Иерихонская трембита сотрясает стены Ватикана

Дата публикации: 23 Октябрь 2016, 11:00

Украинские униаты нацеливаются на Краматорск и Симферополь

Майдан, униаты

Кто такие украинские униаты? Чем они отличаются от представителей всех других христианских конфессий? Чем они, предпочитающие ныне называть себя «греко-католиками», выделяются даже из среды католиков, к которым официально принадлежат? В недавней своей проповеди на юбилее львовской униатской семинарии лидер «Украинской греко-католической церкви» (УГКЦ) Свьятослав Шэвчук дал такой ответ: «Быть греко-католиком – это нести в себе богатство киевского христианства и открывать его разными языками для разных людей из разных культур».

Это действительно в корне отличается от главной цели христианина, спасения души, вне зависимости от того, несёшь ли ты богатство «киевского» христианства, иерусалимского либо тмутараканского. Или даже если единственное богатство твоё – две главные заповеди Христовы да святое причастие. И тогда, если ты, конечно, не прирождённый миссионер, никому ты ничего не должен «нести и открывать». И без того ведь, по слову преподобного Серафима Саровского, спасутся вокруг тебя тысячи.

Наверное, не уделяли ли бы мы столько внимания очередным «откровениям» местечкового «богослова» Шэвчука, если бы за ними не скрывались куда более мирские притязания. И отнюдь не местечкового масштаба.

Вслушаемся в слова главного униата: «Когда наш миссионер идёт из Львовской семинарии служить в Краматорск, Симферополь, Мельбурн, то сначала думает, что идёт только к украинцам. Но Христос открывает ему гораздо большие горизонты…»

Тут у слушателя, не знакомого с иезуитской риторикой (а УГКЦ – творение иезуитов), сразу возникает несколько вопросов.

Первый: с чего это миссионер из львовской семинарии прётся в Краматорск и Симферополь, если со времени закладки этих городов и освящения их Православной Церковью столетиями крестят и окормляют их жителей православные священники.

Второй: какое отношение чисто украинская религиозная организация имеет «ко всем народам», населяющим, скажем, Мельбурн?

Третий: что это за особенное такое «киевское христианство», которое «Господь заповедал» выпускникам львовской семинарии?

И наконец: когда это и чем УГКЦ, ставшая фактически государственной религией Украины, успела «прославиться», кроме «широкого моря слёз и крови» (по слову «пророка» Шевченки)?

Шевчук и Порошенко

Впрочем, последний вопрос, разумеется, риторический. Перейдём к предметным.

Да, с точки зрения латинского (в том числе униатского богословия) православные – еретики. Следовательно, они действительно нуждаются в просвещении «светом истинного учения, которое возможно только в лоне католической (греко-католической) церкви».

Однако. Как мы уже писали, в 1990 г., когда Ватикан усиленно искал содействия Русской Православной Церкви в возобновлении своей деятельности на территории СССР, представитель папы римского заявил: «Мы отвергаем унию как метод обретения единства, ибо она противоречит общему преданию наших церквей [здесь и везде выделено мною. – Авт.]. Уния как метод там, где она применялась, не способствовала сближению Церквей. Наоборот, она вызывала новые разделения. Положение, сложившееся таким образом, служило поводом для столкновений и несло несчастия, которые отложились в исторической памяти…» Затем уже в 1993 г. в Баламанде от имени «святого престола» было подтверждено: «…форма «миссионерского апостольства», называемая «униатством», не может быть более допустимой ни как метод, ни как модель единства, искомая нашими Церквами». В конце концов, о недопустимости униатских методов прозелитизма говорилось и в подписанном папой нынешней весной Гаванском заявлении.

Следовательно, либо Львов игнорирует Ватикан, либо Ватикан, как водится, заведомо лжёт, либо (что вероятнее всего) Ватикан попускает Львову своевольничать в некоторых вопросах. Не во всех, правда. Потому и не наделяет УГКЦ правами патриархата. И вот в этой плоскости – основные трения между Львовом и Ватиканом.

