Страсти по нефтяной сделке. Сергей Мануков

   Дата публикации: 17 ноября 2016, 15:00

Переговоры России с ОПЕК по сокращению глобального переизбытка предложения нефти сами по себе позволили увеличить доходы бюджета на $6 млрд, пишет Bloomberg. Однако очевидно, что, если не будет принят эффективный механизм регулирования уровней добычи цена барреля может снова опуститься ниже отметки 40 долларов

Страсти по нефтяной сделке

Ситуация с нефтью или, вернее, с ее избытком в результате наращивания добычи главными производителями как входящими в ОПЕК, так и находящимися вне его, близится к развязке. Очевидно, что при отсутствии эффективного механизма регулирования уровней добычи цена барреля может второй раз в этом году опуститься ниже отметки 40 долларов. Конечно, до 30 долларов за баррель еще не близко, но не так уж и далеко, как может показаться на первый взгляд.

Несмотря на огромные потери, которые несут члены нефтяного картеля от обвала цен на «черное золото», главная доля избытка нефти приходится все же на ОПЕК. По сравнению с концом третьего квартала 2015 г. добыча нефти странами картеля по состоянию на 1 ноября этого года выросла почти на 2 млн бар/сутки. Наиболее активно наращивали объемы добычи Иран, Саудовская Аравия и Ирак, т.е. крупнейшие производители «черного золота».

Не очень возражала против избытка нефти на рынках и Россия, крупнейший производитель нефти, не входящая в нефтяной картель. Для нее последствия обвала цен сглаживает низкий курс рубля по отношению к доллару. Есть еще, конечно, Ливия и Нигерия, которые в отношении добычи нефти ведут себя непредсказуемо, пишет Oilprice.

По всем расчетам и деловым соображениям ценовая война, начавшаяся два года назад, давно должна была закончиться – уж очень тяжелыми оказались потери участников. Достаточно сказать, что, по прогнозам МВФ, суммарный дефицит бюджетов ОПЕК (за исключением американских членов и Нигерии с Индонезией), а также нефтедобывающих стран Кавказа и Центральной Азии в течение пяти лет достигнет 340 млрд долларов.

Ценовая война, наверняка, бы уже давно закончилась, если бы речь шла не о нефти. Когда речь идет о нефти, к экономическим соображениям добавляется еще много геополитических. Конечно, эти доводы – слабое утешение как для стран типа Венесуэлы, Алжира, Нигерии, для которых такие низкие цены на нефть, как сейчас, прямая дорога к глубокому кризису, так и для таких богатых нефтедобывающих стран, как КСА и монархии Персидского залива. Все прекрасно понимают, что если с избытком нефти ничего не делать, то нефть в танкерах в море и хранилищах будет продолжать так же сильно давить на цены не только в следующем году, но и в последующие годы. Поэтому сейчас все с таким нетерпением ждут саммита ОПЕК, который пройдет в Вене 30 ноября и на котором должно быть подписано окончательное соглашение о снижении уровней добычи нефти. Увы, как все уже неоднократно убеждались слово «должно» вовсе не значит, что соглашение будет заключено, а если и будет заключено, будет эффективным.

Одним из главных препятствий на пути заключения окончательного соглашения остается Иран, который отказывается снижать добычу ниже 4 млн бар/сутки в попытках достичь досанкционного уровня добычи. Не все ясно и с Россией. Москва выразила готовность заморозить уровень добычи, но в ОПЕК хотят, чтобы российские нефтяники снизили добычу.

Суммарная добыча нефти членов ОПЕК выросла в октябре по сравнению с сентябрем на 236 тыс. бар./сутки. Это значит, что вместо того, чтобы снизить дневную добычу на 200-700 тыс. бар., теперь ее придется снижать на 0,5-1 млн. бар. Если учесть, каким тяжелым было обсуждение предварительного предложения, можно представить, как нелегко будет договориться сейчас. При этом следует помнить, что все предварительные переговоры заканчивались провалом. Очередного тупика переговорщики достигли в конце октября.

