Без денег, без работы, без американской мечты. Дмитрий Дробницкий

   Дата публикации: 26 октября 2016, 10:56

О главных проблемах в реальном секторе экономики Соединённых Штатов

Без денег, без работы, без американской мечты

Одной из главных причин популярности несистемного республиканца Дональда Трампа является его тонкое понимание чаяний и настроений простых американцев.

Когда он говорит о безработице, он говорит об отсутствии рабочих мест в том конкретном городе, где живёт его избиратель; когда он говорит о доходах, он говорит о деньгах в кармане работяги, работающего порой две смены и всё равно не сводящего концы с концами; когда он говорит об образовании и медицине, он говорит о состоянии школы, в которую водит своих детей мать-одиночка, и доступности медстраховки для школьного учителя этих детей.

Иными словами, он говорит о людях, в то время как Барак Обама, Хиллари Клинтон и большинство профессиональных политиков предпочитают оперировать макроэкономическими параметрами.

И это две разные экономики Америки.

Если руководствоваться исключительно статистикой Федеральной резервной системы и администрации Белого дома, ситуация в США в целом внушает оптимизм. Рост ВВП небольшой, но страна постепенно выходит из рецессии. Безработица невелика (официально — около 5%), доходы в среднем растут, инфляция низкая, индекс уверенности потребителя стабилен.

На этом и основана предвыборная риторика Клинтон. Она обещает проводить в жизнь политику Обамы с небольшими косметическими изменениями. Всё хорошо. Станет чуть лучше.

Проблема, однако, состоит в том, что макроэкономические параметры на хлеб не намажешь. Стоит копнуть чуть глубже обобщённых коэффициентов и синтетических индексов, и станет понятно, почему Трамп собирает на своих предвыборных митингах десятки тысяч людей, а Хиллари приходят послушать лишь партийные активисты.

Реальные доходы американцев со средним заработком сегодня ниже, чем в 2007 году, до начала кризиса, и гораздо ниже уровня 2000 года. Прежде всего это затрагивает тех, кто и ранее зарабатывали немного.

Половина американцев — тех, чьи доходы ниже второй половины — сегодня зарабатывают в среднем на 2% меньше, чем 16 лет назад. А четверть самых низкооплачиваемых — на 8%.

И лишь в среднем доходы растут — за счёт 2—3% самых богатых людей США.

Хуже всего дело обстоит в производственной отрасли. Рабочие с так называемыми средними навыками (то есть квалифицированные рабочие, низший и средний инженерный персонал) сегодня в реальном измерении получают по всей стране на 10—12% меньше, чем в 2007 году.

Индустриальные регионы пострадали особенно сильно. Так, в Майами рабочий и инженер сегодня получает на 18% меньше, чем десять лет назад, в Детройте — на 12%, Кливленде — на 16%, в индустриальном кластере Лас-Вегаса — на 21%.

Согласно данным Института Брукингса, из 95 крупнейших промышленных зон в США в 71 доходы снизились более чем на 5%.

Ситуация усугубляется ползучей скрытой безработицей. Статистика Министерства финансов и Бюро переписи населения считает безработными лишь тех американцев, которые обратились за пособием или находятся в активном поиске работы. На их «радар» не попадают люди, отчаявшиеся трудоустроиться или довольствующиеся частичной занятостью.

Посчитать всех тех, кто или вовсе потерял место, или перешёл на неполную рабочую неделю, практически невозможно. Дональд Трамп на одном из своих выступлений оценил реальную безработицу в США в 20%.

В целом промышленное производство в США растёт. Невероятно, но факт: даже иностранные компании открывают новые производства в Америке. Министерство труда подсчитало, что в одном только 2015 году компании, как бы у нас сказали, реального сектора экономики создали около 800 тысяч рабочих мест.

Проблема состоит в том, что эти успехи никак не компенсируют потерю рабочих мест. Более того, отсутствует система профессиональной переподготовки, что не даёт возможности людям, всю жизнь проработавшим на старом производстве, закрытом и перенесённом в Мексику или Юго-Восточную Азию, устроиться на новое предприятие.

И это при том, что около половины американцев в этом году не смогут обслужить свой образовательный кредит. Треть не сможет внести в банк, занявший им денег на обучение, даже пяти тысяч долларов.

По данным издания Market Watch, обобщившего опросы различных агентств, у большинства американцев в буквальном смысле кончились денежные средства.

Так, 62% жителей США не найдут и тысячи долларов на экстренные нужды, такие как визит к врачу, не покрываемый страховкой, или ремонт автомобиля. 57% людей, которые имели сбережения в 2007 году, в 2016-м заявили, что потратили их за годы президентства Обамы.

Впервые с довоенных времён денег может не хватить и на достойную старость. Лишь в семи штатах из пятидесяти пенсионные сбережения и страховки находятся в удовлетворительном состоянии. Согласно исследованию компании Wilshire Consulting, в остальных 43 штатах дефицит пенсионных программ составляет около 6 триллионов долларов, так что в среднем американец может рассчитывать лишь на 35 центов из каждого обещанного ему при открытии пенсионного счёта доллара.

Пенсионный кризис накладывается на кризис в сфере здравоохранения. Реформа медицинского страхования Obamacare, разрекламированная как доступная, универсальная и чрезвычайно выгодная, обернулась кошмаром.

В среднем для семьи из четырёх человек, которые имели страховку до 2013 года (когда Obamacare была запущена), страховые взносы выросли на 4800 долларов в год. С рынка ушли многие мелкие и средние компании, а оставшиеся стали монополистами в большинстве штатов, что обещает в 2017 году новый виток подорожания страховок.

Только по официальным данным Министерства здравоохранения, среднее подорожание медицинского полиса составит 25%.

Согласно новому закону, лица, не имеющие страховки, обязаны платить штраф. И около половины американцев в возрасте до 35 лет выбрали для себя именно эту опцию. Остальные, чей возраст и здоровье не позволяют им обходиться без регулярных медицинских услуг, будут вынуждены затянуть пояса.

В короткой статье сложно перечислись все «микроэкономические» трудности, с которыми сталкиваются американцы. Очевидно одно: впервые за многие десятилетия граждане США почувствовали, что следующее поколение будет жить хуже, чем нынешнее, а это очень серьёзный фактор национального самочувствия.

И поэтому, когда из Вашингтона сообщают об очередных успехах, называя цифры официальной макроэкономической статистики, у людей возникает законное раздражение.

Национальный долг США за годы президентства Обамы удвоился и составил почти 20 триллионов долларов. Дональд Трамп вполне резонно спрашивает: где все эти деньги?

Неэффективность социально-экономической системы США и разрушающее воздействие глобализации дошли до той точки, когда американцы готовы избрать президента, который не имел бы и пяти процентов рейтинга, будь всё наполовину так хорошо, как об этом говорится в официальных отчётах.

Дмитрий Дробницкий, Life.ru

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1