Ты помнишь, как все начиналось? Третья годовщина кровавого хаоса на Украине

   Дата публикации: 20 ноября 2016, 16:30

С 21 ноября 2013 года начинается отсчет истории Украины, которую современники уже окрестили как Руина-2. От такой оценки не спасает даже указ Петр Порошенко, который объявил эту дату общенациональным праздником с пышным названием «революция достоинства».

kokteyl-molotova

Три года пролетели с того момента, когда в ночь с 21 на 22 ноября несколько сот студентов и активистов по призыву журналиста «Украинской правды» Мустафы Найема вышли на главную площадь страны, протестуя против решения Кабинета министров Украины во главе с Николаем Азаровым отложить подписание соглашения об ассоциации с ЕС.

С этой даты и начинается крутой вираж, который в мгновение ока погрузил страну в хаос гражданской войны и экономической разрухи. У рукотворной трагедии Украины есть свои «герои». И Мустафа Найем один из них. Сегодня «отец» майдана слегка приуныл: его отлучили от кормушки в ПАСЕ. Куда-то улетучился и былой оптимизм по поводу радужных европейских перспектив Украины. Все растаяло как дым. От былой стабильной и уверенной в себе стране сегодня остались одни воспоминания. Плотный частокол могильных крестов погибших в кровавой бойне на Донбассе стал верной приметой нового времени. И пока не видно перспективы выхода страны из гражданского конфликта. Растет армия искалеченных, которые брошены на произвол судьбы киевской властью. Миллионы лишились крова и работы. Гривна рухнула и ушла в свободное падение. Цены на продукты за гранью реальности, а от взлетевших коммунальных тарифов берет оторопь, настолько они оторваны от реальной платежеспособности населения.

Кто ослепил страну, кто лишил разума миллионы ее граждан? Почему они не протестовали против тех, кто вверг страну в Руину? Имена этих поводырей хорошо известны: они первыми ринулись собирать народ на майдан 21 ноября 2014 года. Помимо Найема на майдане отметились Арсений Яценюк, Олег Тягнибок, Петр Порошенко, Юрий Луценко, журналисты Сергей Лещенко, Светлана Залищук, Соня  Кошкина и другие. За каждым их них тянутся нити, которые сворачивается в тугой клубок личных низменных интересов, жажды власти и денег, презрения к заботам своей родной страны. Они вели не свою игру: ими играли опытные кукловоды. Стреляя в «тирана» Януковича, все они метили в сердце Украины.

Еще не успев остыть от эмоций, события 21 ноября стали обрастать мифами и легендами. Вот почему мы решили восстановить ход тех событий, чтобы правду поводыри майдана не спеленали в кокон лжи и вымыслов. Уж в этом они давно набили руку.

…Ноябрь 2013 года был холодным и ветреным. Стояла промозглая и сырая погода. В стране уже почти полгода шла акция «Восстань, Украина!», лидерами которой были Арсений Яценюк, заменивший на посту лидера «Батькивщины» Юлию Тимошенко, Виталий Кличко («УДАР») и Олег Тягныбок («Свобода»). Борьба с антинародным режимом шла довольно вяло, поскольку акции протеста собирали в райцентрах и областных городах Украины не большое количество участников. Где несколько тысяч, где несколько сотен. Однако в ходе подобных «тренировок» объединенной оппозицией проводилась проверка сети партийных активистов, у массовки вырабатывалась привычка выходить на улицы, несмотря на довольно активное противодействие сотрудников правоохранительных органов.

Уже тогда отрабатывалась технология «сакральных жертв». Это когда в ходе митингов появлялись пострадавшие от «беспредела властей», которых стремительно «канонизировали» и использовали для дальнейшего нагнетания психоза и истерии.

Так, после майской манифестации в Киеве на Софийской площади появились «невинно избитые журналисты»: сотрудница «5-го канала» (владелец тогда и сейчас Петр Порошенко) Ольга Сницарчук и ее гражданский муж, фотограф издания «Коммерсант» Влад Содель. Следы побоев на теле «мужественной» журналистки обнаружены не были. Зато были десятки фотографий и роликов, на которых было видно, как молодые парни в «адидасовских» костюмах то ли пытались отпихнуть Сницарчук, то ли просто пугали. Фамилия одного из них – Титушко – была увековечена в термине «титушки», которым оппозиционно настроенные журналисты, а затем и политики стали называть «наймитов режима, используемых для разгона мирных демонстраций».

