Четвертый «стержневой»: Си Цзиньпин концентрирует власть в своих руках

   Дата публикации: 30 Октябрь 2016, 11:00

Страсти по наследнику и третьему президентскому сроку в Поднебесной

Си Цзиньпин

Председатель КНР Си Цзиньпин, похоже, решил отложить выбор следующего лидера Китая. Не исключено, что он назовет имя своего преемника на партийном съезде, который пройдет в конце следующего года, или даже после него. Это не только создаст напряжение в китайской элите, но и, вне всяких сомнений, усилит слухи, что китайский лидер может попытаться продлить срок руководства страной.

Товарища Си повысили в звании

Шестой по счету после прихода Си Цзиньпина к власти в конце 2012 года Пленум ЦК КПК прошел, как обычно, за закрытыми дверями. Около четырехсот членов ЦК собрались в военной гостинице на западе Пекина. Они четыре дня решали главные проблемы, стоящие перед Поднебесной.

По мнению китайских коммунистов, таковой сейчас является укрепление дисциплины в партии. Накануне Си Цзиньпин послал четкий сигнал однопартийцам. Он дал понять, что ждет от почти девяти десятков миллионов китайских коммунистов полной преданности и беспрекословного подчинения. 21 октября, незадолго до открытия Пленума, китайский президент выступил по центральному телевидению на праздновании 80-летия Великого похода, двухлетнего марша Красной армии под командованием Мао Цзэдуна. Он призвал к такой же преданности и самопожертвованию, как много лет назад: «В нашем сегодняшнем Великом походе мы должны усилить руководство партией и настаивать на строжайшей дисциплине!»

«Си твердо верит, что партия — ключ и единственный институт, который может справиться с проблемами, стоящими перед Китаем, — считает синолог Джуд Бланшетт, живущая сейчас в Пекине и работающая над книгой о наследии Мао. — Для реализации Китайской мечты, по ее мнению, необходима полная мобилизация всех 89 миллионов коммунистов не только в делах, но и в мыслях».

КПК столкнулась в последнее время со множеством вызовов и проблем. Для того, чтобы экономика не сползла в рецессию, правительство открыло кредитные краны. Однако десятки миллиардов юаней надули в ряде регионов пузыри на рынках недвижимости. Кредиты также угрожают еще больше увеличить и без того огромные долги корпораций и провинциальных правительств. Более энергичная и агрессивная внешняя политика Си и его призывы к патриотизму привели к росту напряженности в отношениях с соседними странами и США.

Главный итог Шестого Пленума ЦК КПК состоит в том, что китайская компартия, судя по всему, решила пусть и медленно и осторожно, но отойти от политики коллективного руководства, которой она придерживалась последние 35 лет. С одной стороны, в постановлении Пленума говорится о сохранении принципа коллективного руководства в партии. С другой, к нему добавилось усиление индивидуальной ответственности и, что самое главное, официальное назначение Генерального секретаря Си Цзиньпина «стержнем» руководства КПК. Слова в Поднебесной значат очень много. Новый «титул» товарища Си означает дальнейшее укрепление и централизацию его власти в партии и продвижение к главной, судя по всему цели — единоличному руководству КПК и государством.

Термин «стержневой» не подразумевает каких-то дополнительных полномочий, но он показывает потенциальным соперникам Си, что тот стоит над ними, а не рядом с ними.

«Получение титула „стержневого“ лидера подразумевает, что власть Си стала еще сильнее, чем была до Пленума, — считает синолог из университета Ноттингема Стив Цанг. — У него сейчас больше власти, чем у двух его предшественников».

Пленум также одобрил два документа, в которых говорится об укреплении партийной дисциплины, сообщает агентство Синьхуа. Речь идет об ужесточении норм и правил внутрипартийной жизни при новых обстоятельствах, а также о пересмотре документов по мерам и способам проверки нарушений дисциплины в сторону их ужесточения.

Опасная тропа

Си Цзиньпин хочет создать «клетку правил», которые должны отбить у китайских коммунистов желание брать взятки и лишить их такой возможности. Главное орудие укрепления дисциплины в партии — Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины (ЦКПД) во главе с Ван Цишанем, старым и преданным союзником Си Цзиньпина. Именно ЦКПД Си поручил борьбу с коррупцией, войну которой он объявил сразу после прихода к власти четыре года назад. Комиссию наделили такими полномочиями, что ее сейчас, как огня, боятся нечистые на руку члены КПК. Накануне Пленума Ван Цишань отчитался о проделанной работе. За четыре года наказаны свыше миллиона взяточников и нарушителей партийной дисциплины. В октябре, к примеру, суды вынесли отложенные смертные приговоры трем бывшим высокопоставленным партаппаратчикам, получившим в виде взяток десятки миллионов долларов.

