ФРС делала все возможное, чтобы экономический фон выборов в США был благоприятным, тихим и успокоительным. Это должно загипнотизировать недовольных граждан. Но пузырь в финансовой системе существует куда как более реально.

dollar

Если бы не было мирового кризиса, выборы в США не были бы такими горячими. Кризис охватил американскую политическую систему вслед за экономикой США.

Но если в экономике кризис не принято признавать и официальная статистика выдает рост ВВП и низкую официальную безработицу в качестве опровержения множащихся заявлений о проблемах в США, то в политике он очевиден. Именно здесь могут быть найдены или на время зарыты в землю ключи к выходу из кризиса.

На некоторых сайтах давно принимаются ставки на победу Дональда Трампа или Хиллари Клинтон. А вот американская пресса уже много месяцев назад присвоила победу кандидату от Демократической партии. Но как проголосуют избиратели, еще не известно. Впереди почти неделя.

Однако уже можно сказать, какими окажутся последствия применения экономических программ каждого из кандидатов.

Об этом подробно говорится в докладе «Дональд Трамп и экономическая ситуация», подготовленном Институтом глобализации и социальных движений совместно с Лабораторией международной политической экономии РЭУ им. Г. В. Плеханова. Этот доклад я, Руслан Дзарасов и Борис Кагарлицкий представили всего несколько дней назад.

Сценария два.

Если побеждает Клинтон – США из кризиса не выходят.

Возможности ФРС и правительства уже далеко не те, что были в 2008–2009 годах. БРИКС не может поддержать американские инициативы; рост за пределами США выдохся, а поведение Вашингтона оказалось авантюрно-агрессивным. Повышать ключевую ставку ФРС может весьма слабо, поскольку серьезное повышение, а тем более нормализация ставки (поднятие до 3–7%) приведет к бюджетной катастрофе.

Долг правительства близок к 20 трлн долларов, и платить по нему будет нечем. Денег на выполнение социальных обещаний Клинтон неоткуда взять, но ее это не должно волновать. Обещала она не для выполнения обещанного, а ради поддержки избирателей.

Второй путь открывается с победой Трампа. Это тернистый путь.

И тернии поджидают Трампа в Конгрессе, в руководстве ФРС, в Верховном суде и еще много где, включая собственную партию.

Трамп планирует многое сделать за первые 100 дней президентского срока. Ему будут мешать, если только не лопнет наконец финансовый пузырь, о котором столько раз говорил кандидат.

Если пузырь лопнет, в Республиканской партии многие смогут оценить прозорливость Трампа и, быть может, переориентируются на его программу.

Трампу-президенту понадобится поддержка «невидимой Америки».

От этой группы населения сейчас зависит его избрание: если большая часть этой игнорируемой социологами и презираемой профессиональными политиками группы избирателей (ее оценивают в 50% граждан) придет на выборы, то республиканский кандидат победит.

Многим «невидимым» американцам Трамп симпатичен, его критику они считают справедливой. Они также возмущены коррупцией в политическом классе и отсутствием перспектив в собственной жизни. А ведь есть еще разочарованные сторонники Берни Сандерса.

Пассивность или доверчивость этой группы избирателей оставит Белый дом в распоряжении Уолл-стрит.

ФРС делала все возможное, чтобы экономический фон выборов был благоприятным, тихим и успокоительным. Это должно загипнотизировать недовольных граждан и побудить их поверить в реальность программы Клинтон. Вот только пузырь в финансовой системе существует куда как более реально.

Взглянем на значение некоторых биржевых индексов США, какими они были ранее и стали теперь. Предкризисного пика они достигли в 2007 году, нижняя точка падения была пройдена в 2009 году. Затем индексы ударились в рост.

Некоторые прекратили его в 2014 году, но большинство продолжало расти. Этот рост шел несмотря на падение корпоративной рентабельности, увеличение долгов домохозяйств. И теперь биржевой пузырь надут более туго, чем накануне Великой рецессии 2008–2009 годов – так забавно американцы назвали первую волну кризиса.

Биржевой пузырь надут туго, но его разрыв в США еще не произошел. Это важно с точки зрения выборов, но не отменяет общего кризиса социально-экономической политики демократов. Этот-то кризис многим простым американцам давно виден.

Значение некоторых биржевых индексов США в момент предкризисного пика, во время наибольшего падения в месяцы первой волны кризиса и к моменту окончания президентской предвыборной кампании в США (данные приводятся округленно, по итогам дневных торгов).

index

Кризис экономической политики демократов остается главным союзником Трампа. Он уверен, что к американской экономике нужен новый подход. По словам кандидата, 58% молодых афроамериканцев безработные. Положение белого рабочего класса лучше, но оно ухудшилось по сравнению с 1990-ми годами.

«Сегодня число живущих в бедности латиноамериканцев выросло на два миллиона по сравнению с годом, когда президент принял присягу восемь лет назад». 14 миллионов человек просто покинули рынок труда. Это помогло улучшить официальную статистику. Только так можно было получить официальную безработицу около 5%.

Но если не исключать отчаявшихся искать работу американцев, а считать безработицу от положенного трудоспособного населения, то она выйдет вдвое выше официальной. Разумеется, это не все тонкости американского пузыря. Специалисты Deutsche Bank рассчитали: «корпоративный сектор привлек очень большие суммы. С четвертого квартала 2009 г. по первый квартал 2016 г. нефинансовый корпоративный долг вырос на 4,5 трлн долларов».

Демократы успокаивают избирателей: в 2007 году ВВП США составлял 14 трлн долларов, а в 2015 году почти достиг 18 трлн долларов. Разве это не доказательство того, что Америке не нужно вновь становиться великой, что она великая уже теперь и никогда величия не теряла.

Однако все это красивая сказка. ВВП – показатель, который можно посчитать как угодно.

В разгар первой волны кризиса 2008–2009 годов ВВП США продолжал расти, официально, расчетно. Он и теперь увеличивается – благодаря росту государственных расходов и другим расчетным тонкостям. Вообще же выходит весьма интересно: увеличение долга было и остается основой роста ВВП, то есть чисто формального благополучия экономики.

Но если Трамп победит, что предрекают, конечно, немногие, его курс в экономике будут блокировать на уровне институтов государства.

Он сумеет преодолеть это сопротивление и реализовать свой план по расчистке рынка от китайских товаров, проведению налоговой реформы и реформе банковской сферы, только если на его стороне останется «невидимая Америка».

Все это приведет к победе над экономическим кризисом, но сейчас нужно сделать первый шаг к большим переменам – победить на выборах. И это тоже зависит от тех же «невидимых» американцев. А как они себя поведут, мы все еще можем только догадываться.

Но если «невидимую Америку» удалось обмануть, если Клинтон станет президентом США, то разрыв финансового пузыря и общее осложнение экономической ситуации повлияет на политику.

Проиграв в 2016 году, силы, борющиеся с гегемонией Уолл-стрит, получат шанс на победу после.

Василий Колташов