Кейс Трампа, или Как Россия поможет Болгарии и Молдавии залатать дыры в бюджетах

   Дата публикации: 15 ноября 2016, 07:34

Президентские выборы в двух восточноевропейских странах порадовали российских политиков и политологов – и донельзя огорчили западных экспертов. По их мнению, итоги выборов в Болгарии и Молдавии «говорят и о разрастающихся трещинах в цементе Евросоюза». А также о том, что национализм сейчас на подъеме во многих частях земного шара.

kreml

«И в этом — очередная хорошая новость для президента Путина, который пытается ослабить связи между странами ЕС и избавиться от международных санкций, — пишут западные СМИ. — По мере того, как границы между странами стираются, требования национального суверенитета все сильнее заглушают призывы к единству Запада».

Новый болгарский президент Радев открыто выступает за отмену санкций в отношении России — ведь одно лишь ответное «продуктовое эмбарго» РФ против ЕС приносит болгарскому агрокомплексу многомиллионные убытки. А молдавский лидер Игорь Додон готов к диалогу с Москвой по поводу статуса Приднестровья и развития экономических связей.

— Для меня было весьма забавно то, что мужчины-кандидаты в президенты Молдавии и Болгарии убедительно переиграли своих оппонентов-женщин. То же самое, как мы знаем, произошло и в США. Может быть, это и есть нынешний политический тренд? – заявил в разговоре с корреспондентом ФБА «Экономика сегодня» политолог, профессор СПбГУ Дмитрий Гавра. — Если же говорить об итогах выборов в двух странах всерьез, то тут я вижу две основные линии. Первая – в политике действительно имеет место такое «маятниковое» движение: от либерально-консервативной идеологии к социал-демократической. Этот тренд мы увидели и в Молдавии, и в Болгарии. Особых социально-экономических успехов предыдущие власти там не добились, и особенно это касается ушедшего в отставку правительства Бойко Борисова.

Антироссийская политика привела к тому, что, во-первых, у болгар не получилось провести к себе стратегический газопровод «Южный поток». По сути, это большое и очень тяжелое поражение уходящих властей. Это осложнилось и другими отрицательными факторами – например, полной деиндустриализацией Болгарии, а также потерей этой страной многих рынков сбыта сельскохозяйственной продукции (прежде всего, российского). В молдавской экономике ситуация была весьма схожей, как схожи и результаты выборов.

Во-вторых, Россия рассматривалась победившими кандидатами в контексте будущего изменения экономической политики своих стран. В основе этого выбора, в меньшей степени политические ценности, и в гораздо большей – социально-экономические. Экономические санкции ударили по болгарской и молдавской экономике довольно сильно – несмотря на то, что обе страны напрямую не являются их субъектами. В бюджетах обеих стран в последние два года возникли очень серьезные прорехи, и залатать их способно только усиление сотрудничества с Россией.

Кроме того, у победителей были и сугубо популистские аргументы – Россия сейчас занимает ярко выраженную антинатовскую и антиамериканскую позицию, и приверженность ей добавляет восточноевропейским политикам очков в глазах избирателей. При этом коренных перемен в сознании двух народов не произошло – голосование и в Болгарии, и в Молдавии показало, что обе нации очень серьезно разделены. И Додон, и Радев набрали лишь немногим больше 50-ти процентов голосов избирателей. При этом стоит помнить, что Болгария и Молдавия – скорее парламентские республики, нежели президентские. Хотя Додон всерьез хочет провести в стране референдум с целью наделить себя более широкими полномочиями.

Говоря о продолжении тренда на поворот европейских стран «лицом к России», думаю, что дело тут не столько в России, сколько в выходе на арену откровенно популистских лидеров и партий. Они способны всерьез «подвинуть» с политической сцены классические партии. «Кейс Трампа» ясно говорит о том, что старые партии политики уже не удовлетворяют потребности нового американского и европейского избирателя. Думаю, в ближайшее время в Европе мы вполне можем увидеть не только рост популизма, но и волну национализма. Применительно к Германии и Франции, которым предстоят парламентские и президентские выборы, это означает серьезную перегруппировку политических сил. А также – общее снижение энергетики Евросоюза как такового. Единство европейцев всерьез подорвано «Брекситом», миллионам граждан подан пример, играют свою роль и внутренние проблемы, связанные с сомнениями граждан в эффективности институтов ЕС. Это вполне может привести к возможному разделению государств ЕС на страны «первого» и «второго» сорта.

Как это может повлиять на смягчение санкций против РФ? В этом плане я пессимист. Несмотря на все разговоры о консенсусе в ЕС, первую скрипку там играла, и будет играть Германия. Сегодня германские политики не могут похвастаться серьезными успехами во внутренней политике – по стране бродят толпы мигрантов с Ближнего Востока и Африки, уровень жизни среднего немца падает, цены и социальное напряжение растут и т.д. Поэтому самым надежным способом «сбора политических очков» остаются внешнеполитические инициативы. Это, в первую очередь, Украина, Минский процесс, Сирия – все это идеально отвлекает внимание избирателя от экономических трудностей и беженцев на улицах. Так что многим влиятельным силам, главным образом консервативным, просто необходима «злобная Россия» в качестве врага. Поэтому разговора о полном снятии санкций с РФ в ближайшее время на саммитах ЕС вообще не будет. Возможен лишь разговор о некоем символическом их смягчении.

Иван Денежкин, «Экономика сегодня»

Метки по теме: ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1