Ракетные поезда России выходят с запасного пути. Андрей Борцов

   Дата публикации: 05 ноября 2016, 12:55

Новый боевой железнодорожный ракетный комплекс «Баргузин» готовится к финальной стадии испытаний. После их успешного завершения БЖРК поступит в Российскую Армию и встанет на боевое дежурство. Обнаружить такой поезд с ракетой на широких российских просторах вероятному врагу будет практически невозможно. В его основе — большой опыт разработок аналогичных комплексов и новейшие технологические решения.

Поезд-призрак

Новость об успешном испытании БЖРК «Баргузин» несколько поспешила быть обнародованной. Первоисточником являлся сайт передачи Андрея Караулова «Момент истины», и каких-либо подтверждений не было, хотя новость разошлась по многим сайтам. Затем «Интерфакс» связался с Министерством обороны по своим каналам, и выяснилось, что, хотя испытания запланированы на нынешний год, пока пусков не было. Однако до конца года остается еще два месяца.

«Необходимо на новом изделии подтвердить реализуемость «минометного» старта изделия и его последующего увода в сторону от ракетного поезда, в котором находятся люди и технологическое оборудование, после чего будет запускаться маршевый двигатель МБР».

Хотя журналисты немного и поспешили, разработка идёт полным ходом, так что обсудить «Баргузин» можно и сейчас.

Стоит кратко вспомнить его предшественника — БЖРК 15П961 «Молодец»:

Хорошее видео, но в конце — подтасовка: комплексы, оказывается, «прослужили около 20 лет и по окончании гарантийного срока эксплуатации их расформировали». Принятие на вооружение первого ракетного полка с РТ-23УТТХ — октябрь 1987 года, и почему же не производили новые поезда, а дожидались конца гарантии? Да и после гарантии можно было провести профилактику/модернизацию, как это делали с ракетами.

Увы, из 12 ракетных поездов два были переделаны в музейные экспонаты (находятся в Техническом музее «АвтоВАЗа» и в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга), а остальные были уничтожены, несмотря на выход России из договора СНВ-2 в 2002 году.

Уж очень не нравился Вашингтону «Молодец» (по классификации НАТО — «Скальпель»): стратегические ракеты с ядерными боеголовками катаются по железной дороге, и попробуй найди. А если и найдёшь — то попробуй помешать запуску. В 1991 году поставили эксперимент: неподалёку от «Молодца» сложили кучу из противотанковых мин, вывезенных некогда из Германии, высотой около 20 метров и подорвали. Мощность взрыва составила около мегатонны, в результате возникла воронка диаметром 80 метров и глубиной 10 метров — а сразу после взрыва ракета была запущена в штатном порядке.

Впрочем, некорректно сводить причины только лишь к желанию ублажить Вашингтон. Да, трудно отслеживаемые БЖРК вызывали желание уничтожить их «договорным способом» — у самих США уже тогда специалистам были понятны проблемы с современными МБР, да и вообще с военными разработками. Скажем, аналог «Молодца» Пентагон так и не сумел разработать (проекты «Peacekeeper Rail Garrison» и «Midgetman»), между тем как у китайцев что-то потихоньку получается.

Но дело также и в том, что ракеты 15Ж61, которые использовал «Молодец», выпускались на Павлоградском механическом заводе (ПО «Южмаш»), который после уничтожения СССР остался на территории Украины, где и деградирует до сих пор. Понятно, что надеяться на надёжность украинских поставщиков было бы крайне наивно и до майдана.

Надеяться на надёжность украинских поставщиков высокотехнологичной продукции крайне наивно.

Кроме того, «Молодец» имел свои недостатки — например, всё же был заметен, так как из-за веса ракет состав тянуло сразу три тепловоза, а вагоны с пусковыми установками имели дополнительные оси, так что с обычным рефрижераторным составом его спутать было сложно. Устарело, естественно, и навигационное оборудование.

Поэтому было принято решение не пытаться восстановить проект «Молодец», а сразу разработать современный вариант — «Баргузин».

Сообщалось, что по плану в 2016 году было лишь создание документации, но, как вы уже знаете, уже вскоре начнутся испытания системы запуска. Всё логично: специфика была отработана ещё на «Молодце»: механизм отвода электрических проводов, миномётный взлёт, отвод выхлопа ракеты в сторону при старте.

При этом новый ракетный поезд становится нераспознаваемым: в нём используются ракеты РС-24 «Ярс». Хотя они имеют лишь 4 боеголовки, а на 15Ж61 их был десяток, сам «Баргузин» перевозит не три ракеты, а вдвое больше. Конечно, всё равно получается 24 против 30.

Однако не надо забывать, что «Ярсы» — это более современная разработка, и вероятность преодоления ПРО гораздо выше. При этом вес ракет практически вдвое меньше, и вес вагона получается сравнимым с обычным. Поэтому снаружи маскировка идеальная, а сам состав может тянуть двойной локомотив. Обновлена и система навигации: уже не надо задавать заранее координаты целей, всё можно оперативно поменять.

За сутки такой передвижной комплекс может преодолевать до 1000 км, курсируя по любым железнодорожным веткам страны, неотличимый от обычного состава с вагонами-рефрижераторами вплоть до «часа Х». Время «автономки» — месяц.

Почему же США так настаивали на уничтожении «Молодцев» и теперь очень недовольны «Баргузином»? Всё дело в концепции войны: если Россия всегда играет от обороны (хотя, конечно, нельзя забывать, что в некоторых случаях обороной может быть и превентивный ядерный удар), то военная доктрина США — всегда атакующая. И если с ядерным оружием у Пентагона дела всё хуже и хуже, да и его использование не будет одобрено другими значимыми странами, не говоря уж об ответной ядерной атаке, то концепция «Быстрого глобального удара» (Prompt Global Strike, PGS) предусматривает массированный глобальный удар неядерными силами.

Военная доктрина США — всегда атакующая.

Происходит «разоружение»: неядерными, но мощными взрывами уничтожаются известные военные и гражданские цели, после чего результат отличается от использования ядерного оружия разве что отсутствием радиоактивности. Подчеркнём именно глобальный характер такого нападения — будут уничтожаться и промышленные центры, а не только военные объекты. Наглядный пример из прошлого: бомбардировки Дрездена США и Великобританией. Военного смысла они не имели, функция чисто устрашительная (как и применения атомных бомб в Хиросиме и Нагасаки впоследствии).

И вот против такой атакующей стратегии «ракетные поезда» — очень хорошее «противоядие», поскольку их не получится уничтожить точным ударом, и в ответ на агрессию «Ярсы» взлетят — и, соответственно, прилетят. До 2020 года запланировано принято на вооружение 5 полков БЖРК «Баргузин» — это, соответственно, 120 боеголовок.

Впрочем, надо отметить, что, разумеется, БЖРК тут не является неким чудо-оружием: если вдруг Вашингтон коллективно сойдёт с ума и санкционирует такой залп по России, то его массовость будет очевидна — и, соответственно, в ответ можно сразу запускать ракеты с ядерными боеголовками, и не только с поездов. Т.е. получаем тотальную ядерную войну, в которой начинать с неядерных зарядов как-то странно, вероятность уничтожения противника для США меньше при гарантированности своей. Поэтому «быстрый глобальный удар» против России всё равно не работает, но может быть применён к стране поменьше. А вдруг в таких странах тоже научатся делать ракетные поезда? Плохой пример подаёт Россия, никакой жизнь агрессору.

Андрей Борцов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1