Украина напрашивается на конфликт. Павел Шипилин

   Дата публикации: 21 октября 2016, 13:31

Почему Путин согласился на полицейскую миссию ОБСЕ в Донбассе

ОБСЕ

Навязчивая идея Украины — введение иностранного полицейского контингента в Донбасс — наконец, нашла отклик у партнеров по нормандскому формату. Точнее, у главного партнера — Владимира Путина. Российский президент вдруг легко согласился на вооруженную полицейскую миссию ОБСЕ. И это насторожило украинских наблюдателей, которые сразу почувствовали подвох.

«Не очень понимаю, какова будет эффективность такой миссии, учитывая те вопросы, которые есть сейчас к ее работе. Боюсь, такая инициатива может стать началом грузинского сценария — заморозки конфликта на какой-то период, затем требование введения в миссию российских „миротворцев“ с последующей провокацией горячей фазы войны и введения российских войск уже в защиту своего контингента. Но, возможно, я дую на холодное. Хочу понимать мандат этой миссии, состав и функции», — с тревогой написал инициатор Евромайдана, а ныне депутат Верховной рады Мустафа Найем в своем Фейсбуке.

На самом деле, неожиданным согласие Владимира Путина стало только для забывчивых — эту тему он поднимал еще 14 апреля во время «Прямой линии».

«У нас не так давно был разговор с Петром Алексеевичем Порошенко, он предложил, это его предложение было, усилить присутствие ОБСЕ, в том числе его предложение, чтобы сотрудники ОБСЕ были с оружием на линии разграничения, и добиться полного прекращения огня. Я считаю, что это правильное предложение, мы это поддерживаем. Но нужно теперь с западными партнерами проработать, чтобы ОБСЕ приняло такое решение, значительно увеличило бы количество своих сотрудников и, если нужно, прописало бы в мандате возможное наличие у них огнестрельного оружия», — поделился тогда небольшими тайнами переговоров российский президент.

Собственно, в этом мало нового — об участии ОБСЕ в разрешении конфликта между Киевом, Донецком и Луганском прямо говорится в резолюции Совбеза ООН 2202 (2015). Вооружать или не вооружать сотрудников миссии — дело не главное. Однако Владимир Путин то ли сознательно, то ли по забывчивости опустил важный момент: изменение мандата миссии ОБСЕ требует согласия не только 57 государств-членов, но и ДНР / ЛНР как стороны конфликта. Сомневаюсь, что президент РФ забыл об этом нюансе.

Но, откровенно говоря, я не вижу причин для возражений провозглашенных республик.

Полицейские миссии ОБСЕ уже работали в Восточной Славонии (1998−2000 гг.), в Македонии (2001−2002 гг.), в Киргизии (2011 г.). Их главная задача — наблюдать за работой территориальных подразделений МВД и предоставлять им консультации для восстановления общественного порядка и снижения напряженности в периоды урегулирования кризисов и постконфликтного восстановления. Кроме того, деятельность полицейских направлена на оказание помощи местным властям в отстаивании верховенства права, создании и реформировании местной полиции, предотвращении случаев нарушения прав человека, борьбу с преступностью.

В состав таких миссий входят полицейские консультанты, имеющие опыт работы в органах правопорядка и в зонах межэтнических конфликтов, знающие местные условия и обычаи, владеющие местным языком. В качестве внешних отличительных знаков члены полицейских миссий носят национальную полицейскую форму тех стран, которые их направили, цветной шлем или берет и белую повязку на рукаве с надписью «Полицейский советник ОБСЕ».

То есть, речь идет, прежде всего о восстановлении работы народной милиции, если мы говорим о ДНР/ЛНР, и полиции, если имеем в виду Украину. Нужна ли им такая помощь, определяют Киев, Донецк и Луганск путем переговоров. В противном случае ни одна страна — член ОБСЕ своих полицейских в зону конфликта просто не отправит, чтоб не подставлять людей под пули.

Есть в истории организации (точнее, ее предшественницы, называвшейся Совещанием по безопасности и сотрудничеству в Европе) и попытка вооружить сотрудников полицейской миссии — в 1993 году. «Тогда разрабатывался план проведения полномасштабной операции по поддержанию мира в Нагорном Карабахе, предполагающий направление наблюдателей СБСЕ в Карабах с функцией разъединения враждующих сторон», — напоминает ТАСС.

Однако дальше намерений дело не пошло — полагаю, потому, что вооруженные интернациональные полицейские с таким серьезным мандатом становятся уже миротворцами. А миротворчество — дело вооруженных сил.

Получается, что Владимир Путин согласился с навязчивым Петром Порошенко, потому что укропрезидент не понимает элементарного: вооружены сотрудники миссии ОБСЕ или нет, их задача от этого не изменится. По всей видимости, в Киеве, как всегда, считают, что перехитрили весь мир. Хотя мир просто удивляется той настойчивости, с какой Петр Порошенко ломится в открытую дверь.

Что же до опасений Мустафы Найема, будто коварный Владимир Путин готовит грузинский сценарий, то депутата-майдановца можно успокоить: никаких повторений не будет, президент РФ никогда не входит в одну и ту же воду дважды. Скорее всего, события развернутся по другому сценарию. Рано или поздно Европе надоест воинственная нэнька, и она обратится к России с просьбой решить эту проблему и при помощи «вежливых людей» погасить, наконец, тлеющий конфликт.

Произойти это может, например, в том случае, если погибнет полицейский с мандатом ОБСЕ — от шальной пули или осколка снаряда, прилетевшего со стороны Украины. Неважно, был сотрудник миссии при этом вооружен или нет.

И знаете, что произойдет дальше? Путин откажется решать проблему в одиночку — только в кооперации с западными вооруженными силами. И настоит на своем. Но прежде наверняка повторит свой вопрос: «Вы хоть понимаете теперь, что натворили?»

Павел Шипилин

Метки по теме:


Комментировать \ Comments
bottom_banner_3
Pomosh
bottom_banner_1