Польские власти «перевоёвывают» войну в условиях стратегического поражения

Дата публикации: 14 Ноябрь 2016, 21:15

 Президент Польши Анджей Дуда отметил годовщину работы правительства «Права и справедливости» утверждением, что СССР захватил Польшу в 1945 году. Продолжение «наступательной исторической политики» и «перевоёвывание» Второй мировой войны – это то немногое, что остаётся команде Качиньского в условиях уже очевидного стратегического поражения «ПиС», когда вся мировая политическая конъюнктура противоречит грандиозному проекту польских правых по превращению Польши в альтернативный центр Европы.

Красная Армия в Польше

Год назад польские правые вернулись во власть с амбициозной целью преодолеть извечную периферийность Польши и сделать её из бедной восточной провинции Евросоюза влиятельной и богатой европейской страной. Для достижения этой цели «ПиС» сделали ставку на разделение: разделение как Европейского союза, так и всего Европейского континента.

На западном направлении команда Ярослава Качиньского решила сформировать политический союз стран – членов ЕС, которые в совокупности перевешивали бы тандем Германии и Франции и вместе могли бы пересилить брюссельскую бюрократию. В эту антибрюссельскую фронду, по задумке экспертов «ПиС», могли бы войти Великобритания, Скандинавия и страны «Новой Европы» во главе с Польшей.

Такая геополитическая задача казалась чистой воды самоубийством, учитывая, что экономика Польши последние 10 лет стремительно росла в первую очередь за счёт сближения с Германией, масштабных инвестиций в Польшу немецкого бизнеса, а также многочисленных кредитов, дотаций и преференций, выбиваемых Варшавой у Еврокомиссии. Идти при таком положении дел на конфликт с Брюсселем и Берлином было смерти подобно.

Чтобы обезопасить себя, насколько это возможно, от санкций и штрафных мер общеевропейского руководства, польская власть сделала ставку на союз с США, полагая, что если доказать Вашингтону свою незаменимость в качестве главного проводника американских интересов в Европе, то Америка защитит строптивую Варшаву от гнева евробюрократии и Ангелы Меркель.

Главным инструментом обеспечения поддержки Вашингтона и доказательства Америке и Европе своей ценности и незаменимости «ПиС» выбрали политику «сдерживания» России.

В первые месяцы после прихода к власти новым правительством был сформулирован тезис о том, что Россия – это «экзистенциальная угроза», Польша играет неоценимую роль в противодействии «новому Мордору», является восточным флангом НАТО и гарантирует безопасность Евросоюза от «российской агрессии». За эту историческую роль Варшаве можно и нужно простить такие мелкие шалости, как дополнительное налогообложение для немецкого бизнеса в Польше и попытки сколотить в ЕС антибрюссельскую коалицию.

Для утверждения своего исключительного места в Евросоюзе и обеспечения поддержки США польское руководство добивалось размещения на российских границах батальонов НАТО, строительства на своей территории американских баз ПРО, продления санкций против России, блокирования второй ветки «Северного потока» и других стратегических проектов между Россией и Западной Европой. Ради этих же целей команда Ярослава Качиньского поддерживала проект Трансатлантического торгово-инвестиционного партнёрства (TTIP) США и ЕС и работала на усиление евроатлантического влияния в бывших советских республиках.

По итогам первого года работы правительства Беаты Шидло можно сказать, что стратегическая цель «Права и справедливости» преодолеть периферийность и превратиться в альтернативный центр Европы при выбранных средствах терпит поражение по всем пунктам.

О проекте создания антибрюссельской коалиции стран ЕС по итогам референдума о выходе Великобритании из состава Евросоюза можно забыть. После Brexit оспорить доминирование в Европейском союзе тандема Германии и Франции не смогут даже все остальные страны ЕС, вместе взятые.

Провалился и проект создания регионального политического союза – коалиции стран «Новой Европы» во главе с Польшей, так называемого «Междуморья». За год у власти команда «ПиС» не смогла наладить политический диалог даже с Литвой: единственная за это время встреча Анджея Дуды с Далей Грибаускайте окончилась ничем.

Имеющие глубокие исторические и культурные корни региональные конфликты в Центральной и Восточной Европе, которые изначально делали идею «Междуморья» нереализуемой, никуда не делись. Польше при новой власти удалось наладить политическое сотрудничество с Венгрией, но Чехия амбиции Варшавы на региональное лидерство по-прежнему воспринимает с оскорбительным недоумением. Из-за непреодолимых исторических противоречий оказался в подвешенном состоянии стратегический союз Польши и Украины.

Самое же главное, что после победы на президентских выборах в США Дональда Трампа проиграла ставка Варшавы на обеспечение своей значимости путём разделения Европы и «сдерживания» России.

Дональд Трамп с первых дней своей предвыборной кампании обещал избирателям, что ни в какой редакции Соглашения о TTIP с Евросоюзом он не подпишет. Услуги Варшавы по лоббированию этого проекта Барака Обамы, таким образом, не нужны. Трамп с самого начала говорил, что он против НАТО, что НАТО – это пережиток холодной войны и, став президентом, он начнёт выводить американские контингенты из других регионов мира. Наконец, Трамп последовательно был против изоляции России, превращения её в жупел и «экзистенциальное зло», обещал прямые переговоры с российским лидером и нормализацию отношений с Москвой.

