Агент. Анатолий Вассерман

   Дата публикации: 26 октября 2016, 19:15

Если Надежда Савченко помилована, то она тем самым получила и право ходить по Москве, как любой человек, не пребывающий в местах лишения свободы. Так что формально тут всё правильно. Хотя, как говорил товарищ Ульянов, «формально правильно, а по существу издевательство».

Савченко

Конечно же, помилование не отменило приговора ей и в принципе не могло отменить. Савченко остаётся уличённой убийцей. И не просто убийцей, а военной преступницей, ибо стрельба по заведомо мирным гражданам – это именно военное преступление без срока давности. Но теперь она имеет право приехать в Москву. Если бы у нас с Украиной был визовый режим, то визу бы ей, несомненно, не дали, но поскольку киевским подельникам госпожи Савченко пока не удаётся воспользоваться этим способом самоубийства, то и она, соответственно, имеет пока право приезжать в РФ без препятствий. Это то, что касается формальной стороны дела.

Что касается стороны содержательной, то Савченко заявила, что приехала, чтобы поддержать таких же преступников по сути, как она сама. Это вполне естественно для нераскаявшегося преступника – желание поддержать своих. Насколько я могу судить, для нашего суда такие жесты с её стороны – это лишний повод убедиться в том, что люди, находящиеся перед судом – виновны. Иначе бы такое их не защищало. Тут примерно так же, как с теми, за чью защиту берётся известный либеральный адвокат Фейгин. Он настолько умело добивается для своих подзащитных осуждения, причём осуждения на максимально возможный срок, что любой мало-мальски вменяемый человек Фейгина в свою защиту не пригласит ни при какой погоде. То, что Савченко прибыла защищать Карпюка и Клыха, доказывает, что эти люди виновны и, более того, не заслуживают ни малейшего снисхождения.

Для самой Савченко этот визит – способ саморекламы, поскольку многие её высказывания оказались существенно более вменяемы, чем высказывания тех, кто не попадал в российские места лишения свободы, а прямиком оказался в Верховном Совете Украины. Такой вот контраст между частично вменяемой Савченко и полностью невменяемыми её коллегами по ВСУ привёл к тому, что коллеги обвиняют Савченко в работе на Россию. Сейчас она прибыла в Москву для того, чтобы доказать свою верность идеалам киевских террористов. Естественно, её совершенно при этом не волнует, какова будет судьба тех, кого она якобы защищает. Это так – мелкие издержки её собственной политической работы. И ещё я очень надеюсь, что когда дело, наконец, дойдёт до суда над теми, кто захватил Киев 22-го февраля 2014 года, недавнее помилование Савченко не будет основанием не привлекать её к уголовной ответственности по-новому.

Сегодняшний прилёт Савченко в окружении журналистов предельно демонстративен. Возникает вопрос: не видим ли мы, как ни странно, будущего возможного президента Украины, и не помогает ли ей таким образом Россия, не пресекая вопиющей демонстративности?

Я не думаю, что Савченко дадут возможность возглавить остатки Украины. В конце концов, список убитых украинских политиков, оказавшихся почему-либо неугодными тамошним террористам, насчитывает уже многие десятки имён. А если учесть и тех, кто был убит по результатам предыдущего государственного переворота в декабре 2004 года, когда президентом всея Украины объявили Виктора Андреевича Ющенко, то уже хорошо за сотню перевалило. Поэтому я не думаю, что Савченко имеет шансы выжить, если всерьёз пожелает власти, и не думаю, что российская власть делает на неё ставку.

Другое дело, что, по словам политолога Сергея Александровича Маркова, «в сортир украинской политики бросили 70 кг дрожжей». Практически все действия Савченко, вопреки её воле и вопреки воле тех, кто её когда-то пытался раскручивать как «мученицу за свободу», идут до такой степени вразрез с интересами нынешних хозяев Украины, что поневоле вспоминается старое правило: на Украине любая перемога (то есть победа) немедленно оборачивается зрадой (то есть изменой). Это достаточно чёткая закономерность, и очень может быть, что российские власти рассчитывают именно на эту закономерность разрушения Украины.

Существует и такая экзотическая версия, что во время предыдущего пребывания в России Савченко была завербована нашими спецслужбами. И сегодня она приехала в Москву для укрепления агентурных связей. Не думаю, что это впрямую так. Есть такое понятие – агент влияния. Это человек, который в силу своих личных убеждений действует в интересах не своей страны, а какой-то другой. Конечно, сами эти убеждения могут сформироваться под влиянием извне. Но если они уже сформировались, то совершенно не требуется вербовать агента документально. И Савченко сейчас напоминает таких агентов влияния. Она именно в силу собственных своих убеждений действует против интересов киевских террористов, подрывает их репутацию во всём мире. Она своим поведением доказывает любому мало-мальски вменяемому человеку, что организованная преступная группировка «Украина» опасна для себя самой и в какой-то мере опасна для окружающих. Я думаю, что совершенно нет смысла дополнительно накачивать её идеологически. Нет смысла вызывать её в Москву для каких-то тайных инструкций. Она сама прекрасно делает всё, чего мы могли бы от неё пожелать. Поэтому я не вижу никаких оснований для конспирологических предположений о причине её поездки. Как сказано в утверждении, называемом «Бритвой Хэнлона»: «Не надо объяснять злым умыслом то, что вполне объясняется обычной глупостью».

В связи с московским вояжем Савченко возникает ещё один вопрос. Смотрите, как поступают в Киеве при прилёте нежелательных нацистам лиц: из аэропорта заворачиваются, а иногда и арестовываются люди, никогда никого не убивавшие – деятели культуры, журналисты, просто граждане, вызвавшие подозрения. Почему мы не отвечаем на подобную практику симметрично?

Если бы Савченко задержали в аэропорту и развернули обратно – это, несомненно, было бы использовано как повод для очередного пропагандистского скандала: вот, мол, чего стоит ваша амнистия. Хотя это тоже не было бы нарушением закона – любая страна имеет право выбирать, кого к себе впускать, кого не впускать. А сейчас получается, что пропагандистскую истерику строить невозможно, а Савченко в силу своей собственной истеричности обязательно рано или поздно, так или иначе сделает в ходе этого визита что-нибудь такое, что скомпрометирует и её, и киевских террористов в целом.

То, что мы сейчас не стали задерживать на границе даже Савченко, – это лишний повод напомнить всему миру: в отличие от Украины РФ – это страна, во-первых, правовая, а во-вторых, достаточно устойчивая, чтобы не бояться истеричек вроде той же Савченко. Так что нам нет смысла подражать киевским деятелям. Мы каждый раз, когда показываем, что не похожи на них, добиваемся тем самым общественного признания в глазах нейтральных мировых наблюдателей. А они есть. Насколько я могу судить, мир уже давно не ограничивается западной прессой. Она формирует сознание явного меньшинства. Даже если просто посмотреть, каково число граждан стран, всё ещё почему-то именующих себя развитыми, и сколько народу проживает в остальном мире, то становится понятно, что заявления типа «всё мировое сообщество не приемлет российских действий» – это в лучшем случае повод для постановки диагноза «мания величия».

Анатолий Вассерман

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1