Жестокое украинское похмелье после вечеринки в Берлине. Арина Цуканова

Дата публикации: 24 Октябрь 2016, 10:00

Встреча «нормандской четвёрки» в Берлине спровоцировала на Украине реакцию, очень похожую на похмельный синдром после неумеренных возлияний, когда наутро с трудом вспоминается, что на самом деле было вечером. А, возможно, многое и не хочется вспоминать – например, тот неудобный момент, когда участники вечеринки решили в какой-то момент продолжить «соображать на троих», отказавшись от компании четвёртого.

"Бриллиантовая рука"

А четвёртый-то надеялся на продолжение банкета и даже готовился к нему: аккурат в день встречи в Берлине украинский парламент принял обращение к Совету Безопасности ООН о создании международной группы следователей «по расследованию военных преступлений режима президента Сирии Башара Асада и его союзника – Российской Федерации (РФ)» и об усилении давления «на режим президента РФ Владимира Путина с целью принуждения России к соблюдению норм международного права, прав человека и международного гуманитарного права в ходе вооруженного конфликта в Сирии».

Очевидно, президент Украины был уверен, что это антироссийское и антисирийское обращение, за которое проголосовал 241 депутат Верховной рады, послужит ему входным билетом на вторую часть «нормандских переговоров», посвящённых ситуации в Сирии. Это позволило бы Порошенко затушевать неудобные для него итоги встречи с лидерами России, Германии и Франции по Украине: фактическое принуждение Киева к выборам в ДНР и ЛНР по «формуле Штайнмайера», означающей сосредоточение усилий на политической составляющей меморандума, подписанного в Минске. Однако показательное переформатирование «нормандской четвёрки» в «нормандскую тройку» не оставило украинскому президенту ни малейшего шанса спрятаться за сирийской ширмой. Более того, Порошенко, которого выставили за рамки формата «нормандской четвёрки», вместо того чтобы серьёзно доложить прессе об итогах переговоров по Украине, принялся на брифинге в Берлине неудачно шутить про футбол и сообщать журналистам неточную информацию, которая была лидерами «нормандской тройки» впоследствии опровергнута. Выглядело это по меньшей мере жалко.

На Украине глубину унижения Порошенко не заметить не могли. Бывший министр обороны Анатолий Гриценко даже возмутился, заявив, что украинское государство в лице президента «выставили за двери». «Считаю это, как минимум, дипломатической бестактностью, недальновидностью и оскорбительным для Украины поведением Меркель и Олланда», – написал он в своей ленте Facebook.

Однако произошло то, что произошло. И поскольку у Киева не вышло прикрыться сирийской тематикой, а бравые заявления Порошенко очень быстро были дезавуированы «нормандской тройкой», наступил момент истины, напоминающий тяжёлое похмелье.

Надо было срочно что-то предпринимать, дабы погасить нарастающую волну критики и недовольства. Никто не ожидал, что «нормандская тройка» припрёт Порошенко к стенке и дорожной картой, детализирующей минские договорённости, но не отменяющей последовательности их выполнения, и легитимизацией ДНР и ЛНР по «формуле Штайнмайера», и видением вопроса «вооружённой полицейской миссии ОБСЕ» в Донбассе как второстепенного фактора, актуализация которого возможна только после выполнения Киевом политической части минского меморандума.

Сколько ни говори «халва», слаще во рту не станет. Сколько ни пытались в эти дни президент Украины, глава МИД и прочие отстоять своё видение дорожной карты, «вооружённой полицейской миссии ОБСЕ», выборов в республиках и контроля участка границы между ними и РФ, получалось это у них из рук вон плохо. Всем ясно, что заявили Меркель, Олланд и Путин: они хотят от Киева чёткого выполнения минских договорённостей по пунктам, с начала до конца, а не в удобном для Порошенко порядке. Значит, украинский парламент поставлен перед необходимостью приступить к политическому урегулированию конфликта с Донбассом, а силовые структуры должны готовить обмен пленными по формуле «всех на всех» (последняя такая попытка – «618 на 47» – в сентябре успехом не увенчалась). Никаких тезисов об «освобождении политических заключённых Россией» украинской стороне через «нормандский формат» протянуть не удалось: речь идёт о пленных, которые находятся в ДНР и ЛНР (их 47), в обмен на тех людей, которые находятся в качестве заложников на территории, подконтрольной украинскому правительству (их по состоянию на сентябрь 618).

