Осень «патриарха». Михаил Шейнкман

Дата публикации: 18 Ноябрь 2016, 18:31

Обама приехал в Европу за последними почестями

Обама приехал в Европу за последними почестями

«Генерал Вселенной». «Генералиссимус времени». О нем никогда не напишут в стиле Маркеса, потому что его осень настоящая, а «патриархом» он оказался в кавычках. Но он навсегда останется героем ее романа. Ведь у них была почти шекспировская страсть. Она его за муки полюбила. А он ее за состраданье к ним. Как он сказал о ней: «самый верный союзник за все восемь лет моего президентства». Она ему прощала все. Теперь прощается с ним. У себя в Берлине. Канцлер Германии Ангела Меркель и президент США Барак Обама. Именно так они больше не прозвучат. Сегодня-завтра, и все.

Что еще могли сотворить вместе, уже сделали. Написали статью. О любви. О том, как важно любить себя в мире, а не мир в себе. «Немцы и американцы должны ухватиться за возможность управлять глобализацией в соответствии с нашими ценностями и представлениями», – уговаривают они сами себя. Представления устраивали – было. С ценностями получилось похуже. Потому им и надо «ухватиться», что все от них уже ускользает. Уходит, как что-то неуловимое, а, может быть, и ненужное. Как сам Обама.

Он приехал в Европу, чтобы она оказала ему прощальные почести. И она охотно выполнила его, наверно, последнюю просьбу. Сказал: собери всех наших. Собрала. На любой вкус, возраст и темперамент. Франсуа – никакой. Маттео – молодой. Мариано – и вовсе Рахой. Кстати, испанец в их компании – это находка Меркель. Прежде его не звали на такие элитные рауты. А тут, хоть и вымучил свое очередное премьерство с большим скрипом, но сразу в круг избранных. Это Ангела для Барака постаралась. Он же так хотел в этом европейском туре по значимым для его Штатов местам проехаться. Припасть напоследок, так сказать. «Колыбель демократии» посетил. А на «колыбель первооткрывателя» времени не осталось. Но, благодаря Меркель, и в Берлине Колумбу за Америку спасибо передать можно. Через Рахоя.

Из Британии, кстати, сюда новенькую подвезут. Для Барака, правда, она уже старенькая (он на пять лет моложе), но в геополитике еще совсем девочка. Пусть сначала с Обамой напоследок пообщается, чтобы уже с Трампом быть готовой ко всему. Хотя и тому уже дала понять: Мэй – она что надо. Другой вопрос, а что надо-то, если, ходят слухи, что ему и НАТО уже не надо? Барак, конечно, попытается развеять их страхи. Но что он сам-то знает? Кроме унылого напутствия: «вы там держитесь без меня, ребята». И, может быть, даже всплакнет.

Ведь все, что останется от этого берлинского формата – название. «Великолепная пятерка и Барак». Они еще в поле, а он уходит, пропустив в ворота Белого дома свою самую главную «шайбу». Новый вратарь – он, конечно, тоже полкоманды. Но какими эти его команды окажутся? Может быть, поймут в июле, когда Дональд Трамп впервые приедет в эту же Германию на G-20. Одно точно. «Муттер» Ангеле не составит большого труда и ему всех показать. Кроме Олланда. Во Франции к тому времени уже будет не он.

Что касается Обамы, то его прощальный поцелуй с Меркель достоин кисти Дмитрия Врубеля. Того, что навеки скрепил уста Брежнева и Хонеккера. Правда, места для такого граффити пока нет. Берлинская стена разрушена, а новую при всей своей любви друг к другу Ангела с Бараком так и не успели отстроить.

Михаил Шейнкман, РИА Новости

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
barak-obama-angela-merkel


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1