Всемирная инквизиция потеряла Россию: кого будут казнить теперь? Павел Шипилин

Дата публикации: 19 ноября 2016, 14:41

Международный уголовный суд закрывается на переучет. Избирательное правосудие в кризисе

Резиденция Международного уголовного суда в Гааге

Филиппины могут последовать примеру России, вышедшей из-под юрисдикции Международного уголовного суда (МУС). Эксцентричный президент Родриго Дутерте недоволен волной критики со стороны западных стран, касающейся его кампании по борьбе с распространением наркотиков. И если это случится, Филиппины станут пятой страной, отозвавшей свою подпись под Римским статутом, — до России свою подпись отозвали США, Израиль и Судан.

Родриго Дутерте пошел даже дальше и заявил, что если Россия и Китай решат создать «новый мировой порядок», то филиппинцы поддержат эту инициативу первыми. То есть, между МУСом и мироустройством установлена прямая причинно-следственная связь.

Пристрастность доклада офиса Генерального прокурора Международного уголовного суда «События на Украине» бросается в глаза любому, кто хотя бы бегло просмотрел отчет. Кремль, разумеется, отвергает обвинения в том, что именно этот доклад стал последней каплей, после которого Владимир Путин подписал указ, взбудораживший международную общественность. И это, видимо, правда, потому что коллективный Запад давно давит на Россию любыми способами, включая псевдоправовые, с единственной целью: представить Кремль как исчадие ада, для борьбы с которым годятся любые способы.

Разумеется, к «Событиям на Украине» и в Грузии рано или поздно прицепят «События в Сирии», а может быть, где-нибудь еще. Чуть раньше была проведена довольно удачная операция «ЮКОС против России» в Европейском суде по правам человека и в Третейском суде в Гааге, в результате которой на нас чуть было не повесили разорительную компенсацию в 50 млрд долларов. Атаку пока удалось отбить (вердикт Третейского суда отменен), однако никто не даст гарантий, что вышестоящая инстанция не изменит решения нижестоящей — Окружного суда Гааги.

Нет сомнений, что доклад МУС из того же ряда.

Но говорить о том, что Россия — единственная страна, которая не доверяет этой международной инстанции, было бы преувеличением. Недавно Великобритания заявила, что защитит своих военных, участвовавших в иракских событиях 13-летней давности, от уголовного преследования. Что логично, ибо преступления солдат и офицеров, подчиняющихся приказам, не должны расследоваться судами общей юрисдикции — для них есть военные трибуналы.

США, отозвавшие свою подпись под Римским статутом еще в 2002 году, пошли еще дальше: Джордж Буш-младший подписал Закон о защите американских военнослужащих, который изрядно напугал даже вашингтонских вассалов. «Новый закон разрешает применять военную силу для освобождения любого американца или гражданина союзной США страны, который окажется в руках Международного уголовного суда. Этот пункт, получивший название «статьи о вторжении в Гаагу», вызвал резкую реакцию союзников США по всему миру, особенно голландцев», — прокомментировала тогда ситуацию правозащитная организация Human Rights Watch. Судя по тону меморандума, объявленная на весь мир готовность вторгаться в суверенные страны ради спасения «рядового Райана» удивило даже это НКО, известное своими двойными стандартами. Все же такие сюжеты годятся только для Голливуда.

Тем не менее, если отбросить декларативно-пиаровскую компоненту, Закон о защите американских военнослужащих имеет право на существование — хотя бы как внутренний документ, декларирующий защиту своей армии при выполнении приказов от судебного преследования в других странах. Россия тоже не дает в обиду своих офицеров, попавших в плен, правда, делает это по старинке — проводя тайные переговоры, без огласки, как во времена Рудольфа Абеля.

Выход из-под юрисдикции Международного уголовного суда стал следствием активной политики Москвы, ее готовности применять вооруженные силы за пределами своей территории — в Грузии, в Крыму или в Сирии. Разумеется, во всех трех случаях Кремль действовал юридически безупречно, но ведь МУС, как мы все понимаем, далеко не всегда рассматривает ту или иную ситуацию объективно.

Даже в тех двух случаях, когда создавались трибуналы — по Югославии и Руанде, только по геноциду в африканской стране наблюдался международный консенсус. Причина одна: Руанда не представляет геополитического интереса. Неслучайно МУС иногда называют «африканским судом» — подавляющее большинство расследуемых им дел касается именно «черного континента». На всех других континентах глобальные игроки выясняют между собой отношения, их мнения о событиях в той или иной стране вряд ли когда-нибудь совпадут.

«К сожалению, Суд не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым, авторитетным органом международного правосудия», — сказано в заявлении МИД РФ. Добавлю: и не мог оправдать. В 1998 году, когда учреждался МУС, казалось, что мы нашли общий язык с Западом. Но уже в 1999 году НАТО грубо нарушило международное право, начав бомбардировки Югославии без санкции Совбеза ООН, и стало понятно, что надеждам на мир во всем мире сбыться не суждено.

Надо сказать, мудрый Китай и предусмотрительная Индия не только не ратифицировали, но даже не подписали Римский статут, поскольку никогда всерьез не рассматривали Международный уголовный суд как возможность объективно расследовать вооруженные конфликты между странами. Сверхдержавы всегда будут использовать МУС и другие правовые инстанции лишь как возможность давить друг на друга в своих геополитических играх. После того как Россия отозвала свою подпись, Международный уголовный суд можно смело закрывать на переучет — провести инвентаризацию, скрупулезно подсчитать оставшихся мелких учредителей и подумать, что делать с крупной «недостачей».

Не исключено, что Родриго Дутерте, который сегодня обижается на необъективность западных стран, осуждающих его борьбу с наркоторговцами, тоже выйдет из-под юрисдикции Международного уголовного суда. Филиппинец понимает, что никакой МУС не поможет ему добиться справедливости, поэтому благоразумно предпочитает устанавливать прямые связи с глобальными игроками, расположенными поблизости, — прежде всего с Китаем. Даже несмотря на то, что с Пекином у Манилы есть разногласия по проблеме Южно-Китайского моря.

Неплохой пример реалистичного взгляда на мир для Украины, между прочим.

Поскольку участниками Римского статута сегодня не является ни одна из сверхдержав, МУС автоматически превратился в учреждение, куда слабые страны могут пожаловаться на сильные и даже иногда добиться благоприятного для себя решения. Вот только исполнять его никто не будет — ни одну сверхдержаву невозможно заставить признать себя виновной без применения силы.

Интересно, кто решится воевать с США, Россией или Китаем — неужто Голландия?

Павел Шипилин, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1