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин вынужден был, выступая в парламенте с отчётом об итогах встречи в Берлине, убеждать депутатов, что она «помогла саммиту ЕС, помогла чёткой линии на солидарность и консолидацию ЕС в вопросе поддержки Украины в борьбе с российской агрессией и в вопросе продления санкций». Это всё равно что Климкин твердил бы: «Халва! Халва! Халва!!!» Как выяснилось очень быстро, с саммитом ЕС не всё так однозначно: в Брюсселе в вопросе об антироссийских санкциях ударили по тормозам.

О дорожной карте, которую министры иностранных дел Германии, Франции, России и Украины должны утвердить в ноябре, глава украинского МИД заявил следующее: она-де «должна включать измерение безопасности, логику дальнейших политических решений, но обязательно – гуманитарное измерение». Нет, это не означает, что Киев готов повернуться лицом к населению ДНР и ЛНР, лишённому социальных выплат, украинских зарплат и пенсий. Под «гуманитарным измерением» Климкин понимает, «прежде всего, освобождение всех заложников и политических заключённых».

Снова собственная трактовка минских договорённостей. Как и утверждение министра о том, что «обсуждение других вопросов невозможно» без полного доступа ОБСЕ к российской границе и «выведения регулярных российских войск, российского оружия и российских наёмников» с территории республик. Видимо, не убедили Климкина известные слова начальника Генштаба ВСУ о том, что «украинская армия не ведет боев с регулярными частями армии России». В воображении министра иностранных дел Украины именно регулярная армия РФ воюет в Донбассе с украинской армией. Правда, почему-то при этом Климкин не попросил парламент признать факт войны с Россией и объявить военное положение.

Октябрьские тезисы Климкина свидетельствуют либо о полном непонимании им той ситуации, в которой оказалась Украина после встречи в Берлине, либо о том самом «похмельном синдроме», когда хочется поскорее забыть берлинскую вечеринку и по-своему рассказать о ней, выдавая желаемое за действительное.

МИД Украины настойчиво пытается изобразить успехи украинской дипломатии. Однако даже среди «своих» всё заметнее, что эти успехи существуют лишь в воображении Климкина и Порошенко. «После таких переговоров Петр Алексеевич должен просто извиниться перед Виктором Федоровичем, пригласить его в Украину и уступить свое кресло. Потому что, к сожалению, наша дипломатия на данный момент слабее…» – заявила народный депутат Надежда Савченко. Слова Савченко находят многократное подтверждение в высказываниях её коллег по парламенту.

«То, что прозвучало в выступлении канцлера Германии Меркель, – это, фактически, согласие, которое на сегодняшний день достигнуто, и этого никто не опровергает. Это очень опасное согласие, что выборы могут пройти без взятия российско-украинской границы под контроль украинской стороны. Более того, вторая часть цитаты Меркель. Никакой военной миссии ОБСЕ точно также не может быть на границе до проведения выборов. Это, на мой взгляд, самая опасная вещь из того, что произошло в Берлине», – поделился своими опасениями депутат Егор Соболев.

«…Я не очень понял заявление Ангелы Меркель и Франсуа Олланда, которые пытались намекнуть на какие-то параллельные шаги в части безопасности и выборов. (Тот случай, когда заявления партнеров пугают больше, чем слова врага). Так вот, это не называется «дорожной картой», это снова шантаж. И если я правильно услышал открытое выступление Порошенко (кстати, он единственный из всех трех сторон, кто сделал отдельный акцент именно на последовательности шагов), это и будет самым спорным моментом в переговорах между министрами иностранных дел», – признался депутат Мустафа Найем, также озадаченный позицией Германии и Франции.

«Может я не так понял позицию АП (администрации президента. – А.Ц.)… Сначала выборы в ОРДЛО, а уже потом контроль государственной пограничной службы Украины над государственной границей?! Это бред! Такое решение никогда не пройдёт в Верховной Раде. При любых обстоятельствах достаточно голосов не будет», – возмутился советник главы МВД Украины Зорян Шкиряк, говоря о невозможности проведения выборов в ДНР и ЛНР в ближайшие два-три года. При этом Шкиряк настаивает на военном разрешении конфликта в Донбассе и дальнейшей многолетней «психологической реабилитации» мирного населения, которое он называет «остро отравленными и зазомбированными тоталитарной российской пропагандой безнадёжными ватниками», «хронически психически больными».

