп еще в ходе предвыборной кампании заявил, что «в его смену» ТПП реализовано не будет. Поэтому Конгресс уже заморозил процесс ратификации соглашения об этом партнерстве.

Теоретически, конечно, избранный 45-й президент США может пересмотреть свое решение. Однако нужно понимать, что оппозиция Транстихоокеанской (как, кстати, и Трансатлантической) зонам свободной торговли была не просто лозунгом, а одной из основ его кампании.

Некоторые считают, что именно благодаря этой оппозиции Трамп и сумел получить голоса рабочих Ржавого пояса (часть Среднего Запада и восточного побережья США, в котором первые три четверти XX века была сконцентрирована тяжелая промышленность), принесшие ему победу. И сейчас ряд стран региона начали колебаться, и склоняться в сторону китайской Зоны свободной торговли в АТР, которая будет функционировать по китайским правилам и, как считают многие, под китайским экономическим началом. И, к сожалению для Обамы, тут он никаких гарантий союзникам относительно жизнеспособности американской альтернативы не дал — президент лишь призвал не хоронить ТПП раньше времени и дать Трампу время разобраться в ситуации.

Неправильные союзники

Вторым моментом, беспокоящим страны региона, были заявлении Трампа о том, что США больше не хотят быть мировым жандармом и предоставят союзникам почетную обязанность самим себя защищать Поэтому на Обаму была возложена задача успокоить американских друзей и заверить их в том, что неоизоляционистские планы Дональда Трампа никак не скажутся на крепости американских альянсов. И если японцам объяснять ничего не нужно было, то австралийский премьер вникал со всей серьезностью.

Хотя, в общем-то, и не должен был. Прежде всего потому, что Обама — уходящий президент, и его слова сейчас гораздо менее ценны, чем заверения того же будущего советника по национальной безопасности Майкла Флинна.

Кроме того, никто сильнее не подорвал веру в альянсы с США, чем сам Барак Обама. Именно 44-й президент поставил рекорд по сдаче союзников, причем даже не в рамках выгодного для интересов США варианта обмена. Это Хосни Мубарак, Петр Порошенко, Михаил Саакашвили, отчасти Муаммар Каддафи, который имел гарантии безопасности от США, Реджеп Эрдоган, Беньямин Нетаньяху (чьи интересы Обама слил ради несостоявшейся попытки примирения с исламистами и состоявшейся сделки с Ираном) и короли Саудовской Аравии (вторые жертвы иранской сделки).

Ну и, наконец, несостоятельное сотрудничество США с филиалом Аль-Каиды «Джебхат ан-Нусрой» (запрещена в РФ — Ред) ради свержения Асада вообще ставит под вопрос способность США концентрироваться на стратегических целях типа создания эффективной системы сдерживания Китая, а не размениваться на контрпродуктивные с точки зрения этих целей тактические задачи типа смены режимы в Сирии и демонизации России. Поэтому на деле крепость союзнических обязательств Трампа будет (или не будет) доказана уже в ходе самого президентского срока Трампа.

Партнеры

Что же касается Владимира Путина, то он в ходе мероприятия пообщался «на ногах» с Обамой, а затем пригласил уходящего американского президента в любое время приехать к нему в Россию. И это хорошая новость — значит президент США Барак Обама не внесен в секретные списки персон нон-грата, где недавно себя с большим удивлением нашел Майкл Макфол.

При этом, конечно, российский лидер не преминул показать, что своим партнером на мероприятии он считает скорее председателя Си Цзиньпина. Он поддержал китайский проект зоны свободной торговли в АТР в пику американскому ТПП.

«Если мы хотим эффективно влиять на процессы, происходящие в мировой экономике, то никаких закрытых объединений создаваться не должно. А если это будет происходить именно таким образом, то это не пойдёт на пользу развитию ни мировой торговли, ни мировой экономики», — отметил российский президент.

Более того, Путин хочет подтянуть к китайскому проекту и другие страны Азии, в том числе и Центральной. «Можно было бы создать широкое кооперационное объединение в рамках евразийского континента. Если нам удастся пойти по этому пути, тогда, конечно, это будет сопоставимо с тем, что сейчас создаётся в рамках Тихоокеанского партнерства», — заявил российский лидер.

Утром экономика, вечером что-нибудь

Самыми важными же переговорами для Путина была долгая и в определенной своей части приватная встреча с японским премьер-министром Синдзо Абэ. В преддверии визита в Японию Владимир Путин пытается убедить японских коллег в необходимости и даже безальтернативности российской формулы нормализации двусторонних отношений — утром экономическое сотрудничество, которое станет фундаментом для двусторонних отношений и взаимного доверия, а вечером решение территориального вопроса.

«В 2004 году Россия достигла соглашения с Китаем о демаркации границ, однако мы подписали соглашение потому, что мы достигли беспрецедентного уровня сотрудничества», — поясняет российский президент.

И, соответственно, японцы должны как можно быстрее продвигать это сотрудничество прямо сейчас, поскольку «Путин намекает, что если Япония не подпишет мирный договор с Россией сейчас, пока он, — президент, пользующийся 80% поддержкой, — находится у власти, у нее больше не появится таких шансов», — пишет почетный профессор Университета Хоккайдо Хироси Кимура.

Судя по всему, японцы как минимум прислушиваются к российскому предложению. «Мы обменялись с японской стороной уже рабочим планом. Речь идет как о создании постоянно действующих диалогов, так и о реализации вполне конкретных проектов, причем, что интересно, и о такого рода проектах, где речь идет и о том, чтобы вместе создавать продукцию на рынке третьих стран», — заявил замминистра экономического развития Станислав Воскресенский.

Собственно, у Токио нет особого выбора — чем дальше Япония откладывает процесс взаимовыгодного и реалистичного урегулирования территориального вопроса, чем дольше тянет с полноценным прорывом в отношениях, тем более тесными становятся российско-китайские отношения. А они, по мнению Токио, могут угрожать безопасности Японии и дать Китаю необходимые ресурсы и стабильность на северных и западных границах для дальнейшей экспансии на восточном и южном направлениях.

Геворг Мирзаян, РИА

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1