БК-16 для русского спецназа в Сирии. Сергей Ищенко

Дата публикации: 05 Ноябрь 2016, 14:24

Новый штурмовой катер везут в Тартус для секретных операций в тылу террористов

БК-16 для русского спецназа в Сирии

Военный сегмент интернета взбудоражен сообщениями о переброске в Сирию нового российского боевого катера, который еще 3 ноября был замечен на верхней палубе килекторного судна КИЛ-158 (Черноморский флот), проходившего проливом Босфор в Средиземное море. Появились сообщения, будто в Тартус везут «Раптор» — быстроходный катер, предназначенный для патрулирования прибрежной и речной зон, а также для проведения спецопераций.

Если бы это было так — новость вышла бы так себе. Потому что на самом деле как минимум два катера специального назначения «Раптор» (проект 03160) в составе нашей группировки в Сирии уже есть. Они доставлены туда в мае нынешнего года тем же КИЛ-158. И тоже из Севастополя. А на этот раз на КИЛ-158, при ближайшем рассмотрении, оказался не патрульный «Раптор», а скоростной транспортно-десантный катер проекта 02510 (БК-16), принятый на вооружение совсем недавно — в 2015 году.

Спутать проекты 03160 и 02510 немудрено. Оба как два капли воды похожи на стоящий на вооружении в Швеции с 1991 года малый скоростной штурмовой катер CombatBoat 90 (CB90) компании Dockstavarvet.

Этого никто официально не признает, но похоже, что и «Раптор», и БК-16 на этой общей для них основе и построены. Скопированы ли по китайскому образцу? Или внешнее сходство — чистой воды совпадение? Кто ж вам ответит?

Как бы там ни было, оба наших боевых катера имеют абсолютно одинаковые главные размерения (длина, ширина, высота, осадка). Оба одинаковой камуфляжной расцветки. Тактико-технические характеристики удивительно схожи. Экипаж и того, и другого — два человека, десантовместимость — до 20 человек. Скорость у обоих — до 48 узлов. Дальность плавания — до 400 миль.

Чуть разнится вооружение. На катере проекта 02510 — вертлюжная установка для крупнокалиберного пулемета 12,7 мм или для 40-мм автоматического гранатомета. Плюс — четыре установки для 7,62-мм пулеметов. На «Рапторе» — дистанционно управляемый оператором боевой модуль «Управа-Корд» с пулемётом калибра 14,5 мм. А побортно — два пулемета «Печенег» калибра 7,62 мм. Таким образом, огневая мощь также сравнительно равна.

Броневая защита обоих катеров класса 5 и 5а. Иллюминаторы — из пулестойкого стекла толщиной 39 мм.

Словом, разницу между двумя катерами в состоянии разглядеть только весьма узкие специалисты. По их мнению, у проекта 02510, в отличие от конкурента, установлены амортизированные кресла не только для экипажа, но и для всех, кто находится на борту. Конструктивно обеспечен проход с верхней палубы в нос для комфортного десантирования не в воду, а прямиком на берег.

Еще на БК-16 есть койки и гальюн, которых нет у конкурента. Хотя это обстоятельство — не бог весть какое достижение для катера, которому просто незачем находиться в море больше считанных часов. Ведь высадка любого десанта — хоть спецназа, хоть морской пехоты — дело, по сегодняшним боевым меркам, практически мгновенное. Иначе враг успеет подготовиться к встрече и никакие пулеметы с гранатометами не выручат.

Таким образом, главное отличие обоих российских боевых катеров, видимо, в другом: «Рапторы» делает ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла», а безымянный проект 02510 — ОАО «Рыбинская верфь», принадлежащая Ростеху. Первые спустили на воду уже девять катеров проекта 03160. Вторые численно поотстали — всего два БК-16 из Рыбинска пока переданы ВМФ. Один из этих двух, стало быть, и следует сегодня на Ближний Восток на КИЛ-158.

Видимо, особо не рискуя, можно предположить, что в погоне за на глазах иссякающим финансированием гособоронзаказа конкуренция между двумя новыми российскими боевыми катерами будет жесточайшей. Сирия — отличный полигон для сравнений любых видов вооружений. А выбор, наверное, делать придется. Выпускать практически неотличимые друг от друга, но все же разные катера — вопиющее расточительство.

В сухом остатке: мы наращиваем в Тартусе группировку своих боевых катеров специального назначения. Зачем они там вообще?

Осуществлять противодиверсионную оборону порта Тартус и кораблей нашей Средиземноморской эскадры на его рейде, как предполагают некоторые? Это вряд ли. И «Раптор», и БК-16 созданы совсем для другого. Разыскивать и крушить подводных пловцов — не дело для скоростных десантно-штурмовых катеров, к каковым, как их ни назови, относятся оба наши проекта. Скрытная и незаметная для противника высадка спецназа в его тылу — вот чем наверняка эти катера займутся (да, уверен, и занимаются уже!) в Сирии.

Поскольку речь идет о выброске на вражеское побережье сравнительно небольших групп, наверняка речь идет о дополнительном обеспечении действий российских Сил специальных операций (ССО). Их присутствие в этой стране — давно не секрет ни у нас, ни в прочем мире. Причем, за рубежом боевые действия наших ССО на Ближнем Востоке заслужили самые лестные оценки специалистов.

Так, американский аналитик-исследователь Института по изучению войны (Institute of the Study of War) Крис Козак заявил, что «участие российских спецподразделений в боях за Пальмиру выглядит прекрасно».

Он же полагает, что наши ССО не просто обеспечили успешный штурм осенью 2015 года захваченной исламистами авиабазы сирийских ВВС Квайрес. Диверсионно-разведывательные группы российских ССО приняли решающее участие в этом штурме. В трех ночных рейдах по ближним тылам экстремистов они сумели уничтожить позиции их противотанковых ракетных комплексов BGM-71 TOW, открыв путь вперед войскам Асада. Лишь после этого авиабаза Квайрес была разблокирована.

А вот мнение сотрудника Центра военно-морских исследований США Майкла Кофмана. Он считает, что поразительно точные авиаудары самолетов и вертолетов Воздушно-Космических сил РФ — результат не только применения экипажами нового оружия и прицелов. Главное — ювелирная работа российских авиационных наводчиков, которые постоянно находятся на переднем крае или даже в тылу врага. Эта рискованная работа, естественно, требует особой подготовки. Поэтому в Сирии она была доверена российскому спецназу.

У всех боевых эпизодов, о которых ведут речь зарубежные военные эксперты, общее одно: немногочисленные, но прекрасно обученные и отлично вооруженные российские спецназовцы с террористами в Сирии чаще всего дерутся во вражеском тылу. Но в тыл этот надо еще как-то пробраться. Причем — незамеченными, поскольку иначе малочисленным диверсионно-разведывательным группам не выдержать длительного боя в полном окружении.

Понятно, что в большинстве случаев такие рейды обеспечивают вертолеты. Но если враг вблизи побережья Средиземного моря, для скрытной высадки в тыл могут очень пригодиться и скоростные боевые катера. Хоть «Рапторы», хоть БК-16.

Именно для такой боевой работы, скорее всего, они и направлены в Тартус. А какой катер проявит себя наилучшим образом — разберемся, когда станем анализировать итоги этой войны.

Сергей Ищенко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
raptor_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1