Эти детали необходимы для дальнейшего понимания хода событий ноября 2013 года, которые стали спусковым механизмом для самого масштабного в истории страны государственного переворота. Объединенная оппозиция (ОО) совершила турне по Украине, отрабатывая в черновом варианте технологию «народного восстания». Отработана она была уже давно в других странах ЦРУ и Госдепом США. И вот теперь «народное восстание» надо было приживить на украинской земле. Получалось не очень. Это признавали даже сами представители «ОО», которые обвиняли во всем диктаторский режим Виктора Януковича и подкупленные СМИ.

Протестная волна явно шла на спад. «Невинно избитые журналисты» долгое время являлись единственными «жертвами» акции «Восстань, Украина!». Однако это был явно не тот повод, чтобы поднять массы на борьбу. Всем была памятна борьба против президента Леонида Кучмы, когда народ пошел за поводырями, лишь после того, как появилась «сакральная жертва» — редактор оппозиционного портала «Украинская правда» Георгий Гонгадзе. Лидеры оппозиции помнили слова Юлии Тимошенко, что «революции без крови не бывают». Автор этих слов в это время отбывала тюремное заключение в железнодорожной больнице г. Харькова в специально построенной для нее больничной палате.

К слову, требование об освобождении Юлии Тимошенко из заключения выдвигалось оппозицией в качестве условия подписания соглашения о европейской ассоциации Украины. Оппозиционная «тройка» (Яценюк, Кличко, Тягнибок) убеждали массы, что, если Тимошенко выйдет из темницы, то ЕС примет Киев с распростертыми объятиями. Оппозицию почему-то не смущал тот факт, что в Европу Украину ведет «кровавый диктатор» Виктор Янукович, при котором еще в марте 2012 года было парафировано соглашение об ассоциации. Шла активная доработка отдельных положений соглашения, которые не устраивали Украину.

18 сентября 2013 года Партия регионов в одночасье лишила оппозицию шанса победить на президентских выборах в 2015 году. В этот день Кабинет министров Украины обесценил главный лозунг оппозиции: «Нет Таежному союзу, да Евросоюзу!» и одобрил проект соглашения об ассоциации и создании всеобъемлющей зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евросоюзом. Присутствовавший на заседании правительства посол ЕС на Украине Ян Томбинский первым принес журналистам эту благую весть.

В этих условиях оппозиции было крайне трудно мобилизовывать свой электорат на протестные акции с европейскими лозунгами. Первая попытка организовать майдан-2 возле «Украинского дома» в начале ноября 2013 года не удалась. Роль подстрекателя исполняли активисты «УДАРа» и «Свободы». Были и представители киевского студенчества. Но это событие не вызвало особого резонанса в обществе. Правда, пострадала машина СБУ, которую протестующие разбили, поскольку считали, что ведется прослушка участников акции. Отличилась, как всегда, «журналистка» Татьяна Черновол, которая кирпичом вынесла лобовое стекло авто. «Трехчленная оппозиция» активно пыталась раскачать ситуацию, используя лозунги об освобождении Тимошенко и европейской ассоциации.

Чтобы не допустить «перетекания» активистов из-под «Украинского дома» на майдан, в администрации президента было принято решение начать с 15 ноября монтаж на главной площади страны новогодней елки. Это была довольно масштабная конструкция, которая состояла из металлического каркаса, искусственной хвои и системы иллюминации. Пригнали кран, вспомогательные машины, установили ограждение монтажной площадки.

