Вмешались силовики. Дмитрий Дробницкий

Дата публикации: 31 Октябрь 2016, 11:59

Такой ожесточенной и грязной кампании в США не было, наверное, никогда. И совершенно точно никогда в американской истории в бюллетенях не значилось имя кандидата, находящегося под федеральным расследованием.

ФБР

Нас ожидает, пожалуй, самая интересная и непредсказуемая неделя в американской политической жизни как минимум за 16 лет.

Я писал, что делать выводы о результатах выборов в США рановато. И во многом оказался прав. Рейтинги снова существенно изменились. Кроме того, информационное поле сотряс очередной скандал, который может радикально изменить ход гонки на самом ее финише.

В пятницу 27 октября директор ФБР Джеймс Коми сообщил в своем письме на имя высокопоставленных конгрессменов, что его ведомство возобновляет расследование, связанное со служебной перепиской Хиллари Клинтон. Письмо тут же попало в прессу и вызвало немалый переполох.

Новость о том, что экс-госсекретарь снова находится под следствием, уже четыре дня находится в топе новостных лент американских и мировых агентств.

Юридически новое расследование в отношении Хиллари ничего не меняет – в США нет закона, запрещающего даже осужденному преступнику избираться на высший государственный пост. Но на тех избирателей, кто еще не определился с выбором, оно может повлиять весьма серьезно.

Дело не в том, что появились новые аргументы против Клинтон. Аргументы остались прежними. Ведется расследование или нет, всем в Соединенных Штатах более или менее понятно, как действовала Хиллари в должности госсекретаря, как обращалась с секретной информацией и зачем она вообще завела себе отдельный почтовый сервер в подвале загородного дома в штате Нью-Йорк.

Дело в том, что теперь над г-жой Клинтон в случае победы на выборах нависнет угроза импичмента. С этим грузом на плечах она въедет в Белый дом, и Конгресс с первого дня ее президентства будет проводить собственное расследование ее деятельности, а также ее попыток скрыть скандал и вставить палки в колеса правосудия.

Более того, ФБР, которое официально закрыло дело против Клинтон в июле под давлением министерства юстиции и лично генпрокурора Лоретты Линч, теперь заняло независимую позицию и готово вести следствие, невзирая на политическое давление. В том числе давление вновь избранного президента.

Как полагают многие американские эксперты и ветераны спецслужб, глава Бюро расследований просто вынужден был обнародовать информацию о вновь открывшихся обстоятельствах по делу Хиллари из-за сильного недовольства агентов ФБР, которые почувствовали, что репутация бюро подмочена, а его глава предал своих подчиненных. Если бы Коми не написал письмо в Конгресс, его подчиненные слили бы информацию в прессу.

Напомню, именно независимая позиция ФБР и утечки из него в СМИ во многом способствовали и отставке Ричарда Никсона в ходе Уотергейтского дела, и началу процедуры импичмента в отношении Билла Клинтона из-за «Моника-гейта».

При этом важно понимать, что снять с поста директора ФБР, проявившего самостоятельность, – не такое уж легкое дело.

Во-первых, это противоречит правилам минюста, согласно которым глава бюро назначается сроком на десять лет – именно для обеспечения его независимости. А во-вторых, увольнение или оказание давления на Джеймса Коми может теперь стать еще одним аргументом в пользу импичмента.

В общем, может сложиться ситуация, когда в США появится избранный президент, в отношении которого выдвинуты серьезные обвинения, или действующий президент, процедура импичмента которого начнется сразу после инаугурации.

И вот это обстоятельство, этот возможный кризис, думаю, беспокоит американцев даже больше, чем сами правонарушения, совершенные Хиллари.

Выход из этого кризиса у демократов, разумеется, есть.

Барак Обама может помиловать экс-госсекретаря, сводя вероятность ее повторного обвинения практически к нулю. Но если он сделает это прямо сейчас, до 8 ноября, это фактически будет признанием ее вины. Не самый лучший месседж для избирателей.

Сложно сказать, насколько новый скандал, разразившийся за 11 неполных дней до голосования, повлияет на результаты выборов.

Рейтинги кандидатов стали выравниваться еще до «октябрьского сюрприза», преподнесенного Джеймсом Коми.

Неделю назад опрос ABC News показывал, что Клинтон опережает Трампа на 12 процентных пунктов. Уже в пятницу, по данным исследования, проведенного тем же каналом совместно с газетой The Washington Post, разрыв сократился до 1%, то есть, учитывая статистическую погрешность, до нуля. А совместный опрос издания Los Angeles Times и центра USC показал лидерство Трампа – также в рамках статистической погрешности.

Стало окончательно ясно, что исход этих выборов будет решаться в последнюю неделю кампании.

Так в американской электоральной истории случалось нечасто. Но все же случалось.