Брестская уния ведь вводилась исключительно для переподчинения православных русских папе (католики-то в унию не шли). Русским оставлялась обрядовая сторона Православия (и то – на первых порах) с заменой основного – сакральной и канонической части. Однако исторически унию удалось закрепить лишь в Карпатском регионе (из-за ошибки Александра I, отдавшего эту русскую землю австрийцам взамен чужеродного Царства Польского). В итоге получилось некое местечковое католичество. Лет пятнадцать назад, когда униаты только перебирались в Киев, мне понравилось сравнение их с трембитой. Есть такой гуцульский инструмент. Его называют национальным украинским, но даже в соседних с Галичиной землях его никогда не услышишь. Разве что из радиоточки и унылого Первого национального, упорно навязывающих Украине галицийскую культуру в качестве эталона.

И вот эта духовная трембита замахнулась теперь на Мельбурн и «все народы»!

А что? Если Галичина – украинский Пьемонт, а Украина – колыбель земной цивилизации (а не только европейской, как продолжают утверждать на страницах печатного органа Верховной рады), то почему бы не вернуть её – цивилизацию то бишь – к вере отцов-укропитеков (украинской цивилизации, как можно сегодня прочитать, не менее милллиона лет). Тем более что, как сообщил Первый украинский радиоканал, ещё до Рождества Христа (который, читаем, происходил из протоукраинского рода Хрысов) Бог-Отец заключил с протоукрами договор об их первосвященстве. Потому-то «Украина превыше всего», включая Бога.

Компьютерный век. Укропитек в учреждении с российским уставным капиталом

Компьютерный век. Укропитек в учреждении с российским уставным капиталом

И тут мы переходим к третьему вопросу иезуитско-униатской пропведи – той самой «традиции «Киевского христианства», которую «Бог поручил греко-католикам открыть всем народам».

Ещё в 1991 г. украинские униаты начали экуменический диалог с Константинопольским патриархатом под названием «Студийная группа Киевской Церкви». «Киевская церковь» в униатском понимании — это некая «общая для православных и католиков церковь», в лоне которой, дескать, за полвека до «великого раскола» и крестил Русь Киевский князь Владимир. А если «киевская церковь» – общая для православных (греческого обряда) и католиков, то греко-католическая церковь» и есть самая что ни на есть киевская! Так сказать, квинтэссенция церковности! Иезуиты, естественно, «упускают» тот факт, что раскол между латинянами и православными в 1054 году оформился лишь де-юре, а до того уж столетиями углублялся де-факто (почему, собственно, и равноапостольный князь Владимир, и его бабка – равноапостольная Ольга папских миссионеров «отшили», предпочтя, как и их предшественники Аскольд и Дир, принять Крещение от греков).

О том, что вера, в которую «бог Хрыс» поручил «крестить» все народы, совсем не та, в которую крестили сии народы апостолы Христовы, проговорился и сам Шэвчук (ну украинский он иезуит, что поделаешь). В своей проповеди о вселенской миссии Львовской семинарии он сравнил её выпускников с «Їсусом», а несчастные неукраинские народы с хананеянкой. Однако сделал важное уточнение: притча та библейская – всего лишь эхо некого действительно важного вопроса. И в свете этого вопроса призвал львовских семинаристов «спросить себя о нашей идентичности – Церкви киевского христианства».

Не эти ли вселенские притязания вскармливала «католическая» («вселенская») «церковь», производя униатов для чисто локальных целей? А не получится ли как с украинофилами, которых в XIX в. поляки взращивали для искоренения всего русского, и которые в XX столетии принялись рьяно резать самих поляков?

Впрочем, первым делом у униатов – Краматорск, Симферополь… И вот чтобы сосредоточить их сразу на Мельбурне, нелишне было бы прямо сейчас дать по шаловливой ручке, подписавшей в Гаване отказ от прозелитизма на канонической территории Русской Православной Церкви.

Виктор Бобёр

Метки по теме: ; ; ; ;


Комментировать \ Comments
maidan


bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1