Украинские «Ураганы» сдулись. Антон Мардасов

Дата публикации: 27 Октябрь 2016, 09:00

Склады боеприпасов для РСЗО и стрелкового оружия у украинской армии пусты

Гильзы

Пока политики рассуждают о судьбе Минских соглашений, украинские военные, как им и положено, строят планы силового возвращения Донбасса под власть Киева. С учетом проводимых ополчением мероприятий оборонительного характера, подобная операция в любом случае и при любом исходе потребует от ВСУ огромного напряжения сил. Оказалось, восставшему Донбассу опасаться особенно нечего. Одно из основных украинских средств поражения — реактивные системы залпового огня (РСЗО), так досаждавшие гражданам ЛНР и ДНР в последние годы, в возможном наступлении способны принять лишь весьма ограниченное участие.

Об этом свидетельствуют попавшие в прессу расчеты украинского военного эксперта Дианы Михайловой, которая произвела приблизительную оценку наличия реактивных боеприпасов на складах ВСУ. Выяснилось, что на момент утверждения на Украине госпрограммы утилизации обычных видов боеприпасов, непригодных для дальнейшего использования и хранения, в 2008 году на 56 арсеналах, базах и складах Минобороны Украины стратегического и оперативного уровней хранилось около 2,2 млн. тонн ракет и других боеприпасов. А складах и пунктах размещения тактического уровня — еще около 155,5 тыс. тонн.

До 2014 года было утилизировано менее половины 220-мм реактивных снарядов от плановых показателей. Произведя арифметические подсчеты, Михайлова дает следующие оценки наличия боеприпасов РСЗО на начало 2014 года в ВСУ: 220-мм реактивных снарядов для «Ураганов» — 70−72 тыс. штук, 122-мм боеприпасов для «Градов» — 900−930 тыс. штук.

Потом в 2014—2015 годах из украинских «Градов» и «Ураганов» вовсю лупили по окопам ополчения, по мирным городам и селам Донбасса. Естественно, к сегодняшнему дню арсеналы вычерпали почти до донышка. А производить реактивные боеприпасы на Украине так и не научились.

Что же осталось для боевых действий в случае возобновления конфликта, который военные аналитики уже успели окрестить «войной РСЗО»?

— К конфликту в Донбассе практически невозможно применить нормы расходования боеприпасов, принятые для обычных войн, — говорит полковник в отставке, бывший начальник группы 1-го Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ Михаил Ходаренок. — Обычно при планировании фронтовой наступательной операции военные делают запасы из расчета 5−5,5 боекомплектов на ствол. Но такие расчеты абсолютно не подходят к войне на Юго-Востоке Украины. Поскольку речь идет о гражданской войне, неклассическом виде военных действий. В таком конфликте обычно отсутствуют конкретные данные о группировке, боевом составе войск противника. Поэтому невозможно заранее посчитать необходимые средства поражения.

В общем, применить нормы расходов боеприпасов к украинскому конфликту с точки зрения классического планирования боевых действий абсолютно невозможно… Военной науке это не поддается.

До распада СССР на территории Украины располагались тыловые склады советских армий, развернутых в Европе. После 1991 года Украина получила боевую технику трех мощных военных округов второго стратегического эшелона: свыше шести тысяч танков и тысячи боевых самолетов, около двух миллионов тонн артиллерийских боеприпасов. То есть — громадные запасы вооружений и военной техники. Но многое продано, утилизировано, разворовано, многое — пришло в негодность в результате неправильного хранения.

Учитывая количество снарядов в залпе одной боевой машины РСЗО «Ураган» (16 штук), до начала АТО украинская армия из этих систем способна была произвести до четырех тысячах залпов, говорит член-корреспондент Российской академии ракетно-артиллерийских наук, доктор военных наук Константин Сивков.

— Во-первых, не секрет, что значительная часть доставшихся Украине боеприпасов уничтожена в результате многочисленных аварий и пожаров на военных складах в результате банальной халатности. Сколько снарядов РСЗО просто так пропало или было повреждено во времена сражений 2014−2015 годов — неизвестно. Также непонятно, какой процент боеприпасов от цифры 2014 года составляют просроченные снаряды.

Во-вторых, еще с 2003 по 2011 годы артиллерийские склады на Украине неоднократно рвались, например, в Запорожской и Харьковской области. Взрывались они и во время АТО.

В-третьих, большая доля боеприпасов осталась на территории, которую теперь контролируют ополченцы Донбасса.

В этом смысле были довольно правдоподобные сообщения о недостатке в украинских войсках боеприпасов для 152-мм буксируемых пушек 2А36 «Гиацинт-Б», 152-мм самоходных гаубиц «Мста-Б» и 120-мм самоходных орудий «Нона».

Озвученное количество боеприпасов для РСЗО на 2014 год, с одной стороны — немалая цифра. С другой — не особо и большая для продолжительного конфликта, говорит научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— Я напомню, что огромное количество боеприпасов уничтожено в результате взрыва на объединенных складах ракетно-артиллерийского вооружения «сектора А» ВСУ в Сватово — контролируемой Украиной части Луганской области. Тогда же был полностью уничтожен дивизион 220-мм РСЗО «Ураган» из состава 27-ой Сумской реактивной артиллерийской бригады. Также по открытым данным, тогда было потеряно более тысячи снарядов для «Урагана» и некоторое количество для РСЗО «Смерч».

После распада СССР на Украине не производились заряды для РСЗО. Хуже всего там со «Смерчем». Для этого оружия в этой стране по определению не могло быть большого количества боеприпасов, поскольку система начала поступать на вооружение незадолго до распада Советского Союза.

Пополнить склады украинцам особо нечем — на рынке боеприпасов для систем, стоящих на вооружении ВСУ, особо-то и не найдешь. А из стран бывшего Варшавского договора большое количество боеприпасов в свое время наоборот свозили на Украину.

Так что по боеприпасам на Украине полный «швах», несмотря на все официальные заявления о том, что на передовую якобы доставляются только проверенные и относительно новые снаряды. Наладить производство украинцам не удалось.

Что касается патронов для стрелкового оружия, то у них также ничего не вышло, хотя и пытались наладить производство. Попытки украинских чиновников по организации этого самого производства, видимо, объяснялись личным интересом, а не заботой об армии. Дело в том, что основной патронный завод остался в Луганске и «импортозаместить» его в нынешних экономических реалиях Украины невозможно.

В общем, все, что у ВСУ есть, это советские запасы боеприпасов и минимальные поставки из Восточной Европы — как официальные, так и неофициальные. Например, в сентябре 2016-го Литва передала Украине боеприпасы для советских образцов вооружения, которыми литовские военные пользовались до перевооружения армии в соответствии со стандартами НАТО.

Антон Мардасов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
gilzy


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1