Конец ИГИЛу и другим террористам. Дмитрий Родионов

   Дата публикации: 04 ноября 2016, 11:52

Взятие Алеппо и Мосула станут началом конца ближневосточной «третьей мировой»

Конец ИГИЛу и другим террористам

На фоне разворачивающихся двух грандиозных битв на сирийском и иракском театре военных действий – я об Алеппо и Мосуле – вновь и вновь со стороны Запада звучит ожесточенная критика России.

Вот, к примеру, вчера бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен в интервью телеканалу Sky News заявил, что властям США нужно активнее вмешиваться в решение мировых конфликтов, кто бы ни стал новым президентом. Попутно он покритиковал Обаму за нерешительность и «недостаточное применение силы». Имея в виду, видимо, им же упомянутые ситуации в Сирии, Ираке, Ливии и в Донбассе (боюсь представить себе, как выглядело бы «достаточное» применение силы). Конечно же, Расмуссен выразил обеспокоенность тем, что новым президентом США может стать Дональд Трамп. Ну, и заявил, что «нам нужны США в качестве безоговорочного лидера и «мирового жандарма».

Не очень ясно, кому «нам», от имени кого и в каком качестве говорит это Расмуссен? В качестве советника президента Украины, под «мы» имея в виду Украину, или в качестве экс-генсека НАТО, имея в виду уже гораздо более широкую аудиторию?

К слову, о необходимости сделать США «мировым полицейским» Расмуссен говорил еще в сентябре в статье для The Wall Street Journal. Тогда он еще больше внимания уделил России и ее лидеру, обвинив того в «имперских амбициях», «одержимости восстановлением утерянной советской империи», «угрозе мировому порядку» и прочих пропагандистских клише.

Вот, наверное, ключевой момент: «В то время как Европа и США спали, он (Путин) начал беспощадную военную операцию в поддержку режима Асада в Сирии и попытался представить Россию в качестве мировой державы, бросая вызов США».

Беспощадная операция – это, ей богу, круто! Очень экспрессивно! Особенно на фоне какой-то невероятной истерики западных СМИ, направленной против операции в Алеппо, осуществляемой сирийской армией при поддержке российских ВКС. Особенно нелепо, правда, это выглядит на фоне того, что операция проводится практически параллельно с операцией иракской армии при поддержке коалиции по освобождению Мосула.

Как работают иракцы совместно с представителями «коалиции» на освобождаемых территориях, мы знаем по примеру штурма той же Фаллуджи. И дело даже не в том, что подобные штурмы растягиваются на месяцы, несмотря на десятикратное превосходство наступающих над силами террористов. Казалось бы, откуда у террористов силы и ресурсы для столь ожесточенного сопротивления? А секрет в том, что каждый километр, преодоленный «освободителями», увеличивает численный состав ИГИЛ (запрещено в РФ – ред.), т.к., насмотревшись на действия правительственной армии и шиитских ополченцев, мужчины-сунниты (те, кому повезет остаться в живых) валом валят в ИГИЛ. Это о многом говорит.

Но об этом на Западе не кричат, нет, они кричат о страданиях мирных жителей Алеппо, которые якобы приносит им «варварская операция» Дамаска и Москвы. И чем ближе правительственная армия продвигается к цели – полному занятию города, тем ожесточеннее истерика у западных пропагандистов, и Расмуссены и прочие Кирби готовы по два раза в месяц выдавать пропагандистские опусы, в которых не только суть, но и слова толком не меняются.

При этом они еще обижаются, когда им указывают, что не им критиковать Москву за Алеппо, что о у них у самих в Мосуле руки по локоть в крови. Они даже саму идею о сравнении ситуаций считают оскорбительной. Так представитель Госдепа Кирби увидел между операциями радикальные отличия. По его словам, в Алеппо «сирийский режим осадил город при поддержке крупнейшего союзника, России», тогда как в Мосуле работает коалиция из 66 стран, и ее действия легитимны в глазах мирового сообщества и поддерживаются им, отметил он. При этом он утверждает, что в Алеппо «Джебхат ан-Нусра» представлена «относительно небольшим количеством», а сопротивление в основном осуществляют умеренные оппозиционные группировки, а также гражданские лица. Ну и, конечно, по его словам, в Алеппо «невинные гражданские лица» являются мишенью для самолетов, уничтожается инфраструктура, в частности, больницы. А в Мосуле, якобы, атаки с воздуха являются «очень точными, очень избирательными», уделяется большое внимание, чтобы избежать жертв среди мирного населения.

