Феномен Путина: супергерой или угроза? Руслан Осташко

   Дата публикации: 25 Октябрь 2016, 15:26

Прошлая неделя ознаменовалась какой-то эпидемией в среде западных СМИ, которые ринулись писать критические статьи и рисовать злобные карикатуры на Владимира Путина. Они и так это делают, но тут произошёл буквально взрыв активности. The Economist, The Spectator, New Yorker — вот неполный список изданий, которые поместили изображение российского президента на обложку и посвятили ему свои статьи.

Феномен Путина

Кому-то может показаться, что это признак всемирного осуждения и всемирной изоляции России, но это совсем не так. На самом деле мы наблюдаем то, что можно назвать простым и ёмким словом «истерика».

Истерика возникает, когда человеческая психика не выдерживает столкновения своих сильных желаний с непреклонной окружающей реальностью. Например, ребёнок очень хочет игрушку, а родители отказываются её покупать. Если ребенок плохо воспитан и разбалован, то его естественной реакцией будет истерика с криками и слезами, а иногда даже с заявлениями о том, что родители его не любят. Ну вот примерно то же самое происходит с западной медийной и политической элитой. Им очень хочется, чтобы Путина не было. Чтобы он исчез. Растворился. Чтобы всемогущие русские олигархи его убрали, а память о нем стерли из истории. Эти желания очень сильны, но непреклонная реальность неизменно показывает западным политикам и медийщикам фигуру из трех пальцев, и именно это вызывает истерику. А дополнительную злость провоцирует тот факт, что Путин вызывает не отторжение, а всё большую симпатию перспективных политиков, а также рядовых граждан в самых разных странах. В этих бесконечных статьях, описывающих, какой Путин плохой и опасный, между строк читается призыв западных политиков к своим гражданам: «Любите нас, а не Путина! Любите нас, а не тех, кто похож на Путина!»

А эффекта-то, нет. Ну нарисовали Путина с чёрным силуэтом и красными истребителями в глазах. Дальше что? Читатели The Economist уже собрали целую коллекцию карикатур на Путина, которые публиковал этот журнал, при этом как-то повлиять на его рейтинг за рубежом или в России у британских журналистов не получилось. Помимо этого, раскручивание темы путинофобии начинает играть против западных пропагандистов. Вот, например, видит западный обыватель обложку журнала The Spectator, на которой изображена карикатура на Путина, да ещё и с логотипом RT в руках, и думает «вот! хороший журнал, почитаю-ка я его на досуге. Там, наверное, пишут про страшных и плохих русских». Заходит он на сайт журнала, и тут с ним случается культурный шок от статьи под заголовком «Прекратите глупо бряцать оружием перед Россией!», в которой журналист Род Лиддл пишет: «Я опасаюсь не столько русских, сколько нас самих». А дальше журналист рассказывает, как опасно западное двуличие; как опасна глупость западных политиков в отношении Ливии, Сирии, России и других стран, а также делится размышлениями о том, что дешевле: купить билет в Новую Зеландию, которую никто не будет бомбить, или вырыть бункер у себя дома, ведь скоро может случиться ядерная война. Этот пример показывает, что Путин — это не символ ужаса. Им уже нельзя пугать, но им всё ещё можно привлекать внимание. Особенно внимание тех, кто устал от Западных политиков.

Политическая элита США, Германии, Великобритании и других стран сама поднимает рейтинг Путина за счёт своего собственного антирейтинга. Обыватель часто мыслит по принципу: «враг моего врага — мой друг», и его собственная ненависть и недоверие к продажным и лживым политикам превращаются в доверие и симпатию к российскому президенту.

Парадоксально, но чем больше его критикуют СМИ, тем больше он нравится обывателям, которые воспринимают его как супергероя, бросившего вызов мировому истеблишменту. Причем над путинским имиджем супергероя работали и Хиллари Клинтон, и CNN, и тот же Economist. Судите сами, только супергерой может одновременно бомбить террористов, двигать цену на нефть, взламывать сервера Демократической Партии США, влиять на выборы в Америке, сбивать Украину с европейского пути и многое-многое другое. Кстати, я на 100% уверен в том, что вину на следующую волну мирового экономического кризиса, по крайней мере частично, возложат на Путина. Вот и получается, что западные политики и СМИ создали образ Путина-супергероя, а теперь удивляются: а что это он так аудитории нравится? Потому и нравится, что супергерой. В мире, приученном к голливудской драматургии, российский президент вполне ожидаемо превратился в эдакого геополитического Бэтмена, который выступает против злодеев, мочит их в сортире и в грош не ставит официальных мировых жандармов.

С точки зрения западных политиков, которые по сути своей являются серыми и безвкусными продуктами работы бюрократических машин и политических имиджмейкеров, Путин сделал страшное. Он показал всему миру, что успешный политик может быть совсем другим. Он может быть патриотом, христианином и консерватором, то есть всем тем, кем быть западному политику строго запрещено.

Успех Путина — это политическая смерть для всего поколения глобализированных, постхристианских и политкорректных политиков, всех этих «клинтонов» и «олландов». Именно за это они его ненавидят и именно поэтому у них ничего не получится. Для мировой истории они уже умерли, хотя не все они это понимают.

Руслан Осташко

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
putin_kapitan_01
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1