Боевики в Алеппо всё чаще переходят в лобовые атаки

Дата публикации: 07 Ноябрь 2016, 15:27

4 ноября, в день так называемой «гуманитарной паузы», было зафиксировано 43 обстрела со стороны боевиков в четырёх провинциях, в том числе в Алеппо (22), Дамаске (18), Латакии (2) и Хаме (1). В частности, вооруженные формирования, заявившие о прекращении боевых действий, из реактивных систем залпового огня кустарного производства, минометов и стрелкового оружия обстреляли в провинции Дамаск населенные пункты Хараста, Джаубар, Блелие; в Алеппо – кварталы Салах-эд-Дин, Эль-Машарка и Хай-эль-Антари, в провинции Латакия – населенный пункт Айн-Слейма и позиции правительственных войск на горе Абу-Али. В провинции Хама террористы обстреляли поселение Махарда.

Боевики в Алеппо всё чаще переходят в лобовые атаки

«Вооруженные формирования террористических группировок из реактивных систем залпового огня кустарного производства, ствольной артиллерии, минометов и стрелкового оружия в провинции Алеппо обстреляли населенный пункт Ансар, кварталы «3000», «1070», Аль-Майдам, Рамуси, Джамария Харб-эль-Захра, военную академию Эль-Асад, торговый центр «Кастелло», КПП № 1 дороги «Кастелло» и район бывшего военного училища в городе Алеппо», – сообщает Минобороны России.

В то же время, продолжаются переговоры о присоединении к режиму прекращения боевых действий ряда населённых пунктов (таковых 893), проводятся гуманитарные акции в Алеппо, Хомсе, Тартусе и в других местах. 5 ноября режим прекращения огня был нарушен 39 раз в провинциях Дамаск (16), Алеппо (16), Латакия (3), Деръа (2), Хама (1) и Эль-Кунейтра (1).

Несмотря на обстрелы и непрекращающиеся провокации со стороны боевиков, авиация ВКС России и ВВС Сирии уже девятнадцатые сутки не наносит удары по Алеппо, отмечает представитель МО России Игорь Конашенков. Тем временем авиация возглавляемой США международной коалиции только 4 ноября нанесла 18 ударов в районе Мосула и близлежащих населенных пунктов. По данным Минобороны России, иракский город подвергается систематическим налётам американских стратегических бомбардировщиков Б-52Н, палубных бомбардировщиков F/A-18 с авианосца «Дуайт Эйзенхаэр» и «Рафаль-М» с французского авианосца «Шарль де Голль». Действия западных союзников провоцируют масштабные потоки беженцев и взаимное ожесточение разноплеменного населения на этноконфессиональной почве, что, конечно же, нисколько не заботит так называемые международные «гуманитарные» организации.

Пока американские партнёры не принимают сравнений между операциями вокруг Алеппо и вокруг Мосула, боевики в Сирии, как и прежде, используют гуманитарные паузы для перегруппировки и пополнения арсенала (об этом заявили 3 ноября в МИД России). Отказ боевиков покинуть Алеппо растиражирован западными СМИ, так что такое положение дел следует признать фактом. Террористическим организациям не нужна ни демократия в Сирии, ни какая-либо нормализация положения дел в этой стране. А по информации начальника Главного оперативного управления Генштаба ВС России генерал-лейтенанта Сергея Рудского, обстрелы боевиками западной части Алеппо в Сирии не прекращаются: за прошедшую неделю зафиксировано 64 обстрела, погибли 127 жителей, ранены 254. В тот же день, по сообщению Минобороны России, «при выполнении планового полета по доставке гуманитарной помощи в один из населенных пунктов в 40 км северо-западнее Пальмиры (провинция Хама) совершил вынужденную посадку вертолет ВКС России (впоследствии в сети появились кадры его уничтожения, видимо, самим экипажем, чтобы машина не досталась врагу). Во время осмотра вертолета экипажем на земле место приземления подверглось минометному обстрелу боевиков. Экипаж машины не пострадал и был оперативно доставлен поисково-спасательным вертолетом на авиабазу Хмеймим».

Опекаемые Западом так называемые «умеренные» из подзабытой «сирийской свободной армии» ответили на это объявлением о начале новой военной операции в Алеппо в ответ «на осаду города со стороны режима» президента Сирии Башара Асада. Сдаваться «в пользу русских» бандиты не собираются, однако некоторые главари, судя по всему, стали допускать тактические ошибки, бросая боевиков в лобовые атаки. Например, уничтоженное в квартале «Семейный Дом» одно из бандформирований состояло из членов группировки «Армия ислама», ранее сдавшихся правительственным войскам в Дарайе и Муадамии, а затем под гарантии сирийского правительства, в соответствии с принятым соглашением, перешедших в Идлиб. Из них сформировали так называемый «штрафной батальон», бойцы которого обязаны были искупить свои провинности на поле боя в Алеппо.