В принципе, ничего нового, мы давно «знаем» о том, что в Мосуле коалиция «борется с мировым злом», а в Алеппо Россия помогает Асаду «подавлять восстание». Ну, и про то, что мы в Сирии попадаем, куда ни попадя (особенно часто в гумконвои), а американцы всегда попадают туда, куда надо!

Тут, кстати, неправильно наш министр иностранных дел выразился, заявив, что не видит разницы между ситуациями в Алеппо и Мосуле. Она есть. И огромная. И об этом американцам по полкам разложил спикер Минобороны Игорь Конашенков. Российская и сирийская авиация уже более двух недель не бомбят террористов в Алеппо, в то время как Мосул ежедневно подвергается налетам американских бомбардировщиков. В Алеппо организованы гуманитарные коридоры для мирных жителей. Другой вопрос, что боевики, кстати, поддерживаемые США, не дают тем ими воспользоваться, постоянно обстреливают их (из оружия, поставленного Западом и его союзниками) и даже требуют денег за выход (по 300 долларов с человека), мотивируя, что деньги им нужны на продолжение «борьбы с режимом» – т.е. на терроризм. В Мосуле же ни о каких гумкоридорах и речи нет, словно миллионный город населяют одни террористы. Впрочем, для коалиции, видимо, так и есть – не ушел заблаговременно – значит, «террорист». Вообще, наличие каких-то мирных жителей в оплоте ИГИЛ как-то не вписывается в американскую пропагандистскую картинку. Кроме того, в Алеппо работают представители ООН, различных международных организаций и журналисты. А в Мосуле же, по странному стечению обстоятельств, как выразился Конашенков – нет. Кстати, стоит отметить, что съемочная группа РЕН ТВ едва ли не единственной из российских журналистов работает на месте событий. Это едва ли не единственная альтернатива западным пропагандистским СМИ.

Интересно, что в своей пропаганде такое уважаемое издание, как Der Spiegel дошло до того, что для демонстрации того, как «все хорошо у мирных жителей в Мосуле»… кадры из роликов ИГИЛ! Впрочем, чего стесняться? Не стесняются же западные пропагандисты пользоваться «достоверной информацией о последствиях варварских бомбардировок Россией», получаемой от самих террористов. Оставим это на совести Spiegel. Как и «наглый милитаризм» в отношении российской борьбы с терроризмом в Сирии из уст не менее уважаемой The Times.

Но Кирби этого всего не хочет замечать – работа такая. Грязная и циничная. Остается только возмущаться и оскорбляться. Кстати, это тот самый Кирби, который месяц назад угрожал России терактами, если она не остановится в Сирии. Вопросов к этой «говорящей голове» после этого быть не может.

Почему же мы изо дня в день слышим подобные циничные обвинения в свой адрес со страниц западных СМИ и из уст западных чиновников? Что это? Попытка перевести стрелки с собственных бесчинств в Ираке? Обычный для Запада поток антироссийской риторики, попытки ухватиться за любые поводы обвинить нашу страну в создании угрозы «цивилизованному миру», лишь один из эпизодов гибридной войны, которая ведется уже более двух лет, и которая этим летом на саммите НАТО в Польше получила фактически официальное признание?

Конечно, и то, и другое. И еще одна крайне важная деталь – если еще в конце лета взятие Алеппо было под очень большим вопросом, то сегодня это, если и вопрос, то лишь времени. Причем, времени, ограниченного конкретными рамками. Какими – чуть позже скажу.

Что означает взятие Алеппо лично для Асада (а через него и для Москвы, ее имиджа и самого факта присутствия в регионе) и для исхода всей войны, я уже писал. Контроль над экономической столицей страны будет означать, как минимум, тот факт, что Асад останется у власти еще столько, сколько нужно и «асаддолженуйти» будет окончательно снято с повестки дня. Да, вернуть власть над страной в прежних границах ему, скорее всего не удастся, да и не только ему. Сирию и Ирак, судя по всему, ждет серьезное политическое переформатирование. В этом заинтересованы местные элиты, представители племен и национальных меньшинств, внешние игроки: Турция, Саудовская Аравия, Катар – которые, собственно, за этим туда и полезли. Вообще вопрос о пересмотре искусственно проведенных Антантой при разделе Османской империи границ всегда витал в воздухе, а нахождение тут самых больших запасов нефти в мире всегда делало его актуальным и для внешних игроков, для которых государственные границы лишь инструмент, необходимый для более выгодной эксплуатации ресурсов. Вопрос переформатирования Сирии и Ирака еще не решен, но явно будет решаться в ближайшее время.

