Военно-политический кризис американской исключительности. Александр Хроленко

   Дата публикации: 31 октября 2016, 18:30

В понедельник 31 октября, на фоне событий в Сирии, глава МИД России Сергей Лавров назвал агрессией бомбардировки Югославии войсками НАТО, и усомнился в конструктивности истерик и публичных оскорблений в отношении российского руководства.

Военно-политический кризис американской исключительности

Между югославской историей 1999 года и сегодняшней Сирией много общего. В обоих случаях межнациональные и межконфессиональные конфликты инициированы извне, ведущая роль принадлежала Соединенным Штатам. И не случайно.

В недавнем программном заявлении в Time бывший госсекретарь США и кандидат в президенты от Демократической партии Хиллари Клинтон особо выделила четыре столпа американской исключительности. Первыми двумя оказались «величайшая армия в мире» и сеть военных альянсов. Экономика и «ценности» в этой иерархии были отодвинуты на третье и четвертое место. Национальные традиции уходят в прошлое.

Еще в 1901 году 26-й президент США Теодор Рузвельт сформулировал: «Говори тихо, но держи в руках большую дубинку, и ты далеко пойдешь». Больше 100 лет прошло, а квинтэссенцией внешней политики США и основой американской исключительности остается самая большая в мире дубинка. Союзников это устраивает.

И все же основанное на грубой силе американское доминирование переживает глубокий кризис. Возможны ли перемены?

Проекция силы

Будущее по-американски выглядит очень просто, та же Хиллари Клинтон заявляет: «Мы должны и дальше оставаться лидером в мире… Когда Америка не может исполнять роль лидера, мы оставляем после себя вакуум, который дает экстремизму возможность укорениться, придает смелости нашим врагам и лишает наших друзей мужества».

Однако такое «дальше», когда американцы ломали через колено другие страны и народы, было раньше. Бомбардировки и разделение Югославии, многолетние боевые действия на Ближнем Востоке и в Африке показали, что источником опасного для мира «вакуума» являются, прежде всего, США.

Американцы не способны предсказывать и контролировать последствия своих действий в странах «третьего мира». Сегодня даже послушные европейские союзники и западные СМИ обсуждают варианты коррекции американской внешней политики.

Американский журнал The National Interest замечает: «Если предположить, что Москва пытается подорвать основы миропорядка во главе с США, то постоянное пребывание НАТО в состоянии напряжения приведет к истощению ресурсов и возникновению внутреннего давления в форме сомнений в целях и ценности альянса».

На Западе понимают: в противостоянии Москвы и Вашингтона время работает на российской стороне. К сожалению, концептуальные мысли и споры обычно возвращаются в тупик, к такой простой и понятной стратегии крепкого парня с дубиной.

Консервативное интернет-издание American Thinker отмечает: «Мы должны вернуться к политике сдерживания российской махины, используя рассчитанное на долгосрочную перспективу, терпеливое, но настойчивое и решительное «сдерживание» экспансионистских тенденций России».

Почему «должны»? Многие на Западе искренне считают, что современный мир в основных его чертах создали США. Этот мир удобен американцам и, вроде бы, служит во благо другим народам. Устранение доминирования США означает едва ли не конец света. Поэтому предпочтительнее устранение несогласных — физическое уничтожение «диктаторов», демонтаж «стран-изгоев». Вашингтон снова и снова выходит на тропу спасения человечества с большой дубиной в руке.

И напрасно израильский информационный ресурс YNet пишет: «Последние события в Алеппо напоминают нам не только о том, что Россия возвращается к доминирующему положению в регионах, где когда-то господствовал Советский Союз, но и о том, что США отказались от роли (пусть надоевшей и проблематичной) представителя западных ценностей на международной арене».

США не отказались, просто в сложной геополитической ситуации призадумались, с какой руки употребить дубину.

Образ врага

С «экспансионизмом» — та же история. Нет никаких признаков подготовки России к боевым действиям с соседями. Напротив, размещение в непосредственной близости от российских границ 4000 военнослужащих НАТО, к которым в случае необходимости присоединятся ещё 40 тысяч (силы быстрого реагирования) — односторонняя агрессивная эскалация, цель которой — доминирование США в Европе.

На этом фоне шведское издание Göteborgs-Posten бьет тревогу: «Тень Москвы простирается над Европой шире радиуса конкретных военных угроз. Речь идет о коррупции, кибератаках, дезинформации, монополии на энергетическом рынке, военной агрессии. И эти угрозы затрагивают большую территорию, чем та, на которой прежде размещались вооруженные силы стран Варшавского договора. Цель — подрыв демократических институтов и раскол Европы».

Может сложиться впечатление, будто вся Европа (и сотни американских военных баз) окружены враждебной Россией, которая готовится к тотальной войне с цивилизованным миром.

Американское издание The Heritage Foundation также навязывает читателям конфронтационные стереотипы: «Российское руководство считает, что может… достичь своих целей путем объединения организованной военной силы с экономической, политической и дипломатической деятельностью».

