Позволят ли Эрдогану совершить евразийский рывок. Станислав Тарасов

   Дата публикации: 14 ноября 2016, 18:45

О чем будет говорить Штайнмайер в Турции

Позволят ли Эрдогану совершить евразийский рывок

На предстоящей неделе министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер намерен совершить визит Анкару. Если он состоится, то будет первым со времени неудачной попытки госпереворота в Турции 15 июля. Это первая особенность ситуации. Вторая в том, что визит приходится на момент победы Дональда Трампа на выборах в США, а в Евросоюзе это расценивается не только как «опасный прецедент для европейской политики». ЕС, НАТО и Германия пребывают, по мнению турецкой газеты Milliyet, «в шоке и растерянности после избрания Трампа президентом США».

На этом фоне «Турция — одна из нескольких стран, которая демонстрирует готовность выстраивать с Вашингтоном новые двусторонние отношения, даже несмотря на то, что действия нового президента во внешней политике пока неизвестны». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава правительства Бинали Йылдырым уже позвонили новому американскому президенту, выразив свои поздравления, и дали некоторые сигналы о будущем отношений. Этот «ход», предпринятый сразу же после избрания Трампа, будет сковывать возможности Штайнмайера для широкого дипломатического маневра в Турции.

Положение усугубляется и тем фактором, пишет немецкая газета Die Zeit, что «Европа находится в жалком состоянии, голосование по Брекситу глубоко потрясло доверие европейцев в будущее ЕС, а в кризисе с беженцами проявился ужасающий дефицит солидарности». Наступит момент, как уточняет это издание, когда придется «составить новую картину мира, чтобы иметь возможность оценить реальность».

Она не столь однозначна, как может показаться на первый взгляд. Отношения между Евросоюзом и Турцией, а также Германией и Турцией обострились после провалившейся в середине июля попытки государственного переворота, когда десятки тысяч человек были задержаны или уволены с работы. Брюссель стал обвинять турецкие власти в том, что они крайне жестко, без соблюдения принципов правового государства расправляются с представителями оппозиции. Потом в Турции начали серьезно обсуждать введение смертной казни. По Штайнмайеру, Анкара «сегодня находится на распутье, решая, будет ли она и впредь развиваться в направлении демократии».

Но Эрдоган только задирает ставки. На фоне возмущения Европой новой волной арестов, в частности, журналистов газеты Cumhuriyet, критиковавшей власти, и лидеров курдской оппозиции, Эрдоган решил сделать упреждающий шаг. В интервью турецкой газете Hürriyet он обвинил Европу в препятствовании процессу присоединения его страны к ЕС. По его словам, «Европейский союз пытается подтолкнуть нас к тому, чтобы мы вышли из этого процесса» и «если они нас не хотят, они должны четко сказать об этом и принять решение», так как «терпение Анкары «не безгранично». Более того, при необходимости, отмечает Эрдоган, Турция может провести референдум, как это сделала отказавшаяся от членства в ЕС Великобритания. А ведь, как не крути, но в «судьбоносном разрыве» Лондона с Брюсселем был мощный посыл, связанный с неприятием британцев наплывом мигрантов, истоки чего находились в Турции. «Заключив с Анкарой сделку по мигрантам, Европа попала в зависимость от Эрдогана», — констатировало немецкая газета Die Welt.

Под предлогом отступления от норм демократии Европейский союз открыто угрожает Турции введением экономических санкций. В случае реализации такой угрозы, удар по Анкаре может быть очень чувствительным: половина турецкого экспорта идет в ЕС, 60% инвестиций в турецкую экономику поступают из Европы. Но Турция еще и член НАТО, до недавнего времени с точки зрения геополитики она рассматривалась в качестве незаменимого партнера Запада. По оценке турецкого информационного портала Odatv.com, «сначала использовали нас как базу, а затем как солдата». Теперь Эрдоган заявляет, что «ряд стран ЕС (в том числе и союзники Турции по НАТО — С.Т.) «умышленно разжигают конфликты в Африке и на Ближнем Востоке, и извлекают выгоду из этого», а потом оставляют Анкару в одиночестве.