Причем, в самое ближайшее время. Потому что, во-первых, взятие Мосула станет началом конца ИГИЛ. Во-вторых, взятие Алеппо станет началом конца войны в Сирии.

Объясню по порядку. На днях иракские шиитские ополченцы заявили, что их отряды установили контроль над шоссе между Мосулом и сирийской Раккой, Это означает фактический раздел двух «столиц» «халифата», а для Мосула это еще и лишение снабжения – город обречен. Опять же можно вспомнить, как брали Фаллуджу и добавить обороняющимся боевикам еще пару-тройку месяцев, но конец в итоге один. Тем более, по некоторым данным, в Мосуле находится сам «халиф», который уже призвал не сдавать город, т.е. умереть там всем вместе с местными жителями. Это означает, что ИГИЛовцы будут стоять насмерть, до последнего кирпичика. Город будет завален трупами и уничтожен. Впрочем, как я уже говорил, Вашингтон цена этой победы не очень волнует. Ведь это будет реальная победа над ИГИЛ, не символическая. Тем более, если удастся взять живым, ну, или хотя бы мертвым, самого «халифа». Главное – предъявить его живое или мертвое тело миру и сказать: «Вот он, мы победили»!

Конечно, Багдади еще может удрать, но, думаю, это мало что изменит. Тем более, что спасение Багдади будет иметь исключительно пропагандистский характер для его сторонников. Взятие Мосула будет означать крах ИГИЛ в Ираке. Взятие Ракки (на которую итак претендуют многие) и выдавливание ИГИЛ из Сирии тоже останется вопросом короткого времени. Конечно, ИГИЛ может после этого существовать годами, как Талибан без муллы Омара или «Аль-Каида» без бен Ладена. И даже может вести относительно успешные боевые действия в различных странах. Но своего «государства» у них уже не будет. Идея «Халифата» полностью провалилась, и ИГИЛ станет просто одной из многочисленных исламских террористических группировок, которая будет существовать ровно столько, сколько нужно Западу для осуществления своих планов.

А как же Ракка, спросите вы? Повторю, после взятия Мосула и пленения или ликвидации аль-Багдади, Ракка просто утрачивает то значение, которое она имела еще полгода назад. ИГИЛ будет повержен и без Ракки. Это еще большой вопрос, кому она в итоге окажется нужнее. Асаду явно не до нее, и не до нее будет и после взятия Алеппо. Американцам, после потери пропагандисткой ценности и взятия ставшего главным в этой войне трофея – Мосула, она уже точно будет не нужна. Курдам, которые упорно не хотели ее брать больше года, как бы их не подталкивали американцы, она тем более не нужна. Единственный, кому она может быть нужна – это Турция. Во-первых, ей тоже хочется снять хоть какие-то сливки и встать в ряд победителей ИГИЛ. Во- вторых, Эрдогану во что бы то ни стало надо зацепиться в Сирии, и Ракка – отличная «зацепка», к тому же контроль территории до Ракки окончательно похоронит мечты курдов о собственном государстве или даже автономии на севере Сирии.

Об этом, кстати, Эрдоган и сказал, выступая в Анкаре перед родственниками погибших турецких военнослужащих: «После взятия Аль-Баба мы двинемся на Манбидж и Ракку. Эти шаги я обсудил с президентом США Бараком Обамой во время телефонного разговора».

Вот и другой вопрос – в том, что за это попросят другие ключевые игроки – Москва и Вашингтон, ссориться с которыми Эрдогану никак не с руки, в чем Султан имел возможность убедиться за последний год.

Для Вашингтона турецкое присутствие там вполне себе предпочтительнее, чем контроль над территорией со стороны Москвы и Дамаска. Да и ссориться с Анкарой из-за курдов Америка больше не хочет, недаром она так легко их слила. В общем, Вашингтон вполне устраивает сценарий, по которому Ракку возьмут остатки ССА и турки, им даже особо ничего не надо взамен. Америка с этого ничего не потеряет, а Султан будет более чем удовлетворен, и ему же точно в ближайшее время не захочется ругаться с Вашингтоном.

А вот что Анкара может предложить Москве?

Объективно говоря, Москву также вполне устроит, если «каштаны» из огня сирийской столицы вытащит кто-то другой, кто угодно, кроме американцев. Суннитская пустыня вряд ли будет интересна и Дамаску особенно сейчас, когда других проблем хватает. А вот попросить в обмен есть что.

