Международный суд для военных преступников: США своих не сдают. Илья Ремесло

Дата публикации: 01 Ноябрь 2016, 17:30

Международный уголовный суд (МУС) намерен начать расследование возможных военных преступлений и преступлений против человечности в Афганистане, в совершении которых подозреваются американские военные, пишет журнал Foreign Policy со ссылкой на собственные источники.

Международный уголовный суд

Суверенитет государства и международные преступления

Нормы международного права (включая Устав ООН) наделяют власти любого государства суверенитетом, в том числе правом осуществлять суд над своими гражданами на своей территории.

Однако суверенитет может быть ограничен, если речь идет о международных преступлениях, которые совершаются самими властями или кем-то под прикрытием государства. В этом случае вступают в силу международные правовые институты — конвенции и суды. Такие преступники могут быть осуждены либо международными судами, либо международными трибуналами. В отличие от суда, трибунал не функционирует на постоянной основе и создается для рассмотрения ряда дел, объединенных общими признаками (территория, преступники, потерпевшие).

Основным международным судебным органом является Международный уголовный суд (МУС) в Гааге, созданный согласно Римскому статуту 1998 года. Ратифицировавшие его государства признают юрисдикцию МУС, и соответственно — подсудность ему преступлений, совершенных гражданами либо на территории этих государств.

Из 193 государств-членов ООН Римский статут ратифицировало 121 государство. Россия подписала данный документ, но пока не ратифицировала его.

Что касается США, то подписав Статут в 2000 году, они уже через два года отозвали свою подпись под документом, объявив его не соответствующим национальным интересам и нарушающим суверенитет. С тех пор США являются одним из самых ярых противников международного суда, что сводит «на нет» возможность ответственности граждан Штатов за совершенные международные преступления.

Компетенция и правовые механизмы МУС

В компетенцию МУС входят преступления, совершенные либо на территории государства-участника, либо гражданином государства-участника Статута. Любое государство вправе решать, признавать ли юрисдикцию МУС (за одним исключением, о котором речь пойдет далее).

Чтобы суд начал правовые процедуры, он должен прибегнуть к одному из следующих вариантов. Либо государство-участник Статута передаёт прокурору суда материал для расследования, либо Совет Безопасности ООН на основании резолюции передаёт материал для расследования (это возможно и в отношении тех государств, которые не являются участниками МУС). Возможен вариант, когда прокурор МУС начинает расследование в отношении государства-участника по своей инициативе.

Совет Безопасности ООН воспользовался вторым вариантом, когда передал в Суд ситуацию в суданском Дарфуре без согласия на то самого Судана.

Согласно положениям Устава ООН, Совет Безопасности принимает решения единогласным голосованием, и США как постоянный член Совбеза могут с помощью «права вето» заблокировать любую его резолюцию.

Таким образом, МУС не может привлечь к ответственности американских военных без согласия на это самих США.

Национальные интересы превыше международного права

Также следует учитывать, что США приняли Закон о защите американских должностных лиц за рубежом, который прямо запрещает органам власти любое сотрудничество с международными судами, в которых США не участвуют.

Запрещена экстрадиция американских граждан по запросу суда, ведение расследований на территории США. Этот же закон разрешает применение военной силы для освобождения американского гражданина, задержанного на территории другого государства по ордеру международного суда. Американским гражданам дарован уголовный иммунитет, обеспеченный как «мягкой», так и «жесткой» силой.

Аналогичным образом относятся американские власти и к другим инстанциям — например, к Международному суду ООН, призванному рассматривать споры между государствами. В 1986 году суд установил, что США, развязав войну в Никарагуа, «совершили деяния, которые нарушили следующие международно-правовые обязательства США: не вмешиваться в дела другого государства, не применять силу в отношении другого государства, не посягать на суверенитет другого государства». Была взыскана огромная компенсация, но Штаты отказались ее выплачивать. В результате Вашингтон отказался от признания решений Международного суда ООН.

В своем внутреннем законодательстве Штаты строго следуют принципу первичности национальных интересов (национального права) и вторичности — норм международного права. Формально, согласно Статье 6 Конституции США, международный договор и внутренний федеральный закон обладают одинаковой юридической силой.

Но в этой же статье уточняется, что нормы международного права должны быть внесены (имплементированы) в законодательство страны при помощи отдельного закона. А в случае конкуренции норм национального и международного права применяется тот акт, который был издан позже. Таким образом, американские власти могут с легкостью прекратить юридическое действие любого международного договора, просто издав противоречащий ему внутренний закон.

Как мы видим, США многократно перестраховались от выдачи международным уголовным судам своих граждан.

Практика МУС

Если мы посмотрим на судебную практику МУС, то увидим, что данный суд не особенно эффективен в преследовании преступлений.

В настоящее время, известно об успешных делах МУС только в отношении нескольких африканских государств: Демократической Республики Конго, Уганды, Центральноафриканской Республики; суданского Дарфура, Кении, Ливии, Кот-д’Ивуара. Большинство данных дел было возбуждено с согласия самих заинтересованных государств.

Что касается преступлений против человечности со стороны США и других стран НАТО, то ресурсов МУС для привлечения их к ответственности явно недостаточно.

Безнаказанное совершение военных преступлений вопреки всем нормам международного права до сих пор остается огромной проблемой современного международного устройства. Несмотря на существование ООН и других крупных организаций, в мире до сих пор главным аргументом является военная и экономическая мощь отдельных государств. Механизма, позволяющего призвать этих преступников к порядку, до сих пор не выработано. Единственным средством является отход от концепции однополярного мира и отпор «мировому жандарму» со стороны государств, которых не устраивает сегодняшнее положение вещей.

Илья Ремесло

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
mus_01


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1