Энергичнее всех на заключении соглашения настаивают Венесуэла, Катар и Алжир. В этом нет ничего удивительного, потому что для них соглашение означает минимальные потери. Для крупных производителей: КСА, Ирака и Ирана потери будут очень велики. Поэтому они не могут согласиться на простое снижение добычи. В Тегеране и Триполи при этом приводят в качестве основного аргумента санкции и войну соответственно.

Еще несколько месяцев назад ОПЕК был готов согласиться на любые условия Ливии, потому что она добывала всего лишь 300 тыс. бар./сутки. Однако она очень быстро увеличила объем добычи вдвое и не собирается на этом останавливаться.

Агентство Reuters сообщает со ссылкой на источник из Алжира, что 18 ноября в Дохе могут встретиться министры энергетики нескольких членов ОПЕК, членов Форума стран-экспортеров газа (GECF). В него входят 12 стран, включая Россию. Из членов ОПЕК в Форум входят Алжир и Иран. Саудовский министр Халид аль-Фалих собирается приехать в Доху несмотря на то, что его страна в Форум не входит.

Министры съедутся в столицу Катара на неформальную встречу для поисков компромисса по соглашению о снижении добычи, заключенному 28 сентября в Алжире. Тогда, напомним, нефтедобывающие страны договорились впервые после 2008 года о незначительном снижении уровней добычи с исключениями для Ливии, Нигерии и Ирана, добыча которых упала в результате войн и конфликтов, а в случае с Тегераном – и международных санкций.

По слухам, в кулуарах может состояться встреча министров энергетики двух главных экспортеров нефти: КСА и России.

Николас Мадуро, президент Венесуэлы, которая страдает от низких цен, возможно, сильнее остальных нефтедобывающих стран, считает, что члены ОПЕК «созрели» для заключения «силового» соглашения по снижению уровней добычи нефти. Он заявил об этом 16 ноября в Каракасе после встречи с генсеком ОПЕК Мохаммедом Баркиндо. Баркиндо собирается посетить столицы еще нескольких членов картеля. Он намерен уговаривать собеседников присоединиться к усилиям ОПЕК по стабилизации нефтяного рынка.

В Вене многое будет, как обычно, зависеть от Эр-Рияда. Если королевство, экономические и финансовые дела которого ухудшаются, согласится взять на себя основное бремя сокращений добычи, то соглашение может быть достигнуто. Однако и в этом случае его эффективность не сможет быть обеспечена без таких нефтедобывающих стран, как Россия и Казахстан. И естественно без США, новый президент которой во время предвыборной кампании не раз говорил о полной энергетической независимости страны от ближневосточной нефти, чего, конечно же, не достичь без увеличения ее добычи.

Что касается рынков, то они ведут себя как всегда непредсказуемо. Динамика колебаний цен напоминает качели, амплитуда движения которых то увеличивается, то уменьшается в зависимости от слухов и заявлений нефтяных министров. После выборов в Америке цены на нефть резко упали, но на этой неделе, после очередных разговоров о возможности достижения компромисса между Москвой и Эр-Риядом вновь рванули вверх. Министр энергетики РФ Александр Новак, к примеру, в среду заявил журналистам, что допускает возможность достижение согласия ОПЕК к 30 ноября.

Сейчас, однако, цены на нефть вновь снижаются, потому что данные международных агентств о росте избытков нефти и пессимизм многих экономистов в отношении возможности заключения соглашения в Вене никуда не исчезли.

Между тем, как пишет Bloomberg, сама по себе возможность сотрудничества между Россией и ОПЕК по сокращению глобального переизбытка предложения помогла ценам на нефть вырасти с $27 в январе до среднего уровня за этот год в $44. Рост цен в сочетании с увеличением добычи РФ повысил государственные доходы на сумму от 400 миллиардов рублей до 700 миллиардов рублей, сообщили изданию чиновники, знакомые с расчетами правительством.

Сергей Мануков, «Expert Online»

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1