В 1960 году за две недели до дня голосования Джон Кеннеди уверенно опережал своего соперника, действующего вице-президента Ричарда Никсона (на 7%, согласно данным агентства Gallup), однако результат на выборах был практически равным. Некоторые известные историки, такие как Роберт Даллек и Роберт Каро, даже полагают, что победу у Никсона украли, подтасовав протоколы в Иллинойсе и Техасе.

Обратись тогда Никсон в суд – и кто знает, чем бы кончилось дело! А ведь его однопартийцы даже создали так называемый Никсоновский комитет по пересчету голосов и собрали на его нужды 100 тыс. долларов, но вице-президент предпочел отступить и попытать удачу через восемь лет.

В 1980 году за неделю до голосования действующий президент Джимми Картер, баллотировавшийся на второй срок, опережал Рональда Рейгана на 8% среди зарегистрированных избирателей и на 3% среди избирателей, планировавших принять участие в голосовании.

В том политическом сезоне единственные президентские дебаты состоялись 28 октября, как раз за неделю до выборов. После них дела у Рейгана резко пошли в гору. 4 ноября 1980 года он выиграл с отрывом в 10%, завоевав победу в 44 штатах из 50.

Действительно ли так сильно повлияли на настроения избирателей дебаты или социологи допустили грубую ошибку, сказать по прошествии времени так же сложно, как и в 1980-м. Во всяком случае, агентство Gallup, разбирая этот прецедент в 2008 году, затруднилось назвать причину неточности своего собственного прогноза.

Похожая ситуация сложилась и в 2000 году. За неделю до выборов Джордж Буш-младший опережал по рейтингу своего оппонента, действующего вице-президента Альберта Гора, на 5%.

За семь дней Гору удалось не только сократить отставание, но и вырваться вперед по результатам общенационального голосования. В целом по США он получил на 500 тыс. голосов (около 0,5%) больше своего оппонента. По штатам, однако, он проиграл, но в важном колеблющемся штате Флорида преимущество Буша составило лишь несколько сотен голосов.

Как известно, результаты выборов во Флориде были оспорены штабом Ала Гора, что повлекло за собой пересчет. Результат после проверки части бюллетеней и рассмотрения дела Верховным судом остался прежним – президентом стал Буш. И все же факт остается фактом – за семь дней один из кандидатов наверстал 5% отставания в общенациональном рейтинге.

В общем, как заключила сотрудница Gallup Лидия Саад, «поздние сюрпризы редки, но они случаются».

Заметим, что во всех трех описанных выше случаях никаких серьезных информационных вбросов или скандалов не случилось (если не считать значительным событием президентские дебаты 1980 года), однако разница между замером общественного мнения за неделю до выборов и результатами голосования оказалась существенной. Так что «поздним сюрпризом» Саад назвала исход голосования, а не разразившийся незадолго до него скандал.

Что объединяет выборы 1960, 1980 и 2000 годов с выборами нынешними, так это серьезный идеологический раскол в обществе и существенная разница в программах кандидатов.

В остальном президентская гонка 2016 года абсолютно беспрецедентна. Такой ожесточенной и грязной кампании в США не было, наверное, никогда. И совершенно точно никогда в американской истории в бюллетенях не значилось имя кандидата, находящегося под федеральным расследованием.

Также никогда в электоральной истории Соединенных Штатов правоохранительное ведомство не вмешивалось столь серьезно в политику. А ведь давление агентов ФБР на своего шефа и письмо директора Бюро в Конгресс – это все-таки политический демарш.

У нас бы сказали: вмешались силовики…

Вполне вероятно, что лояльные Клинтон медиа ответят очередным компроматом на Трампа.

В субботу ведущий телеканала Fox News Шон Хэннети спросил в прямом эфире у менеджера республиканской кампании Кэльян Конноуэй, готов ли кандидат к такому развитию событий.

Коноуэй ответила: «Это Дональд Трамп. Он уже привык. И он всегда готов».

Осмелюсь дополнить уважаемого американского стратега. Еще один скандал (вокруг Трампа или Хиллари – не важно) будет ударом по мотивации прийти на выборы для неопределившихся избирателей, то есть по явке.

В таком случае многое зависит от степени мобилизации ядерного электората кандидатов в колеблющихся штатах. Этот сценарий делает всю предвыборную социологию практически бесполезной, поскольку она была основана на настроениях колеблющихся избирателей.

Однако скандалы последней недели могут запустить и альтернативный сценарий. Большинство опросов показывают, что около 5% американцев, имеющих право голоса, до сих пор не приняли решение, за кого они будут голосовать и придут ли на избирательные участки вообще.

И вот эти люди, которых в США называют «принимающими решение в последнюю минуту», могут определить исход выборов, если очередной информационный вброс заставит их все-таки сказать свое веское слово.

В любом случае президентская гонка в Соединенных Штатах уже вступила в зону «позднего сюрприза». Более или менее надежные социологические данные мы теперь получим только из экзит-поллов.

Дмитрий Дробницкий

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
fbr


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1