21 ноября 2013 г. за неделю до вильнюсского саммита, где от Виктора Януковича ожидали подписания соглашения об ассоциации, Украина совершает резкий вираж в своей политике: на утреннем заседании Кабмин принимает решение отложить подписание соглашения об ассоциации. Премьер-министр Украины Николай Азаров был против того, чтобы в столь резкой форме совершился разворот Украины. Он предлагал сделать это на вильнюсском саммите, с цифрами и фактами разъяснить позицию Украины и обосновать перед руководством ЕС, почему Украина не станет подписывать соглашение об ассоциации.

Неделя отсрочки давала возможность и разъяснить населению причины отказа от подписания соглашения об ассоциации. Премьер пытался убедить президента, что не совсем логично лететь в Австрию и говорить о верности курсу на евроинтеграцию, а в это время Кабмин принимает противоположное решение. Все было напрасно: президент твердо стоял на своем. Окончательный текст решения Кабмина редактировался буквально на коленке в президентском Мерседесе по пути в аэропорт Борисполь, откуда Виктор Януковича должен был вылететь в Вену.

Отредактированный текст в Кабмин привез глава СНБО Андрей Клюев. После вступительного слова премьера выступил министр промышленной политики Михаил Короленко. Он проинформировал Кабмин о том, что подписание соглшения об ассоциации вызовет тяжелые последствия для украинской промышленности и предложил снова вернуться к вопросу о предстоящем подписании соглашения об ассоциации. После обсуждения вопроса Кабмин единогласно проголосовал за распоряжение отложить подписание соглашения об ассоциации с ЕС. Одновременно Николай Азаров поручил МИДу, Минэкономразвития и Минпромполитики предложить ЕС и России образовать комиссию на трехсторонней основе для обсуждения вопроса.

Худшие опасения Николая Азарова сбылись: оппозиция немедленно воспользовалась создавшейся ситуацией, так как лучшего повода для мобилизации своих сторонников не было. Именно тогда появился пост Мустафы Найема о необходимости провести майдан без политиков. Произошел раскол протестного движения на две части. «Трехчленная оппозиция» решила майданить возле «Украинского дома», а общественные активисты при поддержке студентов пошли на майдан. «Студенческий майдан» не хотел видеть политиков, партийные флаги, партийных активистов.

Сложилась довольно интересная ситуация. На главной площади страны появилась молодежная тусовка, которая по вечерам превращалась в рейв-пати с отогревом озябших частей тела возле бочек с потрескивающими дровами. Поколение «Фейсбука» тусовалось на узком пятачке между массивным остовом новогодней елки и возведенными к празднику деревянными домиками, в которых планировалось торговать фаст-фудом и напитками.

Студенты одиноко кутались в украинские флаги и периодически бегали в метро греться. Так называемая «департизация майдана» привела к появлению чата оф-лайн на майдане с участием нескольких десятков пользователей. Девяносто процентов времени у них уходило на то, чтобы решить главный вопрос: кто может выступать со сцены «евромайдана», а кто нет. К собравшимся приходили Юрий Луценко и Виталий Кличко. Их послали. «Свободовцы» публично обозвали Мустафу Найема «чуркой черномазой» за идею проведения майдана без политиков. Гораздо большей была активность в социальных сетях, где кипела бурная дискуссия: «слили майдан», «они там все отмороженные, ничего не знают», «против митингующих работают суперпрофи из Кремля, это они придумали перевести майдан в непартийный формат».

Традиционная схема «оранжевого восстания» просуществовала не более пяти дней. Ключевые моменты этой технологии – установка палаток и постоянное ожидание разгона майдана силовиками. Все пиаровское сопровождение партийных штабов было направлено именно на это. То провокаторов найдут, то вышеупомянутую машину СБУ раскурочат, то дымовые шашки кидать начнут. Появление «альтернативного» майдана привело к тому, что политический майдан на Европейской площади стал постепенно загибаться. Протесты студенческой молодежи пошли на убыль: 29 ноября координационный совет студентов принял решение об окончании «восстания поколения Фейсбук». Об этом было публично заявлено в 12 часов ночи на майдане. Были демонтированы сцена и музыкальное оборудование.