Вернемся к Алеппо. Взятие его под контроль сирийской армией вовсе не будет означать конца войны, но будет означать тот факт, что Дамаск удержит под своим контролем наиболее экономически развитию и перспективную часть страны. Дальше остается Идлиб. И, возможно, именно о нем будут говорить с турками. Об «обмене» на Ракку и контроль над севером страны. Кстати, получая в свою «оккупационную зону» север Сирии, турки еще и снимают с Дамаска необходимость решения «курдской проблемы», на решение которой у Асада также нет ни сил, ни желания. И уж тем более, такового желания нет и не предвидится у Москвы.

При таком раскладе против взятия Алеппо сирийской армией уже не будет возражать Турция. Категорически против будет только Америка, вот она и раздувает антироссийскую истерию. И чем ближе к победе правительственных сил, тем отчаяннее эта истерия.

Вчера сирийские войска продолжали операцию по взятию восточной части Алеппо, штурмовые части продолжали вгрызаться в городские кварталы, параллельно армейские подразделения пытались ликвидировать к юго-западу от города группировку боевиков, пытающуюся деблокировать своих товарищей, но уже которая попытка сделать это у «зеленых» проваливается. И очевидно, что в Вашингтоне понимают: вопрос реально уже решен, и что «умеренным» уже не помочь. Нет, они все еще надеются, что Россия, как это не раз бывало прежде, в последний момент отступит. Ее будут просить, нет от нее будут требовать объявления нового «гуманитарного перемирия», организовывать провокации, подобные обстрелу гумконвоя ООН, запугивать террористической угрозой и даже угрозой Третьей мировой, а может, и напротив – предлагать уступки в других вопросах, обещать ослабление санкций.

Но именно сейчас останавливаться нельзя. Тем более, что оппонент реально почувствовал, что может проиграть на этом участке фронта и морально готовится к этому. Собственно, усилия Запада больше напоминают не попытку предотвратить «катастрофу» падения Алеппо, а оттянуть ее на максимально долгий срок. Ну, если уж конкретнее – на 20 января, день инаугурации нового президента США.

Именно эта дата является ключевой. Ведь после 8 ноября наступит т.н. interregnum, период безвластия в Вашингтоне, когда старый президент уже ничего не решает, а новый еще не имеет доступа ко всем необходимым рычагам. Это крайне опасный период – ведь в это время Пентагон, Лэнгли, да кто угодно может творить все, что угодно, ни за что и ни перед кем не отвечая. С другой же стороны, контроль Америки в регионе сильно ослабевает, и возможность делать всё что угодно получают все остальные.

Если Алеппо не удастся взять до вступления в должность нового американского президента, кто бы им не стал, это не значительно осложнит переговорные позиции Москвы и Дамаска, придется начинать переговоры с исходных позиций, на которых мы уже не первый месяц топчемся в буквальном смысле, если же новому президенту США придется иметь дело с совершенно новой реальностью на карте Сирии, это будет совсем другой разговор.

Сегодня я все чаще встречаю в Сети и в СМИ разговоры о том, что надо брать Алеппо к 8 ноября, ко дню голосования в США, чтобы было символично и все такое. Подобные призывы, разумеется, не имеют под собой никакого здравого смысла, если, конечно, их автор не готов жертвовать эффективностью ради эффектности. Поспешишь – как известно, людей насмешишь, тем более, что именно этого от нас ждут наши оппоненты – повторения штурма Мосула, который Трамп уже назвал «глупостью» и «катастрофой». Такой повод давать ни в коем случае нельзя, но и тормозить тоже.

Кстати, 20 января – символичная дата не только для взятия Алеппо, но и для взятия Мосула. Потому, что Обаме кровь из носу нужно закончить до 20 января. Потому, что он везде облажался, и это его последняя попытка. Все сроки взятия Ракки и победы над ИГИЛ давным-давно истекли, чем активно пользуется оппонент демократов на выборах. Клинтон он уже не поможет никак. Но спасти собственную репутацию шансы есть. И, думаю, Обама будет стараться на совесть, как если бы от этого зависел его еще один президентский срок.

На наших глазах развивается грандиозное соревнование. Преимущество Вашингтона – в том, что им терять нечего. Наше же в том, что за нами правда. Главное – не дать западной пропаганде превратить это преимущество в слабость. Ну и, конечно же, не останавливаться ни в коем случае. Русские долго запрягают, но быстро едут. Вот и мы долго терпели, делая поблажки боевикам, чтобы не ссориться с Западом. Всякое терпение имеет конец…

Дмитрий Родионов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1