Турцию насторожили неготовность и нежелание НАТО прийти на помощь Анкаре в сложный час: президент США Барак Обама, генсек НАТО Йенс Столтенберг, глава ЕС и верховный представитель ЕС по иностранным делам не спешили со словами поддержки Эрдогану, пока не стало понятно, что мятеж 15 июля подавлен. Такое поведение «партнеров» породило множество версий, заявлений и экспертных оценок. С одной стороны, путч являлся ударом по НАТО. Если бы путчистам удалось бы придти к власти, то страна погрузилась в дестабилизацию. Но и победа Эрдогана не привела к спокойствию. Многие турецкие эксперты призывают Анкару пересмотреть отношения с НАТО хотя бы в силу очевидных противоречий по вопросам региональной политики, особенно когда остро встал курдский вопрос. «Если Запад потеряет Турцию, то отношения с Россией, Китаем или исламским миром тут ни при чем. Из-за своих ошибок он потеряет Турцию», — заявлял глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в интервью агентству Anadolu.

Намеки на Россию, Китай и исламский мир не случайны. Как считает турецкое издание Haber7, «каждый раз, когда Турция разоблачает грязные игры США и ЕС и поворачивается в сторону Евразии, в стране обязательно происходят незаурядные события». В то же время в этих двух случаях — угроза выйти из переговорного процесса по интеграции с ЕС и изменить отношения с НАТО — просматривается операция «Рокировка» с целью оказания давления на Запад. Вилка возможных решений Анкары недавно была обозначена газетой Akşam: «Одни говорят: «Давайте выйдем из НАТО, разорвем наши отношения с западными институтами, не будем заблуждаться на счет членства в Европейском союзе, войдем в какую-нибудь новую структуру вместе с такими странами, как Россия, Китай, Индия, Иран». Другие твердят: «Нельзя ни при каких обстоятельствах отказываться от Запада», и считают, что проблемы в отношениях с Западом — это ошибка Турции и ей следует безоговорочно поддерживать западную линию Ближнем Востоке и совершенно не интересоваться событиями, происходящими в этом регионе, прежде всего в Сирии и Ираке. Турция не стоит на том же месте, где она сто лет назад остановилась. Пережитые ею экономические, политические и социальные трансформации создали динамизм обретения нового статуса как в региональном, так и в глобальном масштабах».

Анкара, которая сама пыталась на основе доктрины неоосманизма возродить свое влияние на Ближнем Востоке в границах бывшей Османской империи, не только болезненно реагирует на геополитические сдвиги, происходящие вокруг нее, но и усматривает в действиях Брюсселя некую негласную логику. Об этом перед своей отставкой говорил британский премьер Дэвид Кэмерон: «Даже близко в планах нет возможности, чтобы Турция стала членом ЕС в ближайшее время. Они подали заявку в 1987 году. И при сохранении нынешней скорости прогресса, они, возможно, доберутся до момента присоединения примерно к 3000 году, если верить самым последним прогнозам». Анкара всегда это понимала и понимает. Но, как констатирует портал Odatv.com, Турция «перенявшая от Османской империи западную политическую, культурную и социальную ориентацию пока не в силах оторваться от атлантической системы и не может позволить себе обратиться к Евразии».

По мнению этого же портала, «Турция столкнулась с такой дилеммой: ее голова, привычки, политическая и дипломатическая ориентация — в одном месте, а сердце, экономическая ориентация, энергетическая зависимость и геополитическое будущее — в другом…». Отсюда дилемма: западные партнеры страны отказываются участвовать в разработке стратегии в соответствии с неоосманистскими замашками Турции, а Россия, Иран или Китай вступают с ней только в тактические альянсы, действует крайне осторожно. Поэтому попытка усидеть сразу на двух стульях лишает Анкару возможности последовательно выстраивать свою политику на Ближнем Востоке. Примеров тому достаточно. Сначала Турция защищает территориальную целостность Ирака (республиканский ход в стиле Ататюрка — С.Т.). Затем она напоминает, что Мосул был включен в Турецкий национальный пакт, принятый турецким парламентом 28 января 1920 года и заявляет о своих исторических правах на этот иракский город (имперский ход в стиле неоосманизма — С.Т.). Анкара оказывает поддержку курдскому автономному району в Ираке, вступая в конфликт с центральным правительством в Багдаде, в то же время выступает против сирийских курдов, которых поддерживают США и ЕС, конфликтуя с Дамаском.

Парадокс в том, что и в Ираке, и в Сирии Турции никогда не удавалось разрушать геополитические планы своих западных партнеров — такового без создания устойчивого альянса с региональными странами и евразийскими державами достичь практически невозможно. Поэтому Штайнмайер в интервью немецкому таблоиду Bild демонстрирует уверенность в том, что «Турция должна остаться партнером НАТО», и он не думает, что отношения между Анкарой и Москвой «станут настолько близкими, что Россия сможет предложить Турции альтернативу партнерству в области безопасности — НАТО». Что же, посмотрим.

Станислав Тарасов, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1