Так что за спиной у партии Качиньского скоро не будет авторитетного «старшего брата», который мог бы упросить Брюссель и Берлин не наказывать «ПиС» за плохое поведение, потому что от них тоже польза есть. Варшаву больше некому будет защитить от гнева евробюрократии и немецкого бизнес-лобби.

Дотаций и кредитов из фондов ЕС и преференций для польской экономики от Еврокомиссии в условиях прямого конфликта с Брюсселем больше не будет. Летом этого года Польша уже утратила звание лидера по привлечению инвестиций в Центральной и Восточной Европе: впервые за 10 лет этот почётный титул перешёл к Чехии. Brexit и всё более отчётливая перспектива дальнейшего распада Евросоюза вовсе ставят вопрос о коллапсе польской экономики, которая рухнет вслед за европейской интеграцией.

В сложившейся международной ситуации у «ПиС» просто нет шансов победить, и от осознания своего неизбежного стратегического поражения партия Ярослава Качиньского всё больше углубляется в политику памяти и переписывание истории – единственную сферу, в которой польские консерваторы ещё способны выполнить свою предвыборную программу.

Именно с этим связана не утихающая польская вакханалия по историческим вопросам. Президент Польши едет в США – открывать памятник «проклятым солдатам» (бойцам антикоммунистического подполья) и возлагать цветы к памятнику жертвам Катынского расстрела. Ярослав Качиньский объявляет о создании музея «проклятых солдат» и политзаключённых Польской Народной Республики. Варшава готовит новые претензии к Германии и России за страдания польского народа во Второй мировой войне, а в варшавских кинотеатрах меж тем один за другим идут фильмы «Смоленск» и «Волынь».

Большинство новостей из Польши уже традиционно связаны с вопросами истории и исторической памяти. Сейм Польши принимает декларацию о том, что Волынская резня была геноцидом польского народа, затем – декларацию о том, что Германия и СССР равно ответственны за разжигание Второй мировой войны, которая началась с подписания «пакта Молотова – Риббентропа». Главной темой в отношениях с Россией остаётся война с советскими воинскими захоронениями на территории Польши. Институт национальной памяти получает всё большее финансирование и всё более расширяет штат.

Нескончаемым потоком идут скандальные заявления первых лиц Польши по историческим вопросам. Особенно прославился подобными заявлениями польский министр обороны Антоний Мацеревич, за последние несколько месяцев успевший заверить всех, что Волынскую резню организовала Россия, Варшавское восстание привело к перелому во Второй мировой войне, а поляки были единственным народом, в котором не было коллаборационистов, сотрудничавших с Гитлером.

Теперь от Мацеревича заразился и официальный глава польского государства. Открывая в Варшаве очередной памятник «проклятым солдатам», президент Анджей Дуда заявил, что Советский Союз захватил Польшу в 1945 году. «Это была борьба хоть и безнадёжная, но за свободную, суверенную, а прежде всего независимую Польшу. Борьба против советского НКВД, против СМЕРШа и против всех тех, кто здесь, в Польше, для них и по их приказам служил, но не польскому государству, не независимой Республике – служили захватчику, который захватил Польшу в 1945 году и не покинул её до 1990-х годов», – сказал Дуда о борьбе «проклятых солдат».

Такой решительный отказ первого лица признавать факт освобождения Польши Красной армией от нацизма и спасения советскими солдатами польского народа от истребления, которое ему готовил Гитлер, означает угрозу ещё большей активизации борьбы с советскими военными памятниками и воинскими захоронениями в Польше, инициированной с самого верха.

При этом война с памятниками, переписывание истории и «перевоёвывание» Второй мировой является признаком слабости, а не силы польского руководства: «наступательная» историческая политика – единственное, на что ещё способны «ПиС» в условиях неизбежного стратегического поражения по всем остальным пунктам их предвыборной программы.

И ведь нельзя сказать, что эта программа была во всём плоха. В ней были такие очень правильные, хотя и нетипичные для Восточной Европы задачи, как улучшение демографической ситуации и стимулирование молодёжи не эмигрировать из страны. Были предложены очень интересные проекты для выполнения этих задач – такие, как программы «Семья 500+» и «Квартира+».

Наконец, сама стратегическая цель была очень похвальна: восстановить национальный суверенитет, избавиться от власти брюссельской бюрократии, обрести самостоятельность во внутренней и внешней политике и преодолеть периферийность Польши в Европейском союзе, которая делает большую страну с 40 миллионами населения и тысячелетней историей бедной и малозначимой европейской обочиной.

Другое дело, что средства для достижения этой цели были выбраны негодные. Польша ставила на разъединение Европы – и проиграла. И неизменно будет проигрывать дальше, если польское руководство и дальше будет ездить по стране и миру, расчёсывать исторические болячки, снимать фильмы о бесконечных страданиях польского народа, принимать заявления и декларации, оскорбляющие историческую науку и здравый смысл. Для того чтобы победить, нужно работать на единение, а не на разделение. А тот курс, который сейчас проводят «ПиС», безнадёжен и может закончиться только очередным «героическим поражением», которыми на протяжении своей долгой истории так любят наслаждаться поляки.

Александр Носович, RuBaltic.Ru

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
polska


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1