Получается, что Россия генерирует невидимую агрессию, даже когда пушки молчат. Такова изощренная суть «страны-изгоя».

Американский ресурс The Daily Beast отражает противоречия момента: «В распоряжении Кремля есть идеи и средства для того, чтобы обольстить все сегменты западного общества, и мы уже поддаемся его влиянию… Если сейчас и веет морозным дыханием новой холодной войны, то оно доносится с востока».

США всеми правдами и неправдами навязывают Европе образ агрессивной России, которая намерена использовать политические, дипломатические, медийные и другие небоевые средства, чтобы провоцировать недовольство властью соседних стран, поощрять местные сепаратистские движения, обострять этнические, религиозные и социальные различия, вербовать политиков, должностных лиц, сотрудничать с организованными преступными группами. Разумеется, для расширения российской сферы влияния и захвата новых территорий.

«Доктрина Герасимова»

С расширением НАТО на восток, с развитием высоких технологий меняются стратегия и тактика вооруженных сил России. Это закономерная реакция на современные вызовы национальной безопасности. Так, анализируя события «арабской весны», начальник Генерального штаба ВС России Валерий Герасимов отметил, что правила ведения войны изменились, открытые боевые действия вести труднее, и зачастую они не требуются. В недавних конфликтах меры невоенного характера и войсковые операции применялись в соотношении четыре к одному. Многие прежде боевые задачи теперь решаются объединением экономической, политической, дипломатической деятельности, и применением информационно-психологических методов — с военной силой на втором плане.

Валерий Герасимов подчеркнул: «Вполне благополучное государство за считаные месяцы и даже дни может превратиться в арену ожесточенной вооруженной борьбы, стать жертвой иностранной интервенции, погрузиться в пучину хаоса, гуманитарной катастрофы и гражданской войны».

Речь идёт, прежде всего, о Ливии, Сирии и других арабских странах. Однако системный анализ начальника Генерального штаба ВС России на Западе почему-то назвали «доктриной Герасимова», и придали несуществующей доктрине откровенно антизападную направленность.

Спасти мир могут США, ведь существующий мировой порядок — во многом создание Америки. Российская скрытая агрессия до поры не дает США и их союзникам повода для силового реагирования. Поэтому Крым вернулся в Россию, в Сирии всё не так, а Китай захватывает Южно-Китайское море. И с этим надо что-то делать.

Возможно, Вашингтон ощущает угрозу бесконечному расширению «американского мира», и все же нет видимых признаков стремления России или Китая к доминированию или конфронтации. Нашему общему миру жизненно необходима всего лишь «равная и неделимая безопасность для всех государств».

«Настоящий кавардак»

На виртуальное сужение сферы своего влияния США отвечают экономическими санкциями, поддержкой «детей украинского майдана» и вооружением сирийских «умеренных оппозиционеров». Всё тщетно.

Бывший высокопоставленный чиновник Белого дома, участвовавший в обсуждении сирийской программы ЦРУ, заявил:»Мы попали в настоящий кавардак… Существует колоссальный риск…. Урок на будущее состоит в следующем: если не предпринять действия в самом начале, можно буквально быть уверенным в том, что вариантов будет становиться все меньше, и они будут все хуже».

Уточним, этот вполне предсказуемый кавардак создали сами американцы. Спасение мира вопреки его воле, хождение по граблям и по трупам — представляют собой разновидности национальной идеи. Судите сами. Центры подготовки «повстанцев», созданные ЦРУ в Иордании и Турции, за три года выпустили более 10 тысяч боевиков. Там же «оппозиционеры» получили оружие.

По свидетельству The Washington Post, всего более 50 тысяч боевиков оппозиционных группировок получают деньги и оружие от ЦРУ и от региональных партнеров. Стремление США, Саудовской Аравии, Турции и Катара сменить неугодный режим в Сирии связано со стратегическим планом ослабления иранского влияния на Ближнем Востоке. Цель оправдывает средства.

Наблюдая этот многолетний кавардак, испытывая враждебное давление, Россия усиливается и сосредоточивается в ключевых точках геополитического пространства. И Запад не может вести войну «против Асада», не затрагивая интересов России. Любая эскалация вызывает молниеносный и асимметричный ответ Москвы. Эта видимая опасность вызывает недоумение западных наблюдателей, утративших было ощущение реальности.

Действие равно противодействию. Устраивая геополитические потрясения, США не учитывают ни «сопротивление материала», ни отдаленные последствия своих проектов.

Когда Вашингтон совершенно безответственно инициировал киевский майдан, мир остановился у края пропасти, на грани большой войны. И демократическое возвращение Крыма в Россию — минимальная компенсационная мера, видимое проявление геополитических закономерностей.

Если Вашингтон продолжит игнорировать протянутую руку Москвы на Ближнем Востоке, действительность обозначит границы американской исключительности в Сирии. Можно предположить, что количество кризисных ситуаций будет возрастать и в других регионах планеты — в прямой зависимости от агрессивной внешней политики США.

Александр Хроленко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1