Хаос целей и утрата воли добивают Европу. Владимир Лепехин

Дата публикации: 31 октября 2016, 21:45

Последнее время среди мировых новостей сообщений из Западной Европы очень мало. Такое ощущение, что политическая жизнь на европейском континенте остановилась.

evropa

Три самые характерные черты современной Европы связаны с размыванием, если не исчезновением, такого феномена, как ОБЩЕЕВРОПЕЙСКАЯ СУБЪЕКТНОСТЬ. А раз нет на европейском континенте такой субъектности, значит, нет, и не может быть на нем и согласованной общеевропейской политики. Напротив, сегодня в Европе мы наблюдаем разсогласованную политику, когда одни европейские страны и политики не знают, а часто и не хотят знать, чем занимаются другие.

Впору говорить о нарастании хаоса — как в элитах, так и во всех слоях общества, маскируемого понятиями «демократия» и «плюрализм», прикрывающими все больший правовой, политический и иной беспредел, а также отсутствие дееспособных субъектов государственной власти.

У Европы нет ответов на новые вызовы

О наличии в Европе какой-никакой общей субъектности можно было бы говорить, если бы в ней существовало что-то вроде постоянно действующего совещания лидеров ведущих стран, не просто сверяющих свои позиции, но вырабатывающих проевропейскую стратегию развития и добивающихся её реализации… Но такого совещания нет. Более того, попытки руководителей европейских стран выстраивать прямые и всеевропейские коммуникации пресекаются американскими кураторами.

Политическими и экономическими вопросами на континенте заправляют сегодня не главы государств, а чиновники Евросоюза. Вопросами безопасности и геополитики занимаются здесь чиновники НАТО. И над ними — над ЕС, НАТО, ОБСЕ, Европейским судом и прочими «общеевропейскими» институциями обосновались небожители: Госдеп, американские спецслужбы и МВФ — этакие внешние прокурор, надзиратель и управляющий.

Налицо деконструкция традиционных институтов управления и нарастание политической, экономической, военной и иных зависимостей Европы от США и транснациональных структур, то есть, по сути, утрата европейскими странами своих суверенитетов. И это при том, что они сталкиваются со все большим числом новых вызовов и угроз.

Основных вызовов три:

— нарастающий кризис национальной и конфессиональной идентичности, усугубляемый потоком в страны ЕС беженцев из Азии и Африки, угрожающий не только существованию Евросоюза, но и целостности ряда европейских государств;

— кризис социокультурной идентичности, когда традиционные элиты маргинализуются, а индивиды десоциализируются и утрачивают привычные социальные роли, в первую очередь, трудовые и гендерные;

— кризис ценностно-мировоззренческой идентичности, когда мораль перестает быть социальным регулятором, понятие «авторитет» нивелируется, а человеку предлагается самоопределяться на принципах личной выгоды, а не общественного долга и признания.

Европейское общество — вслед за американским — становится тотально разобщенным. Традиционное большинство превращается в совокупность малых групп, занимающихся сохранением и защитой привычных идентичностей. Доминирующее же положение в обществе начинают занимать самые сплоченные и амбициозные группы и, прежде всего, квазирелигиозные секты, радикальные этногруппировки (в первую очередь, исламистские) и сообщества ЛГБТ.

В отличие от радикальных религиозных и этнических групп, которые пока что не имеют высокого статуса и институционального оформления в западном обществе, ЛГБТ-сообщества давно в мэйнстриме, и все чаще занимают позиции во власти. Но что сулит Западу смена социальных статусов традиционных большинств и амбициозно-волевых меньшинств с соответствующей сменой моральных полюсов? Как минимум, становление принципиально иных систем власти и организации жизни, к которым ни евроэлиты, ни большинство простых европейцев пока не готовы.

Предпосылки запоздалого сопротивления

Мы видим присутствие на европейском пороге новой асоциальной реальности, в которой библейские ценности обладают нулевой суммой. Фактически западный человек находится в стадии перезагрузки, и по её окончанию западному обществу (а то и человечеству) — не исключено — придется начинать свое развитие с чистого листа: с новыми правилами, возможно отменяющими предыдущие культуры. При этом сегодня в Европе никто не смеет заглянуть даже в самое ближайшее будущее.