И вот тут: внимание! На майдан началось паломничество политиков. Первым прибежал Арсений Яценюк. Он уговаривал ребят остаться до конца, пугал захватом Украины «Русским миром», говорил, что они должны держаться до конца против ненавистного режима диктатора Януковича. Подъехал и Петр Порошенко: он несколько часов уговаривал протестующую молодежь не расходиться. Ушел около 4 утра. К этому времени аудио-оборудование и сцена были уже вывезены приехавшими грузовиками. Разошлась и основаная масса студентов. На площади осталось около трехсот человек.

Ну а дальше был запущен сценарий, ставший, как оказалось, спусковым механизмом украинской трагедии, которая длится до сегодняшнего дня. Когда политики не смогли уговорить студентов продолжать протесты, на площадь быстро спустились боевики из партий «Свобода» и «Батькивщина». Эти боевики входили в охранные структуры двух партий. Позже из них сформируется «Самооборона майдана»» и «Правый сектор». Все это хорошо видно на ролике, который был оперативно выставлен в интернете. На кадрах в милицию полетели горящие поленья из костров, арматура и булыжники. Правоохранителей откровенно провоцировали на жесткие действия. И делали это совсем не студенты, а мужчины лет 40.

В интернете после разгона майдана появилось и выписка из травмпункта возле майдана, куда обратились пострадавшие. Из 32 человек, которые предъявили свои паспорта, студентов оказалось только трое, а остальные — мужчины лет 40-50, выходцы из западных областей Украины.

Эта выписка из книги записей пострадавших легла на стол премьера Николая Азарова. Он мгновенно связался с Сергеем Левочкиным и попросил максимально распространить эту информацию на канале «Интер». Левочкин попросил направить ему справку, но обещанный материал так и не вышел в эфир. Почему глава администрации президента фактически уклонился от защиты своего руководителя — президента Украины Виктора Януковича? Это явно не входило в его планы. Премьеру пришлось дать команду своей пресс-службе максимально распространить справку. Но его возможности не шли ни в какую с возможностями Левочкина, который неформально мог влиять на все ведущие телеканалы страны.

Оппозиция могла потирать от радости руки: через считанные часы после разгона студенческого майдана практически все украинские телеканалы с остервенением включились в освещение ночного разгона. настроения масс надо было накалить до предела, до взрыва. Похоже, что чья-то невидимая словно дала им команду мочить действующую власть. Но, честно говоря, и особой команды не требовалось: практически все каналы по команде своих владельцев-олигархов уже давно поддерживали майданные настроения людей. Особенно старался канал «Интер», контролировавший полностью главой администрации президента Сергеем Левочкиным.

Почти двое суток телеканалы с утра до вечера транслировали кадры с избитыми студентами. Не беда, что их почему-то было двое с расквашенными носами. Но эти кадры вместе с комментариями «говорящих голов» с одним мемом — «онижедети» сделали свое дело. К слову, мем «онижедети» запустила регионалка Инна Богословская в истерическом комментарии на телеканалах. А запустил Богословскую в телеэфир ее куратор Сергей Левочкин.

Сегодня можно восстановить картину событий того времени. Перед разгоном майдана прошло совещание в МВД, на котором замминистра Ратушняк получил от Захарченко команду разогнать майдан в случае оказания сопротивления. Для этого на майдан по приказу Захарченко направили сводный отряд «Беркута» ( Черкассы, Полтава, Киевская область) и спецрота для разгона демонстраций. Обычно, эта рота рассеивает протестующих на площади, арестовывает зачинщиков, но не гонит их по городу и по всем закоулкам. На этот раз они, похоже, получили команду гнать людей по всему городу. И жестко проучить студентов.

Об этом совещании и его решениях разогнать майдан силой, если студенты не разойдутся миром, знал Сергей Левочкин. С лидерами майдана поддерживала тесную связь его жена, модельер и художница Зинаида Лихачева. Она с первых дней майдана солидаризировалась с протестующими. «Каждый мыслящий человек, который ощущает себя украинцем, не может не отреагировать, когда такое происходит в стране. Я художник с гражданской позицией. Эта позиция находит свое отображение как в том, что я вышла на Майдан поддержать евроинтеграцию, так и в моем творчестве», — написала она на своей странице в Facebook. После «жестокого разгона» Евромайдана «власть почувствует блокаду и не восприятие на всех уровнях!» — написала Зинаида Лихачева после ночных событий на майдане. Через жену Левочкин поддерживал связь с лидерами майдана.

