Громадяне станут хуторянами. Андрей Полунин

   Дата публикации: 25 октября 2016, 16:40

В будущей Украине найдется место лишь крестьянам и чиновникам

В будущей Украине найдется место лишь крестьянам и чиновникам

Киев, наконец, признал: ЕС ставит максимум барьеров, чтобы не пускать продукцию «незалежной» на свои рынки. Об этом в понедельник, 24 октября, заявил министр аграрной политики и продовольствия Украины Тарас Кутовой.

«Наша продукция в Европе слишком конкурентоспособна. Стоимость ее производства низкая, и Европа старается ее не пустить. Там, где нам удается их подвинуть — мы это делаем, но есть сопротивление», — объяснил министр в эфире ICTV.

Главным барьером глава Минагрополитики назвал сертификацию украинских продуктов. «Это регуляторный механизм, который Европа использует для уменьшения объемов продукции, которая может попасть на ее рынки», — отметил он.

Закончить Кутовой постарался на оптимистичной ноте. По его словам, украинская молочная продукция понемногу появляется на европейских рынках. «Пускай это началось с сухого молока, но дело идет. Есть ниши, которые не заполнены. Например, мед, — на 6 тысяч тонн увеличены квоты», — рассказал Кутовой.

На деле, оснований для оптимизма у Киева нет. Да, в начале октября ЕС предоставил Украине дополнительные беспошлинные квоты на кукурузу, пшеницу, мед, крупы, обработанные томаты — всего на $ 196 миллионов. Но для украинского аграрного сектора такое расширение квот погоды не делает.

Напомним: с 1 января 2016 года заработала ЗСТ между Украиной и ЕС, которая обещала свободный доступ украинским товарам на европейский рынок. Однако на практике оказалось, что беспошлинные квоты смехотворно малы. По данным украинского Клуба аграрного бизнеса, всего за полтора месяца 2016 года украинские предприятия исчерпали квоты на поставки кукурузы, виноградного и яблочного соков, меда. К февралю — годовую квоту на беспошлинные поставки мяса птицы. К концу марта — квоты на ячмень, ячменную крупу, муку, сахар, овес и обработанные томаты.

Да, Украине никто не запрещает продавать в Европу товары сверх квот. Но эти товары облагаются пошлинами, что лишает украинскую продукцию конкурентного преимущества.

О том, что украинская сельхозпродукция по демпинговым ценам ЕС не нужна, говорят следующие цифры. Беспошлинная квота для Украины по зерну составляет 1 млн. тонн, а экспортирует «незалежная» 28 млн. Квота по куриному мясу — 16 тыс. тонн, тогда как Украина производит 1,2 млн. тонн куриного мяса в год.

Особенно ярко политика ЕС проявилась с квотами на беспошлинный экспорт кукурузы. 100% квоты на 2016 год — 400 тонн — украинские экспортеры исчерпали всего за одну неделю (!) января.

По сути, Киев сегодня констатирует, что Украина на глазах превращается в чисто аграрную страну, которая к тому же не знает, куда продукцию девать. И выхода из этой ситуации не просматривается.

Индустриальный сектор украинской экономики Западу тем более не нужен. США пытались было наладить сотрудничество со знаменитым днепропетровским заводом «Южмаш» в космической сфере. Но в 2014 году взорвалась первая ступень ракеты-носителя «Антарес», которая была изготовлена в Днепропетровске. После этого NASA поставило крест на всех совместных с Украиной программах: «Морской старт», «Наземный старт», «Днепр».

А в январе 2016 года на Украине ликвидировали авиастроительный концерн «Антонов» — Boeing и Airbus не нужны конкуренты. Теплится жизнь разве что на Харьковском бронетанковом заводе, где ремонтируют технику для ВСУ. Но бреши в украинской экономике не заткнуть ни танками, ни экспортом меда в ЕС.

Позволит ли Запад развиваться аграрному сектору Украины, что ждет экономику «незалежной»?

— Украину ждет судьба республик Прибалтики, — считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. — При СССР они были индустриальными республиками. А теперь превратились в страны, которые живут за счет экспорта в ЕС сельхозпродукции. Причем, система беспошлинных квот ЕС со странами Прибалтики построена таким образом, чтобы не дать им возможность жить за счет самообеспечения, без привлечения кредитов на Западе.

Деиндустриализация не только подсаживает постсоветские республики на кредиты, но и коренным образом меняет социальный состав населения. Города в этом случае постепенно обезлюдевают — их жители не находят в них работу.

Да, похоронные конторы, поликлиники, школы, государственные учреждения по-прежнему функционируют. Но основная масса прибалтов остается без дела, и уходит искать лучшую долю в Западную Европу.

Украину ждет тот же сценарий, только исход населения будет проходить по двум направлениям: на запад и на восток, в Россию. Думаю, российские власти это прекрасно понимают. Неслучайно уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова недавно заявила, что считает целесообразным упростить порядок получения российского гражданства украинцами. По ее словам, мы заинтересованы в условиях демографической ямы, чтобы Россия пополнялась добропорядочными гражданами.

