Будет ли в Донбассе вооружённая миссия ОБСЕ? Дмитрий Молчанов

Дата публикации: 22 октября 2016, 22:01

По итогам встречи «нормандской четвёрки» в Берлине все её члены сделали ряд заявлений. Так, например, Пётр Порошенко заявил, что якобы Россия согласилась на введение в ЛДНР вооружённой миссии ОБСЕ. Всё ли так просто?

Будет ли в Донбассе вооружённая миссия ОБСЕ?

На Берлин!

Перед берлинской встречей «нормандской четвёрки» были сделаны значимые заявления, которые, возможно, прольют свет на вопрос о вооружённой миссии ОБСЕ. Так, например, Пётр Порошенко охарактеризовал свой визит как поездку с целью (внимание!) «принудить Россию и её марионеток соблюдать Минские соглашения».

Заметим, главная мифологема, которую пытается постулировать Киев, это «марионеточность» ЛДНР. Киев делает на этом упор для того, чтобы «подтвердить» бредни, что якобы ЛНР и ДНР тотально контролируются Кремлём, и Киеву нет смысла садиться за стол переговоров с главами народных республик. Москва в воспалённом воображении нынешней власти выставляется стороной конфликта, а гражданская война на Донбассе  —   «российской интервенцией». С другой стороны, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что влияние России на руководство ДНР небезгранично.

Какова природа влияния?

Итак, перед берлинской встречей прозвучали два взаимопротиворечащих утверждения. Порошенко со своим заявлением о «марионеточности», по сути, пытается утверждать, что всё, что скажет Москва, Донецк и Луганск безоговорочно выполнят. То есть в шизоидной интерпретации Киева отношения Кремля и народных республик имеют командно-административный характер.

Из заявления Дмитрия Пескова, наоборот, следует, что влияние Москвы на Луганск и Донецк имеет  лишь характер братского уважения и носит рекомендательный, а не командный характер.

Мнение ЛДНР: «Вооружённая миссия ОБСЕ — интервенция»

Просто факты. По вопросу введения вооружённой миссии ОБСЕ неоднократно высказывались главы народных республик. Они носили категорический характер неприятия такой миссии. Так, глава ДНР Александр Захарченко расценивает такую миссию как интервенцию и сравнивает с «югославским сценарием».

На днях в Луганске прошёл также митинг против вооружённой миссии ОБСЕ, на который граждан приглашали не только  его организаторы, но и глава ЛНР Игорь Плотницкий. Как заявили участники акции протеста, вооружённая миссия ОБСЕ тождественна вооружённой интервенции, а молодёжь ЛНР пообещала, что в случае чего ляжет на асфальт перед машинами ОБСЕ, но миссию в республику не допустит.

Итого: главы народных республик выразили категорическое неприятие вооружения ОБСЕ, а жители заявили о готовности к действенному сопротивлению.

Что же было в Берлине?

Похоже, что «нормандский формат» перерос в сеанс психотерапии. Порошенко накрывают рецидивы, и этот пациент улетает в альтернативную украинскую вселенную. Меркель, понимая, что «у Хьюстона проблемы», отводит галлюцинирующего вождя «великих укров» в сторону и взывает «Земля — Порошенко. Приём! Петя, включи хоть видимость адекватности». Порошенко пытается, но его хватает ненадолго… Наверное, «нормандский формат» закончится тем, что  все негласно сойдутся во мнении о невменяемости болезного «шоколадника» и перестанут его приглашать. Толку-то, если он потом выходит к прессе и транслирует «новости» из палаты собственной фантазии. Протоколов нет, к истории болезни их не пришьёшь…

После Берлина

А вот официальное заявление президента России Владимира Путина оказалось намного сдержаннее: «Мы готовы расширить миссию ОБСЕ в зоне отвода и в пунктах хранения тяжёлой техники». Словом, в этом заявлении о «полицейской миссии ОБСЕ» ничего нет.

Дмитрий Песков, как утверждает «RT на русском»,  уточняет:

«Первая миссия — полицейская миссия ОБСЕ, вооружённая миссия ОБСЕ, её можно назвать как угодно — в целом размещение такой миссии — действительно, Путин на это согласился в ходе переговоров. И есть общее понимание, и в данной ситуации Владимир Путин говорил о необходимости использовать нынешнее председательство Германии в ОБСЕ для того, чтобы активизировать проработку этого вопроса».

То есть, вопрос полицейской миссии ОБСЕ и конкретика о том, в какой форме и при каких условиях это может состояться, зависит от, говоря «минским» языком, «модальностей», которые позднее будут обсуждать главы МИД государств «нормандского соглашения». Таким образом, мяч переходит в руки Германии и Франции, а также, с учётом ранее упомянутого Песковым «ограниченного влияния», в руки глав ЛДНР.

Варианты развития событий

Вариант первый и невероятный — «мечта Порошенко». Россия использует свой авторитет и рекомендует ЛДНР рассматривать полицейскую миссию ОБСЕ как вариант компромисса. Главы ЛДНР соглашаются с рекомендациями России. Граждане ЛДНР соглашаются с такой вот позицией глав народных республик. Словом, фантастика.

И хотя сама по себе такая ситуация могла бы говорить только об огромном влиянии авторитета России на ЛДНР вплоть до согласия на непопулярные решения, но Украина и ЕС вероятно будут в таком случае пытаться интерпретировать ситуацию как административную подконтрольность ЛДНР Москве. И такая интерпретация могла бы дать Киеву повод попытаться втянуть Россию в роль стороны «донбасского конфликта», а Западу — активизировать эскалацию «санкционной войны» против России, выставляя её в роли «куратора» ЛДНР. Тот же Минстець уже 20 октября срочно «загаллюцинировал» об этом, одним махом выдав все «хотелки» Порошенко за реальность.

Вариант второй вероятный — несогласие ЛДНР. Предположить можно следующее: исходя из предыдущих заявлений, главы ЛДНР отказываются от рекомендаций Москвы согласиться на полицейскую миссию ОБСЕ. «Со всем уважением, но мы вынуждены заявить, что такая миссия невозможна». Такое расхождение мнений не будет беспрецедентным, если вспомнить майский референдум.

В таком случае Москва может заявить: «Мы предупреждали, что наше влияние небезгранично». И это ещё раз наглядно дистанцирует Россию от спекуляций Запада и Порошенко о «кураторстве»,  если реакция покажет, что «лимит авторитета» Кремля в Донбассе небезграничен. Также с новой силой поднимется вопрос о прямых переговорах руководителей Киева и ЛДНР, от которых отказывается Украина. В таком случае ЛДНР из объекта «нормандского процесса» станет субъектом.

И в результате…

Для той же Меркель вопрос Донбасса стал уже гвоздём в филейной части. Те же левые (представители Левой социалистической партии в Германии) в Бундестаге, в  их числе Сара Вагенкнехт, периодически справедливо обвиняют Меркель в содействии приходу к власти на Украине неофашизма. Озлоблен на неё и немецкий бизнес, потерявший из-за санкций российский рынок. А делать нечего — сама заварила, сама и расхлёбывай. И ей нужен хоть какой-то миротворческий результат. А тут Петя тупит нещадно.

Если ЛДНР откажутся от «полицейской миссии», то у Меркель появляется гарантированная отповедь для Порошенко типа «ни я, ни Россия не могут повлиять на ЛДНР. Начинай с Захарченко и Плотницким переговоры лично, а не проси для России санкции».

И весь мир от Украины спокойно отдохнёт.

Дмитрий Молчанов

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
Самые популярные новости соцсетей

bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1