По мнению этого деятеля, европейцы не смогут гарантировать ни финансирование, ни эффект от введения вооружённой полицейской миссии ОБСЕ численностью 25-30 тысяч человек, поскольку потребуется не только охранять избирательные участки, но и «взять под контроль границу и как-то сдерживать ситуацию в городах и сёлах».

Лидер партии «Народный фронт» Арсений Яценюк не нашёл ничего лучшего, как обвинить в провокации Францию – дескать, именно так и выглядит попытка французской стороны добиться от Украины обязательств по статусу Донбасса и календаря (дорожной карты). А если это не провокация, рассуждает Яценюк, то «непонимание сути того, что происходит на востоке Украины». Сам бывший премьер-министр эту суть понимает отлично: «На Донбассе – война России против Украины. Но не только против Украины, но и против Европы и против самой Франции. В Париже это с трудом осознаётся». Рецепт Яценюка – давление на Путина с тем, чтобы установить контроль над границей. «Давление должно быть направлено в одном направлении. Это – давление против агрессора, против агрессии Путина, против сознательной политики Кремля на подрыв безопасности и демократии в Европе. Сколько требуется Донбассов и Сирий, чтобы это понять?!» – распекает Франсуа Олланда украинский политик, не так давно утверждавший, что это СССР напал на Украину и Германию во Второй мировой войне.

«Путину удалось заманить Украину в ловушку «минских договорённостей», – считает лидер парламентской Радикальной партии Олег Ляшко. И предлагает свой рецепт победы: отказаться от минских договорённостей и «нормандского формата» и вести переговоры в «будапештском формате». Спросите, при чём здесь Будапештский меморандум 1994 года о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия (не ратифицированный ни одной из сторон)? Всё просто – Украину устраивает состав участников: Германии и Франции нет, а США и Великобритания есть. Именно в такой компании украинская власть хотела бы решать судьбу Донбасса.

О смене «нормандского формата» на Украине мечтают многие. Выступают за это и Климкин, и первый президент Украины Леонид Кравчук. «Я давно предлагал Будапештский формат, Россия отказывается категорически. Рассматривать вопрос Донбасса без России, где есть российские войска, это невозможно, не будет результатов. Может присоединиться или Великобритания, Польша, кто-то из стран Балтии… Но Путин хочет, чтобы была Германия и Франция. Если прочитаете «Войну и мир», то увидите, что гувернантки там французские, а в истории России были императоры немецкого происхождения. Россия хочет привлечь тех, кто с ней имеет исторические связи, а не англосаксов», — высказался Кравчук в эфире телеканала «112. Украина», комментируя итоги встречи «нормандской четвёрки» в Берлине.

То есть, если украинской дипломатии не удаётся убедить европейцев в своём видении минских договорённостей, значит, не дипломатия плоха, а германские и французские связи России, о которых, мол, ещё Лев Толстой писал. Называется, прикрыл Кравчук драные шаровары украинской дипломатии томиком «Войны и мира».

Ещё один рецепт спасения Украины после дипломатического провала в Берлине предложил Виктор Балога, при прежней власти занимавший должность главы МЧС, а ныне вместе с тремя братьями представляющий Закарпатье в Верховной раде. «Путин ничего не уступил, а нас вынуждают действовать со слабой позиции. Поэтому разглагольствования спикеров нашей власти – это попытка создать впечатление, что всё идёт по нашему сценарию», – охарактеризовал он «успехи дипломатии» украинской стороны и предложил «референдум о судьбе оккупированного Донбасса», который, по мнению политика, «даст президенту средство для выхода из глухого угла на востоке». Он назвал «ловушкой» слова Меркель и Олланда о том, что «сначала выборы и амнистия» и заметил, что Порошенко слишком много в Берлине наобещал, «явно переоценив свои возможности, поскольку выполнить эти условия без подрыва страны невозможно».

После Берлина Порошенко и его министры очнулись в ситуации, когда обещания партнёрам по «нормандской четвёрке» уже даны, а голова наутро раскалывается от сознания того, что украинский политикум не желает выполнения этих обещаний. Требует чего угодно – войны, смены «нормандского формата», референдума, коллективного чтения «Войны и мира», извинений перед Януковичем, но только не выполнения минских договорённостей в том виде, как они приняты.

Жестокое похмелье.

Арина Цуканова

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
mironov-papanov


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1