Действительно, оказавшись перед выбором, многие украинцы наверняка предпочтут двинуться не на Запад, где они не смогут устроиться на квалифицированную работу, а в Россию.

Но куда бы ни пошли украинцы, «незалежная» будет постепенно пустеть, и превращаться страну, где есть место только крестьянам и чиновникам. Говорить в таких условиях о возможном подъеме экономики и культуры вообще не будет смысла.

Как мы видим на примере стран Балтии, из маяка прогресса в рамках СССР они превратились в жутко глухую провинцию ЕС. Теперь к ним присоединится Украина.

— Как скоро Украина опустеет?

— На это потребуется 15−20 лет. Уже сейчас доходы населения на Украине упали до показателей стран Центральной Африки. Но при этом нужно учитывать значительный запас накопленного украинцами материального богатства.

Дома и квартиры, которые были построены на Украине при советской власти, остались в распоряжении ее граждан — они обладают этой собственностью, которая стоит немалых денег. Плюс, в более-менее благополучные годы украинцами был достигнут определенный уровень благосостояния: приобретена мебель, бытовая техника, одежда, автомобили. Всем этим граждане Украины по-прежнему пользуются, но новую бытовую технику или машины покупать уже не могут. Должно пройти время, когда постепенное обеднение начнет серьезно сказываться на каждодневной жизни людей.

Вот тогда они и побегут из страны.

— Европе нужны дешевые украинские рабочие руки?

— Особенно не нужны: вакансии на европейском рынке труда давно заполнены выходцами из Восточной Европы. Украинцам придется, скорее всего, искать работу в той же Польше или Чехии, но там и уровень оплаты будет низким — вряд ли намного выше российских расценок. Так что, думаю, основной поток украинских гастарбайтеров двинется все-таки в Россию.

— России это выгодно?

— Это очень непростой вопрос — особенно если трудовая миграция из Украины примет массовый характер. Если наша экономика выберется из рецессии, и покажет рост хотя бы 3−4% ВВП в год, украинские рабочие руки будут нам очень кстати. Но если хозяйство РФ будет и дальше пребывать в стагнации, украинцы составят очень серьезную конкуренцию российским работникам. А это чревато социальными конфликтами, и острыми всплесками недовольства.

— Компромисс между интересами Европы и Украины будет найден, — уверен директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Погребинский. — Да, возможно уровень жизни на Украине существенно упадет, и еще через 5−7 лет украинская промышленность прикажет долго жить. Но национальная экономика — прежде всего, в аграрном секторе — будет перестраиваться на рельсы обслуживания Европы и, возможно, Ближнего Востока. В этом случае, конечно, огромное число украинцев уедет из страны по чисто экономическим мотивам.

Вместе с тем, при таком сценарии можно рассчитывать на приход европейских инвестиций. И тогда бизнес-структуры на Украине, принадлежащие европейцам, будут работать для рынка ЕС.

При таком раскладе перспективы аграрного сектора украинской экономики представляются вполне сносными. Что же касается индустриального сектора, его доля в будущей экономике Украины, видимо, будет минимальной.

— Европа не увеличила бы беспошлинные квоты Украине, если бы не сильнейший нажим из-за океана, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — «Незалежная» не нужна ЕС ни в каком варианте, уже сегодня украинские гастарбайтеры доставляют Брюсселю стойкую головную боль, поскольку уровень безработицы в Европе и без них довольно высокий.

С другой стороны, ЕС сейчас ведет напряженные переговоры с США по вопросу стратегического договора о Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве (ТТИП). Вопрос о беспошлинных квотах для Украины, возможно, является частью торга между Вашингтоном и Брюсселем. Это значит, что судьба экономики Украины во многом зависит от того, как будут выстраиваться отношения между атлантическими партнерами. В том числе от того, кто станет новым президентом США.

Проблема еще и в том, что украинские продукты совершенно не отвечают европейским стандартам, — тут Тарас Кутовой прав. Еще до госпереворота на Украине 2014 года озвучивались астрономические суммы, которые требовались украинской экономике для адаптации к стандартам Европы. Оценки различались, но в любом случае речь шла о десятках миллиардов долларов. Таких денег у Киева, понятно, отродясь не бывало.

На деле, насколько ЕС готов потесниться, чтобы принять украинскую сельхозпродукцию — вопрос чисто политический. Во многом его решение зависит, повторюсь, от позиции Вашингтона. Но в целом Украине уготована роль аграрного придатка Запада — территории, на которой будут действовать и зарабатывать транснациональные корпорации. Плюс, «незалежной» позволят оставить небольшую добывающую промышленность. Украинской экономике такой расклад не сулит ничего хорошего…

Андрей Полунин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1