Без щита: что станет с безопасностью Европы при уменьшении роли НАТО

   Дата публикации: 21 ноября 2016, 18:31

Будущая политика избранного президента США Дональда Трампа в отношении НАТО вызывает обеспокоенность у европейцев: слишком сильно послевоенная Европа привыкла двигаться в общем с Вашингтоном военно-политическом фарватере. О перспективах создания евроармии, а также о том, способен ли Старый Свет обеспечить свою безопасность, если роль Североатлантического альянса в регионе уменьшится, — в материале RT.

Без щита: что станет с безопасностью Европы при уменьшении роли НАТО

Ещё во время предвыборной кампании Трамп называл НАТО устаревшей организацией и призывал уменьшить финансовую поддержку Североатлантического альянса. «Мы тратим гораздо больше других стран. Нам надо пересмотреть это и сократить те средства, которые США вкладывают в альянс», — говорил республиканец.

На первый взгляд, Европа представляет собой достаточно серьёзную военную машину. Вооружённые силы Великобритании, Франции, Германии и Италии входят в топ-10 самых мощных армий мира. Суммарный состав войск этих государств сопоставим с численностью российской армии, в рядах которой насчитывается 770 тыс. человек. Объединённая Европа почти не уступает России по обычным вооружениям (танки, бронетехника, артиллерия), но обладает гораздо более скромным ракетно-ядерным арсеналом. У России — немногим менее 1800 боеголовок, у Франции — примерно 440, у Великобритании — около 225.

Европейский оборонно-промышленный комплекс способен производить практически все типы вооружений: стрелковое оружие, артиллерийские системы, авиационную и космическую технику. Флагманами европейского ОПК являются немецкие корпорации Rheinmetall, Heckler & Koch, Krauss-Maffei Wegmann, Diehl Defence Holding, британские — BAE Systems, Rolls-Royce, французские — Sagem, Dassault Aviation, Lagardere, Thales, итальянские — Finmeccanica, Iveco, шведские — SAAB, Celsius.

Однако в Европе с окончанием холодной войны в два-три раза сократилась численность сухопутных сил и вооружений. На фоне уменьшения внимания к военным вызовам в Европе значительно упала доля расходов на безопасность в структуре ВВП. На сегодняшний день только 5 из 28 государств — членов НАТО тратят на оборону более 2% ВВП: США, Великобритания, Польша, Греция и Эстония. Несмотря на исчезновение угрозы со стороны Советского Союза, значение США на континенте не убавилось, а скорее, даже выросло.

В 1990-е годы Вашингтон инициировал вмешательство в дела Югославии, а потом поддержал процесс вступления в НАТО бывших стран — участниц Организации Варшавского договора. Также США сохранили крупное военное присутствие вблизи Восточной Европы. Речь прежде всего идёт о более чем 200 военных базах на территории Германии. Кроме того, американские войска появились на базах и на командных пунктах НАТО в Польше, Болгарии, Румынии и прибалтийских республиках.

Разоружённая Европа

Несмотря на масштабное военное присутствие США, формально Евросоюз имеет собственную внешнюю и оборонную политику. На прошедшей неделе, 14 ноября, Совет ЕС утвердил план по обороне и безопасности Европы. Содержание документа достоверно публике не известно. В сентябре французская газета Le Figaro сообщала, что план подразумевает создание объединённого штаба командования операциями Евросоюза, общей спутниковой системы и обмен различными ресурсами.

План по обороне и безопасности, который является в основном следствием переговоров Франции и Германии, нередко воспринимают как проект или некий этап создания так называемой евроармии. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер регулярно употребляет этот термин и подогревает интерес журналистов к любому самостоятельному шагу Брюсселя в области безопасности.

При этом верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини отрицает намерение сформировать собственные вооружённые силы. На сегодняшний день в распоряжении Евросоюза находится небольшая группировка войск — Силы быстрого реагирования (EUFOR)— численностью 9,6 тыс. человек. Большая часть военнослужащих занята в миротворческих миссиях на Африканском континенте. В оперативном порядке ЕС может развернуть там только тактические группы в 1,5 тыс. военнослужащих.

Проект евроармии, если он всё же будет реализован, предполагает создание полноценной командно-штабной структуры и войсковую группировку, способную обеспечивать безопасность на всей территории ЕС. Таким образом, идея евроармии вступает в объективное противоречие с миссией НАТО. Формально руководство альянса приветствует военное сотрудничество в рамках ЕС, но выступает против дублирования функций с НАТО.

Доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули считает, что евроармия является закономерным этапом политической интеграции стран — членов ЕС. «В 1992 году у европейцев появилась своя внешняя политика, и они стали задумываться об оборонной идентичности. Но у них ничего не получается. Ни в ресурсном, ни в политическом планах Европа не готова реализовать какой-либо военный проект», — сказал RT Тэвдой-Бурмули.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко в беседе с RT заметил, что у послевоенной Европы несколько раз могли вот-вот появиться собственные вооружённые силы: «Созданный в 1948 году Западноевропейский союз (ЗЕС) как раз и предусматривал коллективную оборону, но год спустя было создано НАТО, и европейский компонент оказался подчинён американскому».

Ищенко напомнил, что второй попыткой сформировать подобие евроармии стала инициатива президента Франции Шарля де Голля. В 1966 году Франция вышла из военной структуры НАТО и провозгласила доктрину «обороны по всем азимутам». Эксперт полагает, что генерал стремился сделать Пятую республику центром силы, вокруг которой должна была объединиться континентальная Европа.

«За время пребывания в НАТО Европа потеряла собственную штабную культуру. После Второй мировой войны европейские штабы никогда не работали самостоятельно. Это значит, что нет достаточного количества офицеров, которые способны были бы теоретически командовать. Вся оборонная инфраструктура Европы завязана на НАТО. К тому же евроармия повлечёт за собой колоссальные расходы», — констатировал Ищенко.

Борьба с фантомами

Безопасность — очень многогранное понятие, включающее в себя не только военный аспект; если говорить непосредственно об угрозе жизни граждан, то безопасность сводится к контртеррористической деятельности, поддержанию правопорядка, борьбе с преступностью. Европейские же разведывательные и контрразведывательные сферы во многом отданы на откуп американским спецслужбам, заявил RT генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов.

«Никаких военных угроз или угроз, исходящих от России, для Европы, конечно же, не существует. В контексте обеспечения европейской безопасности Америка выступала генератором негативной энергетики, которая держала Европу в напряжении. Американцы разыгрывали спектакль: дескать, они готовы с барского плеча оказать помощь, выделить деньги. И что в итоге? Европу потрясли страшные теракты», — напомнил в беседе с RT Михайлов.

По его словам, в рамках НАТО Европа и США представляют собой единую систему обмена информацией. При этом американские спецслужбы превалируют над европейскими: «Они союзники, и если есть информация о готовящемся теракте, то потенциальную жертву обязательно должны предупредить. Если американцы не обладали данными о том, что исламисты готовят теракты во Франции и Бельгии (в конце 2015 — начале 2016 годов. — RT), то, думаю, это свидетельствует об их уровне профессиональной компетентности и в целом о способности отвечать за безопасность Европы».

Михайлов отметил, что спецслужбы европейских государств находятся в «ослабленном и расслабленном» состоянии: «Спецслужбы не работают автономно. Они трудятся под заказ политической элиты. И если руководители требуют бороться с фантомными угрозами, то на реальные ресурсов не хватает. Уровень эффективности спецслужб зависит от оперативной обстановки. Европа упорно не замечала проблемы гетто, роста уличной преступности, радикализации мусульманской молодёжи. И сейчас контрразведка бессильна, а на её кардинальную перестройку уйдёт минимум 15 лет».

Кандидат психологических наук Александр Невеев рассказал RT, что европейское общество и элиты специфическим образом трактуют понятие «безопасность»: «Главным залогом безопасности в Европе считается неукоснительное соблюдение так называемых европейских ценностей. Логика заключается в том, что будет создан эдакий сверхчеловек, который страстно верит в демократию, борется за права меньшинств. Суть в том, что если все вокруг будут одинаково демократичными и толерантными, то конфликты исчезнут сами собой».

«Вследствие подобной беззубости европейские правящие круги невнимательно относятся к обеспечению элементарных мер предосторожности. Такое халатное отношение к безопасности — на каждом шагу. Я уже не говорю про восприятие роли армии, полиции или спецслужб. Зачем они нужны, если скоро все европейские мусульмане и беженцы уверуют в общие ценности и станут частью общества гуманизма и благоденствия?» — рассуждает Невеев.

Эксперт констатировал, что «толерантность выдаётся за высшую добродетель. Однако не надо думать, что это некое проявление морально-нравственных ценностей. Наоборот, уместно как раз говорить о самодовольстве и даже высокомерии. Европейцы в упор не желают понимать, что в их обществе проживают представители другой культуры. К этим людям нужен иной, нееверопейский подход, но европейцы, несмотря на теракты, продолжают пользоваться прежним шаблоном».

Алексей Заквасин, Анастасия Шляхтина, RT

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1