Сирия: от лозаннского формата вновь к женевским переговорам. Станислав Тарасов

Дата публикации: 29 Октябрь 2016, 15:31

О чем договорились главы МИД России, Сирии и Ирана

О чем договорились главы МИД России, Сирии и Ирана

В Москве прошла трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Ирана и Сирии Сергея Лаврова, Джавада Зарифа и Валида Муаллема. Она выглядит с одной стороны естественно, так как консультации или переговоры проводят союзные государства, имеющие общие взгляды на многие мировые и региональные проблемы.

С другой стороны ясно, что время встречи, место и ее формат были продиктованы особыми или специальными обстоятельствами, связанными с развитием событий в Сирии и в Ираке. Накануне Лавров провел телефонные переговоры с госсекретарем США Джоном Керри, и, как сообщили в пресс-службе МИД России, «главы внешнеполитических ведомств продолжили обсуждение путей урегулирования сирийского конфликта, включая нормализацию обстановки», а также подчеркнули, что «для этого требуется, чтобы США отделили ориентированную на них умеренную оппозицию от террористических группировок».

Надо полагать, речь идет о новом дипломатическом проекте по сирийскому урегулированию или реанимации старого, детали которого и обсуждались на трехсторонней встрече глав внешнеполитических ведомств России, Ирана Сирии. Такие догадки стали получать подтверждение, когда глава МИД России Лавров после встречи со своими сирийским и иранским коллегой заявил следующее:

«Необходимо возобновить политический диалог в Сирии, делегация Дамаска готова хоть завтра приехать в Женеву для начала переговоров с оппозицией. Нас всех объединяет понимание безальтернативности разрешения конфликта в Сирии политико-дипломатическими средствами, мы поддержали настрой сирийского руководства на возобновление политического процесса на основе решений МГПС и СБ ООН».

Не случайно и ТАСС это заявление сопровождает следующей справкой: «Совет Безопасности ООН в декабре 2015 года единогласно утвердил план мирного урегулирования конфликта в Сирии. Резолюция 2254 предписывала спецпосланнику ООН по Сирии Стаффану де Мистуре созвать «представителей сирийского правительства и оппозиции для участия в формальных переговорах по политическому переходному процессу» в январе 2016 года. Прошедшие в течение года несколько раундов переговоров не принесли практических результатов. Ожидалось, что по итогам заседания Международной группы поддержки Сирии 22 сентября Стаффан де Мистура объявит о дате следующего раунда, но этого не произошло. По словам спецпосланника, встреча была «долгой и разочаровывающей».

А сейчас глава МИД Сирии Муаллем уточняет, что, во-первых, «мы полны решимости освободить нашу землю от террористов, поэтому высоко ценим усилия России и Ирана, направленные на достижения этой цели», что «у наших стран общие цели и поэтому координация продолжается почти ежедневно». Во-вторых, «мы в Сирии готовы работать над достижением политического решения сирийского кризиса, а также готовы незамедлительно возобновить межсирийский диалог без вмешательства извне, тем более что есть приглашение на встречу в Женеве еще с мая текущего года. США и их союзники не позволяют эти переговоры провести». И добавил: «Недавно мы приняли решение приостановить боевые действия в Алеппо. Перемирие прошло в течение трех дней. Мы ввели запрет на пролет сирийской боевой авиации над Алеппо, этот запрет до сих пор действует».

В середине октября в Лозанне проходила встреча глав внешнеполитических ведомств России, США, семи стран ближневосточного региона — Ирана, Турции, Египта, Иордании, Ирака, Саудовской Аравии, Катара — и де Мистуры. Однако представителя Сирии на этом форуме не было. Тем не менее, попытка разрешить сирийский кризис в таком составе была предпринята впервые, состав ее участников включал Международную группу поддержки Сирии (МГПС), только без европейских стран. Тогда же сразу возникли вопросы.

Означает ли лозаннский формат, о продолжении работы которого было объявлено, смену МГПС, можно ли считать, что Керри и Лавров отказываются или уменьшают значение своих двусторонних переговоров по сирийскому урегулированию, передавая все или часть полномочий представителям стран, напрямую завязанных на сирийский конфликт, по причине срыва достигнутых 9 сентября в Женеве соглашений, когда Вашингтон оказался неспособным или не пожелал выполнить принятые на себя обязательства по части разведения сил так называемой умеренной сирийской оппозиции от джихадистов? Наконец, означает ли московское заявление о возобновлении женевского формата переговоров Дамаска с представителями оппозиции перевод лозаннского формата в историю или в параллельную плоскость?

Но самое главное в том, что неизвестно, кто готовит и готовит ли вообще «умеренную» сирийскую оппозицию к переговорам с Дамаском или она выскочит «как черт из табакерки» благодаря усилиям Вашингтона, Анкары, Эр-Рияда или Дохи, которые, по утверждению турецких и западных СМИ, «ее изначально патронируют». Кстати, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, отметивший важность размежевания оппозиции и «Джебхат ан-Нусры» (запрещенная в РФ террористическая организация) в районе Алеппо заявлял, что сохраняются разногласия по вопросу, следует ли сначала добиться размежевания, а затем устанавливать перемирие, или же наоборот, что свидетельствует о выходе Анкары на переговоры с джихадистами.

В то же время, по данным USA Today, налицо парадокс: «США стремятся держать Асада, а Дамаске в «подвешенном» состоянии, группировки, которые борются против него, являются радикальными исламистами с антиамериканскими взглядами». Тем не менее, Вашингтон «игнорирует этот факт и продолжает вооружать и тренировать «умеренную» оппозицию. Более того, уже не раз члены группировок, поддерживаемых США, переходили на сторону сирийской ячейки «Аль-Каиды» — «Фронта ан-Нусра» (запрещены в России – ред.) или передавали террористам американское оружие. Несмотря на бомбардировки и ликвидацию боевиков, Америка не смогла ни победить ИГИЛ (структура, запрещенная в России – ред.), ни предотвратить его атаки на другие страны, что ведет к появлению миллионов беженцев».

В такой ситуации готовящийся раунд переговоров в Женеве между Дамаском и оппозицией может носить неустойчивый промежуточный характер и рассчитывать на серьезные успехи будет непросто. Тем более что представитель МИД Ирана Бахрам Касеми, говоря о московской встрече глав дипломатических ведомств, констатировал «недопустимость выдвижения предварительного условия о смене законного правительства Сирии, на чем продолжают настаивать поддерживающие террористические группировки некоторые страны Ближнего Востока». Поэтому, отмечает американское издание American Conservative, создается устойчивое впечатление о продолжении со стороны возглавляемой США коалиции политики «пустых угроз и блефа». Во всяком случае, на публичном уровне все так и выглядит. Издающаяся в Лондоне арабское издание Al Arab считает, что на Ближнем Востоке под прикрытием разноформатных дипломатических переговоров продолжается процесс фрагментация стран, а «в Сирии и в Ираке разрушают все, что может быть разрушено на фоне формирования временных тактических региональных, внешних военных и политико-дипломатических коалиций».

Выход из кризиса для всех может быть самым разным. США могут покинуть регион, но так, чтобы, по мнению одного американского эксперта, «переложить бремя борьбы с джихадистами и восстановления порядка в разрушенной стране или странах на чужие плечи». Вот почему срываются различные соглашения о перемирии в Сирии еще до того, когда успевают высохнуть чернила подписей под документами. Как будет на сей раз — посмотрим, главное — не увязнуть «в ближневосточном болоте».

Станислав Тарасов, ИА Regnum

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
siria_pazl_


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1