Однако расширив полномочия ЦКПД, Си, считают некоторые специалисты по Китаю, ступил на опасную тропу. «В стране с такой историей, как у Китая, — рассказал Wall Street Journal профессор права и специалист по китайской юриспруденции из нью-йоркского университета Фордэма Карл Минцнер, — существует большой риск, что, начав спускаться по дороге, никогда не знаешь, когда она закончится».

Борьбу с коррупцией вели все предшественники Си Цзиньпина, но никто еще не вел ее так долго и с такой энергией. Такая политика вызывает у некоторых членов КПК опасения в возврате диктаторского руководства времен Мао. Открытых проявлений недовольства немного, но они есть. В начале этого года, например, бывший крупный бизнесмен, а сейчас пенсионер поставил под сомнение в социальных сетях призывы Си к полной лояльности СМИ. «Оппортуниста» быстро исключили из КПК, его комментарии удалили, но ряд коммунистов успели публично поддержать его позицию. «Чем громче звуки партийной пропаганды и призывы к усилению дисциплины, — считает Бланшетт, — тем очевиднее, что члены партии не слышат их или игнорируют».

СМИ, в том числе и государственные, вынуждены признавать, что борьба с коррупцией порой приводит едва ли не к параличу власти на местах, потому что чиновники не принимают важные решения из страха, что их могут обвинить в коррупции.

Борьба с коррупцией по-прежнему популярна у простых китайцев. Опрос Pew Research Center в этом году показал, что 83% респондентов в КНР считают коррупцию важнейшей проблемой, стоящей перед страной. Две трети участников опроса верят, что в течение пяти ближайших лет ситуация с коррупцией улучшится.

У наблюдателей не без оснований складывается впечатление, что вместе с борьбой с коррупцией Центральная комиссия КПК по проверке дисциплины борется и с инакомыслием в партии и расчищает Си путь к неограниченной власти.

Государственные СМИ накануне Пленума намекали на дальнейшую централизацию власти председателя Си. К примеру, в понедельник официальный рупор ЦК КПК — «Жэньминь жибао» написало, что партии необходимо укрепление «стержневого лидерства», и что страна с однопартийной системой нуждается в мощном центре власти, чтобы справиться со стоящими перед ней вызовами. Речь здесь, как нетрудно догадаться, идет не о коллективном руководстве, а о сильном лидере.

На первой странице «Жэньминь жибао» на этой неделе вышла и статья, в которой подчеркивалось, что Поднебесную будет ждать такая же незавидная судьба, как в свое время Советский Союз, если КПК не объединится вокруг руководства.

В китайской политике «стержневой» означает степень индивидуальной ответственности, которая не ограничена временными и иными рамками и правилами. В отношении Си Цзиньпина это слово начали употреблять в КНР в декабре 2015 года. Затем оно исчезло, что дало основания политологам предположить, что Си встретил серьезное сопротивление. Его возврат на страницы газет и журналов означает, что сопротивление подавлено и что путь к единоличному руководству, похоже, открыт.

Си Цзиньпин стал четвертым китайским лидером, которого назвали «стержневым». До него такими были Мао, Дэн Сяопин и Цзян Цзэминь.

Большинство китайцев хотят, по крайней мере, так утверждают китайские СМИ, чтобы Си стал «стержневым» лидером нации по подобию Мао Цзэдуна. К примеру, журнал «Народная трибуна», издаваемый газетой «Жэньминь жибао», опубликовал на этой неделе результаты опроса более чем 15 тыс. жителей Поднебесной. Журнал утверждает, что респонденты поддерживают призывы к «сильному, стержневому лидерству».

«Работа Си Цзиньпина на посту генерального секретаря КПК и его особые качества получили искреннее и сердечное одобрение подавляющего большинства коммунистов», — пишет журнал и добавляет, что все группы и прослойки китайского общества с огромным нетерпением и надеждой ждут дальнейшего укрепления авторитета товарища Си.

В этом месяце главный теоретический журнал ЦК КПК Qiushi назвал Си «стержнем» партийного руководства и подчеркнул, что для становления Китая супердержавой необходим сильный лидер. В середине октября по национальному телеканалу CCTV был показан 8-серийный документальный фильм о борьбе с коррупцией. В фильме также одобряется близость Си к народу и его простой образ жизни, которые умело противопоставлены роскошной жизни коррупционеров. К примеру, авторы утверждают, что обед китайского лидера состоит из четырех простых блюд и что он не употребляет ни капли спиртного.

Заговор против премьера

У многих синологов, особенно живущих за пределами Китая, складывается впечатление, что Председатель КНР Си Цзиньпин готовится изменить существующий уже несколько десятилетий сценарий передачи власти и отложить объявление имени преемника как минимум до съезда КПК, который пройдет через год. Мотивы такой задержки лежат на поверхности. Си нужно время, чтобы лучше проверить своих кандидатов и выбрать из них самого достойного. Выбор осложняется тем, что этот человек должен быть еще и преданным.