Но ее помощь на этот раз не понадобилась: с одного из телефонов Левочкина Яценюку ушло смс-сообщение о готовящемся разгоне студентов. Дальше все было делом техники. И лидеры оппозиции грамотно все обставили. Дали приказ боевикам спровоцировать милицию и «Беркут». Заранее обзвонили и все дружественные им телеканалы: почти 40 камер стянулись к 4 утра к майдану. Подогнали к майдану и около 20 машин «скорой помощи». Побоища ждали и к нему хорошо подготовились. И роль Левочкина была одной из ключевых в организации этого провокации. Левочкин был не один. С ним тесно координировал свою часть работу по организации студенческого бывший глава администрации Виктора Ющенко Олег Рыбачук.

После ухода Ющенко звезда Рыбачука не закатилась. Во время первого «оранжевого» майдана именно Олег Борисович координировал работу с американским посольством и иностранными спецслужбами. И большого секрета из этого не делал. Так, в одном из интервью он открыто хвастался своими связями с посольствами США и Великобритании. Открыто бравировал своими контактами с одним английским полковников из посольства Великобритании. Говорил, что на короткой ноге с американцами из посольства.

Это Олег Рыбачук свел Мустафу Найема и Сергея Лещенко с главой администрации президента Януковича. Левочкин взял последних на содержании и сливал им нужную информацию. Это подтверждается распечаткой звонков Рыбачука Левочкину и первому заместителю главы администрации президента Ирине Акимовой, которая имеется в распоряжении Генпрокуратуры в деле по разгону майдана с 25 по 30 ноября 2013 года.

Все эти факты всего лишь подтверждают факт: за кулисами разгона студенческого майдана стоял глава администрации Януковича Сергей Левочкин. И вел он вместе с Рыбачуком американскую игру на обострение ситуации в стране, в которой преследовал и свои интересы. Вот почему сегодня Левочкин снова на плаву. Он один из рупоров Оппозиционного блока, созданного американцами для того, чтобы похоронить Партию регионов и слепить из ее остатков ручную оппозицию, управлять которой поручили Левочкину.

Зачем Левочкин пытался спровоцировать майдан, раскачать ситуацию в стране? Ответ ясен: только на на гребне народного недовольства он смог бы убедить Януковича отправить премьера Николая Азарова в отставку и попытаться самому занять премьерское кресло. Но для достижения этой цели требовалось с помощью майдана ослабить власть Януковича до такой степени, чтобы убедить его отказаться от участия в выборах 2015 года и подсунуть ему своих верных людей. Такими в рукаве у Левочкина были Валерий Хорошковский и Виталий Кличко. Да и сам Левочкин считал, что он уже давно перерос свою должность и видел себя в премьерском кресле.

Спровоцировав разгон студенческого майдана, он надеялся, что волна возмущения «зверячим побиття» ударит по министру МВД Захарченко и премьеру Азарову. Так оно и случилось. Возмущенный «избиением детей» майдан потребовал отставки главы МВД Захарченко и премьера Азарова. Добиться озвучивания этих требований было несложно, так как Левочкин тесно координировал свою деятельность с лидерами майдана. Установленные заранее телекамеры отсняли все, что нужно было для провоцирования гнева киевлян, И с раннего утра и до вечера 1 декабря одни и те же лица двух студентов с кровоточащими носами демонстрировали все телеканалы. Ну, какая там справка из травмпункта, какие провокаторы? Левочкин не только не воспрепятствовал разгону этой картинки по всем телеканалам, но и дал команду крутить эту картинку и на контролируемом им популярным телеканале «Интер». А ведь в руках Левочкина был не только административный ресурс, но и бюджет для работы со СМИ в размере 5 миллионов долларов ежемесячно.

Куда пропал Янукович в день разгона студенческого майдана?