Согласно логическому закону «отрицания отрицания» новое властвующее меньшинство — каким бы оно ни было — обречено на то, чтобы попробовать избавиться от традиционного большинства и его ценностей. Но как это будет происходить в ситуации тотального морального растабуирования, можно только догадываться.

К сожалению, евроамериканское общество предпочитает не замечать происходящие в нем метаморфозы. Любые системные проблемы, не вписывающиеся в атлантистские схемы, объясняются на Западе «рукой Кремля». Но от того, что во всех бедах современной Европы обвиняются русские, хуже не России — хуже самой Европе, поскольку русофобия дезориентирует европейских политиков, лишая их воли к самоорганизации и выставляя им ложные мишени и ориентиры.

Разумеется, перспектива утраты западным обществом своих гуманитарных традиций, а также цивилизационных сущностей как таковых не устраивает здравомыслящую часть социума, в котором разворачивается стихийное сопротивление.

Сопротивление это происходит и нарастает на всех уровнях, по всей Европе и во всех возможных формах. Самые бдительные и последовательные сопротивленцы — англичане, затеявшие Brexit. Сопротивляются правые партии во Франции и левые партии в Германии, «Лига Севера» в Италии и СИРИЗА в Греции, Виктор Орбан и Маттео Ренци, социал-демократы Испании и Партия свободы Австрии, etc.

Состоявшийся на минувшей неделе саммит ЕС в Брюсселе обнажил сразу несколько линий сопротивления лидеров европейских стран чиновникам Евросоюза и их заокеанским хозяевам. Так, руководство Франции воспротивилось заключению договора ЕС с США о торговом партнерстве, а премьер-министр Италии заблокировал согласование нового пакета санкций против России.

Сопротивлением Европы можно считать и газовые сделки с Россией. В частности, в минувшую пятницу «Газпром» получил доступ к газопроводу Opal, соединяющему Европу с газопроводом «Северный поток».

И все же время упущено. Умело организованный и управляемый финансовыми транзакциями хаос целеполаганий добивает Европу, нивелируя волю к действию и мотивации мыслить стратегически.

Переход Европы на американский браузер уже не отменить просто потому, что это некому сделать. У европейского сопротивления нет лидера. Отдельные европолитики, вроде главы МИД ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера, пытаются спасти положение путем призывов к своим европейским коллегам начать «заново убеждать людей». Однако на фоне остроты названных выше проблем и той безысходности, которая становится главной характеристикой европейской политики, призывы Штайнмайера выглядят банальным популистским приемом, если не жестом отчаяния.

Европа не справится с хаосом целеполаганий

Все более очевидно, что единая Европа — миф, общеевропейские интересы — абстракция, европейские ценности — пропагандистский штамп. Хаос целеполаганий и моральных императивов уничтожает не только Евросоюз, но и другие форматы квазиединства.

Сегодня лишь умело подогреваемый мировой олигархией экзистенциальный страх перед Россией держит европейцев в обойме призрачной общности.

Осознание принадлежности к «самой совершенной» цивилизации, противостоящей «варварам» с Востока, становится той главной квазиидентичностью, которая объединяет сегодня в Европе в некое ментальное целое и оголтелых леваков, и неофашистов, и сепаратистов, и империалистов.

Страх перед Россией (в том числе — в виду осознания неотвратимости наказания за явно несправедливое отношение к русским) продлевает Европе жизнь, но не делает её здоровой, солидарной и дееспособной. Напротив, страх парализует волю и не дает Европе увидеть подлинные опасности.

Полагаю, что страны ЕС вынуждены будут пройти через катастрофу в надежде на катарсис, в результате которого только и может появиться в Европе новый и непременно суверенный (правый или левый — не столь важно) субъект политического действия. Этакий «новый Господин», как пророчествует в своей книге «В ожидании Господина» Славой Жижек. И вовсе не факт, кстати, что этот субъект выдвинется из традиционного большинства.

Скорее всего, строить новую и единую Европу будут группы нынешнего политического андеграунда — те, что победят или просто выживут в грядущих столкновениях всех против всех.

Владимир Лепехин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1