Хотя решение Си Цзиньпина о кандидатуре преемника станет известно в лучшем случае лишь в конце 2017 года, само предположение, что он может захотеть покончить с неофициальной процедурой и начать второй срок без наследника, только умножает страхи тех, кто может взлететь на вершину политического олимпа Поднебесной или, напротив, упасть вниз в результате перетасовок кадров в верхах. На Пленуме началась подготовка к XIX съезду китайской компартии, который пройдет во второй половине следующего года и который будет должен решить немало важных и сложных задач. Одной из них будет утверждение нового руководства страны, которое должно прийти к власти в 2022 году.

Сейчас неоспоримо лишь одно — то, что Си Цзиньпин через год получит мандат на второй пятилетний срок. Все же остальное, что касается передачи власти, будет до самого окончания партийного форума окутано завесой тайны. Товарищу Си такая ситуация, конечно, на руку, потому что она дает ему дополнительные возможности провести в новое руководство как можно больше своих сторонников.

Изменения в китайском руководстве грядут солидные. Пять из семи членов святая святых Поднебесной — Постоянного комитета Политбюро должны уйти в отставку по причине преклонного возраста. В КНР неофициальный возрастной лимит составляет 68 лет. Таким образом, в ПК останутся лишь 63-летний Си и 61-летний премьер Госсовета Ли Кэцян. Претерпит существенные изменения и второй уровень партийной элиты, более многочисленный Политбюро, где должна уйти на пенсию почти половина из 25 вождей.

Отдельный разговор о премьере Ли Кэцяне. Летом этого года слухи о разногласиях между Си и Ли вырвались на поверхность. Ли Кэцян не согласился с экономической политикой Си Цзиньпина и создал большую неразбериху среди чиновников, которые не знали, чьи распоряжения выполнять. Других признаков разногласий между президентом и премьером не было, но очевидно, что Си удалось ослабить влияние и авторитет Ли, в котором он, очевидно, видит конкурента в борьбе за власть.

Этим летом по распоряжению президента был реорганизован китайский «комсомол». Численность и бюджет Коммунистического союза молодежи Китая, через который прошли Ли Кэцян и многие его сторонники, были сокращены.

По слухам, Си хочет повысить срок выхода на пенсию для членов ПК. Это будет сделано для того, чтобы позволить остаться в высших эшелонах власти главному борцу с коррупцией — Вану Цишаню. Говорят, что именно он может заменить Ли на посту премьера.

К слову, подъем пенсионного возраста — вещь в КНР не такая уж и редкая. Партийные бонзы раньше работали до 70 лет. Цзян Цзэминь понизил пенсионный возраст на два года в 2002 году, когда ему понадобилось избавиться от соперника.

Подвешенное состояние

Чаще всего имя потенциального преемника становится известно к началу второго срока находящегося у власти лидера. При двух предыдущих передачах власти имя будущего генсека объявлялось за 5 и даже за 10 лет до нее. Достижение необходимого для его выборов консенсуса партийной элиты сопровождается острой закулисной борьбой. Двум предыдущим генсекам приходилось соглашаться на кандидатуры наследников, которых они не выбирали. Однако очень энергичная антикоррупционная кампания Си и сосредоточение огромной власти в партии и государстве в одних руках поставили под сомнение казавшуюся последние пару-тройку десятилетий аксиомой мысль о коллективном руководстве.

«Си проводит политику сильного лидера с момента прихода к власти, — объясняет специалист по истории КПК из мельбурнского университета Монаша Уоррен Сан. — Естественно, наивно ждать, что он будет считать себя связанным какими-то правилами, к тому же, еще и неофициальными».

Задержка с объявлением имени преемника даст фаворитам Си время доказать свои способности и верность, считают синологи. Чем надежнее будет наследник, тем легче будет ему сохранять власть за кулисами после ухода на пенсию. Проблема Си Цзиньпина заключается в том, что у него слишком мало сторонников нужного возраста, опыта и преданности.

Задержка с выбором наследника, которую вполне можно сравнить с подвешенным состоянием для китайской элиты, может в ближайшие пять лет создать «серьезное напряжение» в верхах, — уверен президент Института китайских исследований Меркатор в Берлине Себастьян Хелманн. «Задержку с объявлением имени преемника, — считает он, — можно рассматривать как завуалированную попытку Си остаться у власти на третий срок».

«Это очень деликатный вопрос, — подтвердил New York Times на правах анонимности источник, часто общающийся с высокопоставленными китайскими чиновниками. — Не думаю, что Си захочет принимать решение до тех пор, пока его фавориты не приобретут больше опыта и не пройдут дополнительной проверки».

