По-английски Великобритания из ЕС не выйдет. Линн Ханова

Дата публикации: 04 Ноябрь 2016, 10:24

В Лондоне не имеют представления, как должна выглядеть Великобритания, независимая от Евросоюза

По-английски Великобритания из ЕС не выйдет

Почти шесть столетий назад король Англии Генрих IV попытался запретить иностранным купцам вести торговлю в Лондоне — то есть отозвать акт, принятый парламентом. Решение по конфликту пришлось принимать верховному судье. И тот постановил, что решения парламента имеют большую законную силу, чем решения короля.

Смотрите и учитесь: вот так работает подлинное разделение властей. Исполнительная власть — король, или в политической системе сегодняшнего дня правительство, постоянно пытается совершить что-нибудь эпическое в обход парламента; парламент бьёт правительство по рукам; но окончательное решение всегда остаётся за судом. Потому что если правительство осуществляет власть, а парламент представляет желания населения, то суд осуществляет верховенство закона, перед которым склоняются и те и другие.

И сегодняшнее решение британского Высокого суда не отличалось от всех предыдущих: последнее слово по Брекситу останется за парламентом, решение правительства и даже результаты референдума не имеют законной силы — они только предложения, с которыми парламент может согласиться, а может и нет.

Тереза Мэй надеялась объявить о выходе из ЕС по статье 50 союзного договора в марте 2017 года — пока правительство не спешило выдернуть пробку, потому что европейский договор предписывает двухгодичный срок организации выхода.

По истечении двух лет после объявления о выходе все договоры, права и обязанности между ЕС и Великобританией будут расторгнуты. А правительство Терезы Мэй пока не в состоянии объяснить, как, собственно, должен происходить Брексит и как должна выглядеть «свободная, независимая» Великобритания. Знаменитые слова Мэй «Брексит — значит Брексит» выдают то, что плана у неё как не было, так и нет.

А в сочетании с решением Высокого суда всё становится ещё запутаннее: решение будет принимать парламент, и вполне возможно, что это будет не просто голосование «за или против», а глубокое обсуждение во всех деталях.

В самом деле, выход из союза означает помимо необходимости создания нового иммиграционного законодательства в ситуации продолжающегося мигрантского кризиса и переориентации всех торговых отношений ещё и обширные изменения во внутрибританском законодательстве. Европейские законы основательно проросли в британские, и отпутать одни от других будет чудовищно сложно — а это охрана труда, школы, детства, пенсии, медицина.

Парламентарии, конечно, это понимают. Так что теперь попытка элегантно «уйти по-английски» превратится в долгую, изнурительную парламентскую битву, в которой leavers и remainers будут драться за каждую пядь, за каждую букву и запятую.

Тем более что раскол по вопросу «уходить или остаться» очень сильно не совпадает с партийным противостоянием. Это значит, что перед многими парламентариями встанет тяжёлый выбор: представлять свою точку зрения, или защищать результаты референдума по своей области, или следовать партийной линии?

Хаос, вызванный голосованием по Брекситу, уже привёл к смене премьер-министра, а теперь может привести и к досрочным выборам. С самого момента референдума британские лидеры только и делают, что меняют коней на переправе.

В английском языке есть изумительное в своей хлёсткости выражение: couldn’t run a whelk stall, то есть «и с ларьком с моллюсками не управится». Некогда это было самым простейшим коммерческим предприятием — насобирай моллюсков на берегу и продавай.

Если бы решения в мелкой забегаловке принимались так же взвешенно и последовательно, как в британском руководстве в последний год, она разорилась бы в неделю. Но Лондон пока относительно богат и может протянуть немного подольше.

Линн Ханова, Life.ru

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
britania_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1