Подобные эпизоды могут свидетельствовать не только об отчаянном исступлении террористов, но и об имеющейся, возможно, у них задаче достигнуть успеха к вполне конкретной дате. В этой связи, объявляемые в целях информирования о путях отхода из города «гуманитарные паузы» вряд ли должны сдерживать боевую активность сирийских и российских ВВС, направленную на решение основной военно-политической задачи – ликвидацию наиболее боеспособного ядра бандформирований (при том, что значительную часть оставшегося в восточном Алеппо населения составляют члены семей террористов). Только в этом случае откроются перспективы политических переговоров относительно будущего сирийского государства.

Ранее вопросы к Москве по поводу оправданности российского решения о прекращении нанесения авиационных ударов по боевикам Алеппо могли возникнуть у Дамаска и Тегерана. Консультации в таком трёхстороннем формате на уровне министров обороны или иностранных дел стали уже привычными, однако встреча Сергея Лаврова, Джавада Зарифа и Валида Муаллема 28 октября носила срочный характер. Иранцы полагают, что одностороннее прекращение огня Москвой и Дамаском не столько позволит решить гуманитарные вопросы, сколько укрепит положение тех, с кем договариваться невозможно в принципе. Некоторые наблюдатели в Иране связывают такое решение с примирительной в отношении Запада риторикой Москвы, обусловленной стремлением снизить резко усилившийся накал антироссийской риторики.

Впрочем, даже если подобного рода расчёты имеют место, они вряд ли оправдаются, ибо США и Западу в целом нужно от России в Сирии только одно – а именно капитуляция в форме вывода российского воинского контингента (желательно – в максимально позорной форме, сродни бегству). О том, как это получше сделать, рассказывает, в частности, парижский адвокат Доминик Эншоспе: «Надо было… заставить русских и сирийский режим вести переговоры, а для этого продолжать снабжать наименее радикальные группировки противотанковым и, в особенности, противовоздушным оружием… Уже была развязка советской войны в Афганистане, поражение СССР благодаря американским ракетам «земля-воздух» «Стингер». Несколько сотен единиц этого оружия было доставлено к восстанию в 1986 году; десятки вертолётов Ми-24 были уничтожены в воздухе… Сегодня эти модернизированные устройства играют роль в Сирии, и «Стингер» были усовершенствованы… В военном плане это было бы легче, чем в Афганистане. В 1980-е годы на земле там было 120 тысяч советских войск, которые удерживали города, при том, что не было никакого доступа к постоянной видеосвязи, как в современном мире. Сегодня в Сирии русские не отправили своих солдат на землю, и у них гораздо меньше самолетов (около шестидесяти на месте плюс бомбардировщики, которые взлетают с российских, а также с иранских баз): их «след», таким образом, можно было бы легче стереть. Для этого было бы достаточно несколько десятков ракет», о риске попадания которых в руки враждебных сил можно, в общем, не беспокоиться…

Самой же Сирии уготован де-факто распад с последующим превращением в долговременный рассадник международного терроризма. Так, «единственным реальным вариантом» для Сирии автор The Financial Times считает «схему разделения, которая будет основана на признании сирийского этнического и религиозного раскола».

«Алавиты получат княжество, как и другие этнические группы. Сунниты получат собственную сферу, как только очистятся от вредоносного влияния ИГИЛ. Ставка будет сделана на то, что эти группы смогут сосуществовать в рамках слабой федеральной структуры, в которой большая часть власти передана от центра на периферию», – говорится в статье.

Такой порядок может установиться только в случае длительной внешней оккупации.

Для того же, чтобы всё это выглядело более благообразно, необходима некая «легитимная», в глазах цивилизованного мира, альтернатива официальным властям Дамаска. В качестве таковой «Нью-Йорк Таймс» предлагает официально признать малоизвестное «Переходное правительство Сирии» во главе с политически независимым кардиохирургом» Джавадом Абу Хаттабом. В одном из предшествующих материалов мы упоминали об этой финансово зависимой от США группе самозванцев, дислоцирующихся в Турции и в Идлибе, вот уже длительное время оккупированном конгломератом террористических группировок.

Стивен Хейдеман из Института Брукингса, намечающий контуры сирийской политики будущей администрации, указывает и направления работы, призванной поднять авторитет «переходного правительства» у жителей Сирии. Здесь и «лимитированное применение воздушной силы для защиты от сирийских и российских авиаударов», и принятие до конца года так называемого «Акта о защите Сирии», и, разумеется, увеличение поставок боевикам современного оружия. Таким образом, кардиохирург и его так называемый «кабинет», организующий школьные экзамены и подвергающийся, по утверждению автора статьи, таким же рискам, как и все остальные сирийцы (разумеется, со стороны «кровавого Асада» и «преступников-русских» – прим. авт.) станет очередной благообразной ширмой для скопища террористических банд, что уже даже не смешно. Более примечательна, однако, досада автора на недостаточную решимость воевать со стороны уходящей «безвольной» администрации Барака Обамы, что, по его мнению, подрывает возможности для нового американского президента.

Источник

Метки по теме: ;


Комментировать \ Comments
07-11-29


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1