Виктор Янукович вплоть до последних дней переворота не изменял своей привычке проводить время на охоте. Это было его самое любимое занятие. Раним утром 30 ноября, когда на всех телеканалах развернулась истерия вокруг расквашенных носов «онижедетей», найти президента было невозможно. Его искал премьер Николай Азаров. Пытался связаться с ним и глава СНБО Украины Андрей Клюев. Многие журналисты в знак доказательства его причастности к разгону студентов часто приводят слова Януковича, сказанные им через три недели после «звирячего побиття»: «Я пригласил Клюева. Он рассказал, как все было. Я спросил: какова была ваша цель? Он ответил:стабилизировать ситуацию». Что еще надо сомневающимся?

Разве Янукович не дал четко понять, кто провел всю эту скандальную операцию? На самом деле все было не так. Сотрудник аппарата руководителя СНБО рассказал нам, что Клюев с раннего утра 1 декабря пытался связаться с президентом. Дозвониться до него удалось только после обеда обеда. Президент уже переговорил с премьер-министром Азаровым. Доклад Клюева был выслушан сухо. Президент ни о чем не расспрашивал, так как всю информацию о случившемся получил от министра МВД Захарченко. Для прессы МВД уже сделало заявление, что в ночь с 29 на 30 ноября министра не было на своем рабочем месте, а по событиям будет проведено служебное расследование. Правда, итоги этого расследования так и никогда не увидели свет.

Попытаемся сами разобраться с ролью МВД в этой скандальной ситуации.

Первое. Министр врал, когда его сотрудники распространили заявление, что его не было на работе, он уехал домой и обо всем узнал только утром 1 декабря. На самом деле Захарченко просидел у себя в кабинете до 5 утра, был в курсе всех событий и лично дал дал команду на разгон. Ни Клюев, ни Сивкович, который был сначала на площади, а потом сидел в кабинете киевского мэра Попова до 4 утра и следил по видеокамеры за майданом, не могли командовать «Беркутом». Любая команда без дублирования министерством, не имела никакой силы.

Да, к 4 утра на площадь уже въехали машины с искусственной хвоей для президентской елки. Идея назвать елку президентской родилась в администрации президента, глава которой Левочкин и был автором этой затеи. Предполагалось установить елку пораньше, чтобы занять майдан и вытеснить оттуда протестующих. Администрация дала указание губернаторам свозить в Киев детей из сиротских приютов на елку к президенту, чтобы, начиная с октября и до декабря хороводить детей, дарить им подарки от Януковича и использовать предновогоднюю суету для снятия остроты майдана.

Левочкин понимал, что если все пойдет по этому плану, то его сценарий раскачивания ситуации в стране с помощью оппозиции обречен на провал. И он, и его партнеры-лидеры майдана видели, как затухает интерес киевлян к протесту на главной пощади столицы. Ситуацию надо было обострить. Левочкин в ночь установки президентской елки и подтолкнул лидеров оппозиции на взвинчивание ситуации. Сам же Левочкин сразу после разгона майдана студентов устраивал истерики Азаров и Клюеву. Громко и демонстративно отмежевался от разгона. Януковичу и Азарову заявил, что уходит в отставку. Запустил слух об этом в СМИ, но заявление так и не написал. Захарченко говорил другое: мол, вся вина не на нем, а на Клюеве. Он лично обзвонил всех послов стран ЕС. Говорил, что он не причем. Его жена тут же побежала на майдан раздавать интервью украинским телеканалам.

Но самое интересное: Левочкин не провел ни одного совещания по печальным событиям. А ведь анализ случившегося вместе с разбором полетов всех участников входит в прямые обязанности главы администрации. Более того: Левочкин глушил все попытки общего сбора по ситуации. Зачем? Итак все ясно и президенту надо просто уволить проштрафившихся. Президент обсуждал ситуацию с каждым в отдельности — Захарченко, Клюевым, Левочкиным. Потом такая практика станет фирменной чертой президента — никогда не проводить совещаний по анализу ситуации , не разрабатывать общих мер тушения пожара, а всегда все вопросы решать один на один с каждым министром.

Алексей Бердников, Сергей Заворотный, ИА «Антифашист»

Метки по теме: ; ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1