Вопрос о преемственности власти уже превратился в своего рода лакмусовую бумажку, по которой можно судить об амбициях нынешнего китайского лидера. Когда и, естественно, кто будет выбран — покажет, до какой степени сможет Си изменить партийные идеи коллективного руководства, родившиеся после смерти Мао Цзэдуна. Система передачи власти в Китае сложилась после длительного периода политических смут. Ее главная цель — помочь организовать предсказуемую, стабильную и мирную смену руководства в однопартийном государстве. Любая попытка Си изменить эту систему еще больше укрепит его и без того значительный авторитет и власть. С другой стороны, однако, она может внести элементы нестабильности в очень хрупкую сбалансированную систему.

«Си Цзиньпин выпустил силы, которые раскрывают широкий спектр возможностей, — приводит NYT комментарий Дэвида Лэмптона, профессора Школы международных исследований Джона Хопкинса. — Однако каждая из них содержит в себе риски и угрозы. Реальность заключается в том, что новому президенту Америки следует быть готовым к расширению спектра реальностей в Китае».

Риск столкновения с другими высокопоставленными чиновниками и ушедшими на пенсию предшественниками Си все же могут заставить его назвать имя преемника в следующем году. «Достигнутая на данный момент товарищем Си власть может вызвать недовольство, — считает Сьюзен Ширк, председатель Программы „Китай в 21 веке“ при университете Калифорнии в Сан-Диего. — Не думаю, что Си захочет еще больше повышать риск конфронтации».

Давно известно, что делать прогнозы относительно передачи власти в Поднебесной — всегда крайне неблагодарное дело. И все же… Если Си вынудят назвать преемника, то им может вполне стать один из самых молодых членов Политбюро, бывший министр сельского хозяйства, а сейчас секретарь парторганизации Чунцина Сун Женкай. Но надо помнить, что Мао Цзэдун и Дэн Сяопин отказывались от уже назначенных ими же преемников, чем вызывали нестабильность в партии и обществе. Ху Цзиньтао, с другой стороны, целых десять лет был официально избранным и утвержденным преемником. Однако это не помогло ему на посту генсека руководить командой, в которой преобладали люди, назначенные его предшественником Цзяном.

Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме

Конечно, имя преемника очень важно, но еще более интригует политологов версия, что Си Цзиньпин захочет остаться у власти и после истечения второго срока в 2022 году. По Конституции пост Председателя КНР нельзя занимать больше двух сроков. Однако никаких ограничений в отношении куда более важного поста — Генерального секретаря Компартии КНР нет. Есть, впрочем, неофициальный лимит — два срока по пять лет, который, как и коллективное руководство партийной элиты, был введен Дэном в девяностые годы прошлого столетия для предотвращения появления еще одного пожизненного диктатора вроде Мао.

Си, не исключено, захочет повысить свой статус с первого среди равных до единоличного лидера партии. «Со времен Мао не доводилось видеть такой консолидации и централизации власти, как при Си Цзиньпине», — прокомментировал для CNBC ситуацию Джефф Рэйби, бывший посол Австралии в КНР, а сейчас председатель правления и директор работающей в Пекине консалтинговой фирмы.

Си Цзиньпин сконцентрировал в своих руках значительно больше власти, чем его предшественники, пусть и не вместе взятые. Он сейчас лично руководит армией и экономикой и контролирует подавляющее большинство других рычагов власти посредством переноса принятия решений в специальные комитеты, которые сам же и возглавляет. В рамках борьбы с коррупцией, Си попросил Ван Цишаня заодно репрессировать и тех чиновников и бизнесменов, кто отклоняется от «партийной линии», т. е. является его потенциальным или реальным соперником.

Напрасно или нет беспокоятся сторонники коллективного руководства, покажет время. «Сейчас его (Си) волнует, конечно, следующая осень, — считает Кристофер Джонсон, старший аналитик Центра стратегических международных исследований в Вашингтоне. — Но даже если он и не станет торопиться с объявлением наследника, то это еще не будет означать, что он решил остаться у власти вечно».

Как бы то ни было, говорить об окончательной победе Си преждевременно, считают специалисты. «Он несомненно выиграл решающее сражение, но праздновать победу рано, — уверен Миньсинь Пэй, профессор колледжа Маккенна в Клэрмонте.- Да, его соперники или те, кто боится прихода к власти лидера, которого не будут сдерживать правила коллективного руководства, не стали возражать против нового титула. Но дать титул и пойти на решающие уступки в вопросе передачи власти — не одно и то же».

«Си еще не стал по-настоящему сильным лидером, — соглашается Стив Цанг.- Он находится в выгодном положении, но оно не настолько выгодно, чтобы диктовать условия партийному съезду в следующем году, где между ним и его противниками развернется борьба за то, чтобы поставить своих союзников на самые высокие посты».

Сергей Мануков

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
si


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1