«Соль земли», утратившая свою силу. Максим Соколов

Дата публикации: 14 ноября 2016, 15:59

Реакция российской власти и лояльного к ней большинства на избрание Дональда Трампа президентом США оказалась достаточно спокойной. Во всяком случае, более спокойной, чем того можно было ожидать с учетом прецедентов подобного рода.

Акция протеста против избрания Дональда Трампа президентом США в Нью-Йорке

Когда в 1966 году Франция вышла из военной организации НАТО, то в советском сознании президент Де Голль, которого в конце 50-х именовали чуть ли не фашистом, сделался крайне положительной фигурой, а Франция – чуть ли членом социалистического лагеря.

При общей неизбалованности любовью со стороны западных держав даже малейшие подвижки в сторону большего дружелюбия (или всего лишь намека на таковое) было способно порождать чрезмерные иллюзии. Тяга выдавать желаемое за действительное была сильна.

Сейчас этого почти нет. Аплодисменты Государственной Думы при известии о победе Трампа могут быть объяснены некоторым злорадством. Может быть, чувство и нехорошее, но при виде того, как феерически оконфузилась глобалистская (и к тому же весьма русофобская) элита, поддерживавшая Клинтон, трудно было не испытать такое чувство. В данном случае Дума проявила себя как сила вполне народная.

Что же до раскатывания губ – его нету. Все понимают, что Трамп – не царь и не бог, а равно не российский сердечный союзник. В чем-то российские интересы и интересы новой американской администрации (к тому же еще не сформированной) могут совпасть сильнее, чем это наблюдается сегодня. Это вполне вероятно, ибо сейчас интересы Москвы и Вашингтона не совпадают вообще ни в чем. С Северного полюса все дороги ведут на юг.

Но могут и не совпасть, и объем совпадений / несовпадений сейчас предсказать трудно.

К тому же власть любого правителя, даже самодержавного, не является безграничной, а президент США к тому же — и не самодержец, его воле противостоят весьма многие сдержки и противовесы. Поэтому оптимизм если в России и есть, то довольно осторожный, сопровождаемый многими «если».

Зато пессимизм противной стороны вполне беспредельный. Натурально, псалом 136 – «На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона».

Причем тоска вавилонская начинается с привычных обличений злого быдла, которого, как выясняется, полным-полно не только в окрестностях «Уралвагонзавода», где искони было тысячелетнее рабство, но и в заокеанских селениях.

Но руганью дело не ограничивается. Избрание Трампа рассматривается как страшное фиаско современной цивилизации en gros: «Это поражение тех идей и принципов, которые доминировали в странах-лидерах последние сто лет и обеспечивали прогресс всем, кто начинал двигаться по их пути. Это поражение либеральной идеологии, которая, как еще недавно казалось, победила уже навсегда и даже позволила объявить конец истории. Это происходит в Великобритании и в Венгрии, в Словакии и в Австрии, во Франции и, конечно, в России… Мы присутствуем при завершении целого периода развития человечества… Нельзя исключать, что глобальное отступление либералов будет очень длительным, что на обозримый период в мире будут доминировать националистические, изоляционистские идеи, что лицом Европы, например, станет не Меркель, а кто-то вроде Марин Ле Пен» – написал в «Новой газете» Леонид Гозман.

Заметим, что о поражении либерализма (а таких высказываний сегодня можно найти очень много) говорит не какой-нибудь самобытник, которого легко можно обвинить в подтасовке фактов и вспомнить некоторых отечественных экономистов, которые десятилетиями прочат крах доллара. Нет, о поражении говорят сами либералы, причем твердые и даже рьяные.

Отчасти такая нервозность может иметь чисто меркантильную природу – боязнь за субсидии и гранты, мол, придет злой Трамп и все порежет. Скорее всего, страхи сильно преувеличены, но в общем-то перевод на половинный оклад не исключен, и какому же работнику это понравится. Но скорее здесь причина духовная, в у.е. не измеряемая.

Идеологию отечественного освободителя можно понять по стихотворению Н. М. Языкова «Пловец». Не слишком привлекательная картина родного края – «Нелюдимо наше море, // День и ночь шумит оно; // В роковом его просторе // Много бед погребено» – компенсируется преданием о том, что «Там, за далью непогоды, // Есть блаженная страна: // Не темнеют неба своды, // Не проходит тишина». Образ блаженной страны дает силы для мужественной борьбы.

Когда же выясняется, что там тоже темнеют неба своды, то у пловца-борца поневоле опускаются руки. Оказывается, весь мир во зле лежит, а не только Россия, и для прогрессистского мировоззрения это совсем убийственно.

При переходе же от списков к оригиналам, то есть к воззваниям американских либералов, делается вовсе страшно, ибо там плач на реках Вавилонских звучит фортиссимо.

Текст Дэвида Ремника, главного редактора журнала New Yorker называется «Американская трагедия» и гласит:

«Избрание Дональда Трампа на пост президента — это трагедия для американской республики, трагедия для конституции и триумф сил шовинизма, авторитаризма, сексизма и расизма — как внутри страны, так и за рубежом. Шокирующая победа Трампа и его восхождение на президентское кресло стало отвратительным событием в истории Соединенных Штатов и либеральной демократии. 20 января 2017 года мы распрощаемся с первым президентом-афроамериканцем (человеком высоких моральных качеств, достоинства и большой души) и станем свидетелями инаугурации проходимца… Неизбежно последуют страдания и беды… То, что он победил, что выиграл эти выборы, стало сокрушительным ударом по духовному, нравственному началу; это стало тем событием, с которого, вероятно, в стране начнется эпоха экономической, политической и социальной неопределенности, масштабов которой мы пока не можем себе представить. То, что избиратели в большинстве своем решили жить в трамповском мире тщеславия, ненависти, высокомерия, лжи и безрассудства, его презрения к демократическим нормам, неизбежно приведет к упадку страны и страданиям во всех их проявлениях».

Причем подобной силы тексты, использующие такую гамму красок, которая показалась бы чрезмерно мрачной даже для характеристики царствования Иоанна IV, явились во множестве. Медийно-университетско-голливудская публика не просто огорчена тем, что их кандидат проиграл (естественно, чему же тут радоваться), но пребывает в такой скорби, которой не видано от начала мира.

Тут, как и у их братьев в России, есть, наверное, и чисто меркантильные соображения, и боязнь за власть и влияние – когда гигантская идеологическая машина показывает свое полное бессилие, машинистам не позавидуешь. Возможно, многие опасаются оргвыводов.

Но опять же, как и в России, не это главное.

Главное то, что эти люди уверились в том, что они всегда будут солью земли, что настал конец истории и отныне их власть над душами (и телами тоже) людей будет вечной и беспредельной. А оказалось иначе – «Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям»  (Мф, 5, 14-16).

В этом весь ответ на вопрос «Сколько их! куда их гонят? что так жалобно поют?».

Запоешь тут.

Максим Соколов, РИА Новости

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1